Новые подробности похищения ребенка

16-летняя похитительница подкармливала малолетних беспризорников

Благополучно завершилась история с похищением в Ангарске 6-месячного Андрея Соловьева, которая вызвала широкий общественный резонанс. Напомним, что 1 августа в местную милицию обратилась 31-летняя Наталья Соловьева, которая сообщила о том, что ее грудной ребенок пропал. По словам женщины, накануне вечером в квартиру, расположенную в 77-м микрорайоне города, где она находилась в гостях, пришла молодая девушка, которой негде было переночевать. Хозяева приютили бедняжку, а наутро обнаружили, что она исчезла вместе с младенцем и детской коляской.

В прокуратуре пришлось открывать колясочную
Информацию о случившемся вместе с описанием примет малыша и подозреваемой сразу же передали всем постам и экипажам строевых подразделений ангарской милиции. Позже по описанию потерпевшей и очевидцев был составлен фоторобот разыскиваемой, который также направили во все городские и районные отделы милиции области, а также распространили в СМИ. Прокуратура возбудила уголовное дело по статье 126, ч. 2, п. "д" ("Похищение заведомо несовершеннолетнего"). Пять суток милиционеры работали в напряженном ритме, проверяя любые сведения, которые могли бы помочь в поисках ребенка. По словам начальника штаба ГУВД Ангарска подполковника милиции Руслана Просекина, личный состав неоднократно прочесывал те микрорайоны и кварталы города, где видели похожих на фоторобот женщин с детьми и колясками.
В следственно-оперативную группу вошли старшие следователи отдела по раскрытию особо важных дел Ангарской прокуратуры Евгений Шипилин и Денис Капустянский.
— Первые трое суток не спали ни мы, ни милиционеры, — рассказывают работники прокуратуры. — Вообще-то отрабатывали три основные версии: ложное сообщение о похищении (не исключали, что ребенок погиб из-за ненадлежащего присмотра), похищение отцом Андрея, который еще до рождения отказался от сына и до сих пор не поддерживает с Соловьевыми отношений, и, наконец, след таинственной незнакомки, ночевавшей по этому адресу. Первые две версии проверили достаточно плотно, оставалась последняя. Начались трудности. Никакой информации о девушке не было. Те, кто был в квартире, рассказывали, что девчонку они нашли на улице, когда пошли за пивом. Увидели, что та сидит возле ларька и плачет. Спросили, в чем дело, Аня объяснила, что приехала в Ангарск к подруге. Мол, той дома не оказалось, деньги кончились, ночевать негде. В общем, пожалели ее, позвали к себе, лапшой даже накормили из пакетиков...
Надо отметить, что жители области с сочувствием и заинтересованностью отнеслись к случившемуся и постоянно звонили в милицию, сообщая о подозрительных мамашах с колясками.
— У нас весь коридор колясками заставлен был, — рассказывает Евгений Шипилин. — До смешного дошло: одну девушку с коляской задержали, привезли к нам, ребеночка распеленали — оказалась девочка...
Сообразительные ангарчанки уже начали брать на прогулку свидетельство рождения своих детей, чтобы не замели в милицию. Но следователи и оперативники почти не сомневались, что похитительница вывезла Андрюшу из города.
— Правоохранительные органы соседних городов сориентированы были сразу, — продолжает Евгений Шипилин, — плюс информация о розыске попала на областное телевидение. На пятые сутки пришло сообщение из Усолья. На этот раз о настоящей похитительнице.
Аня всю жизнь подкармливала беспризорников
16-летнюю жительницу Шелехова Анну задержали по одному из адресов Усолья-Сибирского. Как объяснили следователи прокуратуры, там проживал жених девушки и его родители. Будущим родственникам Аня объяснила, что Данилка (она не знала, что похищенного мальчика зовут Андреем, и просто выбрала для него новое имя) ее собственный сын. Естественно, ей не поверили, но в милицию сообщать почему-то не торопились — наверное, Аня объяснила, почему выкрала ребенка. Но об этом позднее.
