Китобойная война в XIX веке

Проигранная сибирскими купцами и чиновниками

Царское правительство и сибирские купцы всегда мечтали создать китобойный промысел в русских владениях у берегов Тихого и Северо-Ледовитого океанов. С момента присоединения к России в XVIII веке Аляски, Курильских, Командорских и Алеутских островов такие попытки предпринимались неоднократно. По идее, лучшего места для базирования китобойной флотилии, чем Камчатка и порт Петропавловск, трудно было найти. Воды, омывающие эти земли и острова, были сказочно богаты промысловым зверем, и хозяйничала там Русско-американская компания, созданная иркутским купцом Григорием Шелиховым. Однако наши чиновники и промышленники не смогли воспользоваться географическими и экономическими преимуществами и проиграли китобойную войну, развернувшуюся в девятнадцатом веке между Российской империей и Соединенными Штатами Америки.

Интересам России не выгодно
Первый этап грядущих сражений начинался в 1812 году. К этому периоду времени между нашими странами установились дружественные отношения. Северо-Американские Штаты Америки (официальное название государства в начале XIX века) тогда ни в мире, ни в России не воспринимались тем монстром-государством, в какое они превратились сейчас. Американцев признавали славными парнями, которые любили и умели торговать со всеми народами и нациями.
Именно таким был и американский негоциант Питер Добель. В свое время, находясь по торговым делам в Кантоне (Китай), он оказал значительную услугу капитану Ивану Крузенштерну во время первого русского кругосветного плавания. За эти хлопоты Добеля удостоили высочайшей награды — крупной суммой денег. Щедрость, с которой с ним расплатились, побудила американца поближе познакомиться с нашей страной.
В 1812 году он пришел в петропавловскую гавань с товарами на двух судах. Одно из этих судов он разгрузил и отправил обратно. На Камчатке он оставил своего представителя, а сам поехал в Иркутск. Во время встречи с иркутским губернатором Николаем Трескиным американец высказал предложение о прекрасных возможностях развития на Камчатке китобойного промысла. Губернатор выслушав иностранца, предложил ему съездить в Петербург, потому что решение таких вопросов входило в компетенцию только органов высшей власти империи.
Добель пробыл в Петербурге целых шесть лет и вернулся в Петропавловск в конце 1818 года уже русским подданным и купцом 2-й гильдии. Вместе с начальником петропавловского порта Рикордом он занялся обсуждением проекта о китобойном промысле. Летом следующего года на Камчатку прибыл корабль под командованием китобоя Вильяма Пигота. Он привез с собой полномочия от американской стороны заключить с русским правительством договор на китовый лов. Договор был подписан 18 июля 1819 года.
Договор предоставлял Вильяму Пиготу и его команде исключительное право производить у восточных берегов Сибири промысел китов и других морских зверей в течение 10 лет, начиная с 1 июня 1821 года, под русским флагом, без всяких пошлин и налогов. Взамен американцы обязаны были принять на свои корабли и обучить китобойному искусству не более 18 русских матросов.
Однако китобойное предприятие, задуманное Питером Добелем, уже после заключения договора неожиданно дало сбой. Договор отправили в Петербург на утверждение, а там посчитали его не выгодным интересам Российской империи, и он потерял свою силу.
Китовая индустрия Америки
Наивысшего расцвета китобойный промысел достиг в середине 40-х годов и продолжал держаться на высоком уровне полтора десятка лет. В 1846 году китобойный флот США состоял из 600 кораблей и барков, 34 бригов и 22 шхун, то есть насчитывал 656 судов общим водоизмещением 233 тысяч тонн. В китовую индустрию были вложены сотни миллионов долларов, и с ней прямо или косвенно было связано около 100 тысяч человек.
Главной базой китобойного флота на Тихом океане во второй четверти XIX века стали Гавайские острова. В 1853 году из 533 посещений китобойных судов, зарегистрированных в гавайских портах, 500 приходилось на американские корабли. Следует иметь в виду, что в середине XIX века китобойные суда обычно оставались в Тихом океане по 2—3 года. Летом они плавали в северных широтах, зимой уходили к экватору, а весной и осенью сотнями собирались в Гонолулу, Лахаине и других гавайских портах.
Хищническое истребление китов приводило к тому, что приходилось постоянно заниматься поисками новых районов их обитания. К началу 40-х годов Берингово море, по выражению одного из американцев, "осталось, можно сказать, единственным на земном шаре, где промышленность китобойца не нарушила спокойного убежища китов", что являлось "как бы залогом будущих ее польз и выгод". Этому вековому спокойствию, однако, быстро наступил конец. В 1835 году капитан Б.Т.Фолджерс на корабле "Ганджес" из Нантакета обнаружил в районе острова Кадьяк огромные китовые пастбища, а через пять лет к берегам Русской Америки устремились многие десятки китобойных судов США.
