Есть такая профессия — Родину дурить

Достаточно хлебная профессия сегодня — политтехнолог. Станешь им — будешь крем марго кушать, батистовые портянки носить. Не все понимают, что делают политтехнологи. Это не изготовление замечательных автомобилей Rolls Royse. И пиво свежее хмельное варить не надо. Уголь добывать не пошлют. Хоть профессия и творческая, но музыку сочинять не придется, бестселлеры строчить — тоже. Все это делают рабочие и писатели, инженеры и дизайнеры. Чем же заняты политтехнологи?
А вот чем... Многие не могут купить не то что Rolls Royse, просто нормальный автомобиль вместо железяк АвтоВАЗа. Пиво варят так себе, вместо музыки сумбур, а книги стоят так дорого, что приходится выбирать — или детям молоко, или Стивена Кинга на ночь. Вот когда мы поставлены в ситуацию мерзкого выбора между нищетой и бедностью, тогда и ползут по России политтехнологи. Чуют — пришло их время. Надо объяснить народу, почему много скверны в стране: почему менты вместо защиты обывателя издеваются над ним, почему теплосети не ремонтировались со времен Брежнева. Убедить, что "прекрасное завтра" не за горами. Создать иллюзию изменений к лучшему. Или иллюзию блаженства: не нужен нам Rolls Royse, жигуль лучше.
Они торгуют опиумом для народа — иллюзиями. Навевают сон золотой избирателям и избираемым. Политику делают приятную во всех отношениях, как знаменитая гоголевская дама. И это первая функция политтехнологии.
Милиция у нас плохая потому, что бедная, говорят политтехнологи. Понятно, отвечают все, и достают мятую сотку из дырявого кармана. Помните войну с "оборотнями в погонах"? Арестовали несколько милиционеров, объявили об очищении органов. Через пару месяцев главного ассенизатора МВД Грызлова перевели на другую работу — руководить депутатами. Забив в сознание россиян колышек на память (дескать, с милицией чего-то там делают, улучшают), Грызлов в Госдуме взялся осуществлять вековую мечту советского человека о хорошей квартире. Объявили думцы о жилищной реформе, о бесплатной раздаче квартир бедным. Блестящая политтехнология — в стране обветшавшего жилья и переполненных квартир сказывать о новых квартирах тем, кто уже перестал мечтать о них. Говорить, говорить, говорить... Но только до того момента, пока перекормленные обещаниями люди не начнут спрашивать: "Доколе?" Раз-два, и по мановению руки все переключатся на новые темы — замирение Чечни, реформу автомобильной промышленности, да мало ли тем для необязательного трепа с народом.
В 1997 году Ельцин Немцову поручил реформировать жилищно-коммунальное хозяйство. Семь лет прошло! ЖКХ где было, там и стояло. Но время от времени реформа становится грозным оружием политтехнологов. Они забивают информационные каналы сообщениями: например, в городе Ангарске все теперь по-новому, сантехники в галстуках трубу починяют, между дворниками конкуренция, завтра передовой опыт мэра Канухина распространится на всю Россию.
Какой, к лешему, сантехник в галстуке, какой-такой малый бизнес сможет обновить теплосети громадной страны, где зима полгода? В России 485 ТЭЦ, около 6,5 тысячи крупных котельных и 100 тысяч мелких. В теплоснабжении работают 2 миллиона человек, производится продукции на 125 миллиардов долларов в год. Это такая громадная отрасль, что переделка ЖЭКов в ДЭЗы, а ДЭЗы в ИЧП Пупкина — реформа наших мозгов, а не ЖКХ.
Система теплоснабжения в СССР опиралась на современные технологии и стала государственным делом (как оборона). Тепло в России — естественное право на жизнь. Обеспечить это право — дорогое занятие. Государство как единый хозяин делило бюджет так, чтобы это стало фактом. Это, конечно, предполагало зависимость человека от государства. Получая бесплатно жилье, образование, люди становились обязанными государству, как обязаны ему были в свое время дворяне, за службу получавшие поместья. Итог реформы ЖКХ — сантехник перестал быть представителем государства. Государство больше не считает нужным заботиться о своих гражданах. В ответ граждане положили на государство.