В райотдел позвонили соседи. Слишком уж юной, на их взгляд, была приехавшая неизвестно откуда мамаша. Для проверки этого сообщения был направлен экипаж вневедомственной охраны, который доставил обоих в городской отдел. Когда личности Андрюши и Ани были установлены, их отправили в Ангарск: ребенка — в детское инфекционное отделение городской больницы, девушку — в изолятор временного содержания. Во время первых же допросов она полностью призналась в содеянном и рассказала, что решение забрать мальчика возникло у нее после того, как она увидела, что грудничок находится в антисанитарных условиях, а хозяева заняты распитием спиртного.
— Даже не знаю, верить ей или нет, — продолжает следователь прокуратуры, — но больше всего Аню поразила картина кормления мальчика: в бутылочку насыпали сухое молоко, залили кипятком и, не остудив, сунули ребенку...
Под утро девушка положила младенца в коляску и отправилась на вокзал, чтобы уехать к родственникам в Усолье-Сибирское.
Насколько этот рассказ соответствует действительности, еще предстоит выяснить в ходе начавшегося расследования. Первоначально подозреваемую, в соответствии со статьей 91 УПК, арестовали, в понедельник суд избрал меру пресечения — содержание под стражей.
По словам врачей, обследовавших похищенного ребенка, состояние его здоровья было хорошим, чувствовалось, что за ним ухаживали, кормили и тепло одевали.
— Как выяснилось, у Ани есть два младших брата, еще ребенком она помогала маме, сидела с ними, так что опыт обращения с маленькими детьми у нее имеется, — рассказывает Евгений Шипилин. — Сейчас мы только начали собирать характеристики на подозреваемую. С одной стороны, склонность к бродяжничеству, семь классов образования, с другой — просто гипертрофированная любовь к детям. Мама Ани рассказывает, что дочка тайком брала из дома деньги, покупала на них сладости и раздавала беспризорным ребятишкам во дворе. Если по-человечески, то нам жалко Аню. Что там говорить, она сама еще глупый ребенок... У нее был один-единственный шанс избежать уголовного преследования. Если бы она самостоятельно вернула ребенка или сообщила о себе в милицию, с учетом того, что физический вред Андрею не причинен, все могло закончиться условной мерой наказания. Но получилось иначе. Анна серьезно полагала, что мальчика в его семье даже не хватятся, а когда поняла, что ее и ребенка все-таки разыскивают, уже не могла с ним расстаться. Привязалась...
Еще в прокуратуре сообщили, что в ближайшее время будет назначена психолого-психиатрическая экспертиза подозреваемой. Несмотря на то что девушка внешне адекватна, есть основания сомневаться в ее вменяемости:
— Анна утверждает, что иногда она просто себя не помнит.
Ребенок плохо спит
Во вторник корреспондент "СМ Номер один" навестил маму Андрея Соловьева, которая вместе с двумя детьми (у мальчика есть старшая сестра — 9-летняя Кристина) занимает одну из комнат в общежитии. Наталья Сергеевна сообщила, что в целом ребенок чувствует себя хорошо, только плохо засыпает:
— Раньше как было — только в кроватку положишь, он сам начинал сопеть, а теперь приходится часа по два на руках укачивать... Сейчас с Андрюшей моя младшая сестра нянчится, пока я на работе. Она специально отпуск без содержания взяла. А вот отец о нем не вспоминает даже после всего, что случилось... Я через вашу газету хотела сотрудников уголовного розыска поблагодарить, которые мне сына вернули. У меня на бумажке их фамилии записаны: Бахач Л.Е., Елизаров Д.А., Плохотнюк А.Н., Берлин В.А., Кузнецов Е.А, Чудорин А.Ю., Редозубов С.Н. Спасибо вам.

Метки:
baikalpress_id:  1 524