По сообщению капитана Уилкокса (корабль "Парашют" из Нью-Бедфорда), "в 1841 году он производил промысел в числе не менее 50 судов, принадлежавших Соединенным же Штатам, и упромыслил своим судном 13 китов, из которых было вытоплено 1600 бочек жиру".
В следующем, 1842 году по обе стороны западной оконечности полуострова Аляски и восточной части Алеутской гряды побывало уже до 200 американских китобойных судов, то есть все те, которые прежде ходили для китового промысла в Южное полярное море.
В 1843 году два капитана из Нью-Бедфорда (Рикетсон и Тернер) занимались ловлей ценной разновидности китов у берегов Камчатки, а еще через три года американские китобои появились в Охотском море. Наконец, в 1848 году капитан Ройс на барке "Сьюпириор" прошел через Берингов пролив и положил начало промыслу китов в Северном Ледовитом океане, где уже в следующем году побывали 154 китобойных судна.
Богатства Камчатки
Как сообщал начальник Камчатки, у берегов полуострова в 40-х годах начался промышленный вылов китов. Летом 1845 года известие о богатствах нашего моря привлекло к берегам Камчатки до пятисот китобойных судов разных наций. Все они, легко наполнив трюмы бочками китового жира, отправились в Европу и на Сандвичевы острова, в главный притон китобойных судов, а сорок четыре заходили в петропавловский порт.
Местные власти на Камчатке и в Русской Америке не сомневались, что в дальнейшем деятельность иностранных китобоев еще более расширится. Они опасались также, что иностранцы заведут торговые связи с чукчами, выменивая у них в ущерб русскому купечеству ценных пушных зверей и моржовый зуб.
Успех китобойного промысла Соединенных Штатов у берегов Русской Америки и Восточной Сибири превзошел все ожидания. Если, например, в 1825 году было добыто 35 тысяч тонн китового жира, то через двадцать пять лет улов вырос до 146 тысяч тонн.
В 1851—1855 годах по распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьева изучением Камчатки занимался натуралист и геолог Карл Дитмар, который в своей книге "Поездки и пребывание на Камчатке в 1851—1855 гг." приводит ценные сведения о хозяйстве и быте коренных жителей, природных богатствах края.
Он обратил внимание на активность иностранных китобоев у берегов Камчатки, но лишь один китобой прибыл на Камчатку под русским флагом в 1852 году — "Суоми", построенный в Финляндии акционерной компанией г. Або (Турку). Дитмар предлагает "развить собственное судоходство, чтобы таким образом все богатство северных морей не уходило в чуждые страны, а оставалось дома. Как легко было бы от доходов от китоловства, тюленьего боя и рыболовства привлекать на рынки Гонолулу, Шанхая и в Сан-Франсиско все необходимые для Камчатки товары и таким образом очень дешево удовлетворять всевозможным потребностям населения..."
Эпилог
И казалось, дело начало сдвигаться с мертвой точки. Несмотря на все трудности, под руководством Завойко Камчатка начала оживать. В 1852 году в Петропавловске-Камчатском уже находилось 1593 человека. Для усмирения контрабандистов и хищничавших у берегов Камчатки китобоев был послан корвет "Оливуца", доставлены в Петропавловск 20 орудий, увеличена численность камчатского морского экипажа. В 1854 году сюда были направлены фрегаты "Диана" и "Аврора". Многие моряки продолжали связывать надежды на успехи в регионе именно с Камчаткой.
Но вскоре началась Крымская война. В Аввачинскую бухту прибыла англо-французская военная эскадра. И хотя петропавловский гарнизон разгромил высадившийся десант интервентов, сам он на следующий год должен был срочно эвакуироваться с Камчатки на Дальний Восток. Угроза вражеского вторжения могла повториться. В результате на огромной акватории Тихого океана несколько лет беспрепятственно хозяйничали контрабандисты и иностранные китобои.
Дальше случился общеизвестный факт. В 1862 году Россия продала США Аляску и навсегда утратила свое геополитическое преимущество в этом районе земного шара. В 1871 году один из видных русских политических деятелей констатировал: "Русско-американская компания почти тридцать лет собиралась завести собственное китоловство. Первые ее попытки относятся еще к 1821 году. В 50-х годах учредилась в Финляндии особая китоловная компания, в делах которой наконец решилась принять участие и Русско-американская компания (вклад 100 тысяч рублей). Дела китоловной компании пошли сначала весьма удачно, но восточная война (Крымская война. — Авт.) разрушила это предприятие. Русского китоловства и теперь нет на Тихом океане".

Загрузка...