Политтехнологи провели реформу ЖКХ в мозгах нации. Дескать, тепло в дома только конкурирующий частник даст, а не государство. Однако в морозной России ЖКХ принципиально не рыночно. Создание и поддержание этого хозяйства возможно при концентрации ресурсов у государства. Здесь не может быть банкротства как главного условия конкуренции, рынка. ЖКХ предназначено для создания условий жизни, а не извлечения прибыли. Цель реформы ЖКХ — снять обузу с государства и переложить на местные власти и население. Политтехнологи готовят избирателей к этому радикальному изменению. Попутно облегчают жизнь высшим руководителям. У тех болит голова: "Как там народ, мерзнет?" Приходят политтехнологи и говорят: "Мерзнет! Но мы объявим реформу ЖКХ, вселим надежду в людей, а потом все будем валить на мэров".
Вторая функция политтехнологов — быть Иванами Сусаниными для желающих попасть во власть. Сусанины, по народному поверью, знают тайные тропы к сердцам избирателей и властным кабинетам. Но ведут туда не за так. И даже не всегда за деньги. Часто — по велению Центра. Но могут и завести в болото.
С чего начинается "Родина"? С хороших и добрых товарищей. С политического горизонта исчезли все партии, осталась сплошная и неделимая "Единая Россия", и Центру стало скучно. Путин со товарищи ткнули пальцем в Рогозина и сказали: "Нехорошо". Моментально в партию "Родина" косяком потянулись люди при чинах и званиях — верный признак, что без Центра тут не обошлось. Это есть политтехнология разведения бройлерных партий и рассеяния внимания избирателей. "Вы за Родину?" — "Нет, я за Россию". — "Выходит, все равно за наших, за славян?" — "Ага!" Вот и поговорили!
Впрочем, в идеологической жизни все так запутано, что иногда не разберешь, где тонкий расчет, изящная политтехнология, а где стечение обстоятельств или человеческие убеждения без всякого расчета. Время такое. Причастные к политике люди друг друга подозревают, друг за другом присматривают. Не вовремя вылезти с непродуманным заявлением — как на дороге подставить новую машину под удар КрАЗа. Всмятку! Можно так влететь, что выкинут из политтехнологов, отберут портянки, вырвут изо рта крем марго, разберут на запчасти и скажут, что так было.
Возьмем случай, что у всех слуху. Фантастическая история с версиями убийства основателя и владельца "Фортуны" Павла Чекотова подрывает веру в здравый смысл. Сначала агентство БСН распространило сообщение: "Первоначально следователи склонялись к тому, что причиной убийства предпринимателя является его коммерческая деятельность... Сейчас не исключается, что преступление связано с политическими планами убитого. По неофициальной информации, Павел Чекотов намеревался баллотироваться в мэры Иркутска". Прокуратура моментально опровергла это сообщение.
Интересно, версия политического убийства — твердое убеждение редактора БСН, стечение обстоятельств, когда недалекий журналист вставил жареного в официальный текст, а редактор был занят и просмотрел ляп? Или это подстава, когда из прокуратуры пришло два факса — один для всех, а другой для БСН? Все эти версии про версию уже озвучены. Равно как еще одна — это тонкий расчет с дальним прицелом. Через год выборы мэра Иркутска. Если версии об устранении Чекотова из борьбы за кресло мэра вколотят по дури или расчету в нестойкие умы избирателей, то любого кандидата можно встречать криками: "А! Так это вы год назад застрелили Чекотова?". Значит, выборную кампанию надо начинать, имея в загашнике факты своей дружбы с Чекотовым. Желательно фотографии: "Кандидат Пупкин и Чекотов".
Не знаю, кто тут чего недомыслил, но история получилась некрасивая. Все-таки определенных людей косвенно обвинили в причастности к убийству. Если это ошибка, кто-то снимет батистовые портянки...
То, что бездумно шаркнули по памяти усопшего, так попользовали прокуратуру, — предвестье страшных в своей бессовестности выборов. Схлестнутся "Родина" и "Россия". Челубеями и Пересветами выступят люди в батистовых портянках — политтехнологи... Господи, пронеси!

Метки:
baikalpress_id:  39 555