Императорская монополия на ревень

Частным лицам под страхом смерти запрещалось торговать им

Долгое время главным богатством, поставляемым из Сибири, являлась пушнина. Прежде всего за ней приходили из России казацкие отряды, ватаги гулящих людей и промышленников. Первые сибирские остроги строились с учетом объясачить коренное население, то есть заставить его платить дань ценными мехами. Прошло около века, как русские появились в Сибири, когда стал иссякать неисчерпаемый поток мягкой рухляди, на котором во многом держалась финансовая система страны. В начале XVIII века пушного зверька заметно выбили, а государству требовались новые источники доходов. Вскоре одним из таких источников стала продажа ревеня в страны Западной Европы.

Доморощенный корень
С 1731 года торговля ревенем на русско-китайской границе производилась исключительно через Кяхту и составляла государственную монополию. История этой торговли довольно интересна. В XVII веке основным поставщиками ревеня были бухарцы. Они привозили его в Тобольск, Томск, Иркутск, Тару и Тюмень. Главным складочным местом являлся Тобольск, куда наряду с бухарцами ревень доставляли и русские купцы, ездившие за ним в Бухару. Как бухарские, так и русские купцы могли продавать этот товар только казне по строго установленным ценам.
Получая ревень путем торга, правительство принимало меры к отысканию его на территории Сибири. В 1652 году это растение было найдено в районе реки Барневы, впадающей в Исеть (Западная Сибирь). В 1696 году было приказано искать ревень около Нерчинска. Почти тогда же нашли его близ Красноярска. Но сибирский ревень по своим качествам оказался непригодным к употреблению, и только один красноярский в случае острой нужды собирался в казну по распоряжению Медицинской коллегии.
Отыскивая ревень, правительство одновременно делало попытки развести его в Сибири путем посева. Первый раз ревень был посеян в районе реки Барневы — в том же году, когда его нашли там в дикорастущем виде. Но посев оказался неудачным. Подобные попытки повторялись в XVIII веке, однако они не дали положительных результатов. Это заставило правительство в 1778 году запретить покупку ревенных семян у бухарцев и китайцев.
Смертная казнь для частных лиц
Почти в течение всего XVIII века ревенная торговля находилась в руках государства. В 1704 году приказано было покупать в сибирских городах ревень для казны не менее 300 пудов в год и свозить его в Москву. Частным лицам строго запрещалось торговать им. В 1727 году торг ревенем получил полную свободу, но ненадолго. С 1731 года он снова перешел "для казенной прибыли" в руки государства.
В 1735 году вышел указ, грозивший лишением имущества за ввоз и продажу ревенного корня, а через несколько дней последовал другой, определивший еще более строгое наказание — смертную казнь. Строгость этих указов объясняется тем, что после 1731 года, когда торговля этим товаром была объявлена царской монополией, частная торговля им "спряталась в безымянные проходы и без огласки подрывала надежды" казны на получение больших доходов.
Действительно, торговля ревенем давала огромные выгоды. Пуд ревеня в Петербурге стоил 37 рублей, за границей его продавали от 162 до 289 рублей за пуд. Тысяча пудов давала, следовательно, 168—282 тысячи рублей прибыли. Поэтому правительство было заинтересовано в бесперебойном его ввозе.
Главным поставщиками ревеня в Кяхту были бухарцы. Паллас говорит, что они вели ревенную торговлю "почти с самого начала китайского торга". Большинство бухарских купцов постоянно проживали в Маймачене (китайский городок рядом с Кяхтой), где у них находились собственные дома и мечеть. Некоторые бухарцы приезжали туда каждый год, чтобы выменивать товары специально для пекинского двора. Китайским купцам строго запрещалось "при великом штрафе" мешать бухарскому торгу. Продавали ревень и китайцы, но "под запрещением". "И так оное случается, — пишет Паллас, — или тайно, или через подарки командирам, или смешав с некорыстными".
Ревень доставляли в Маймачен на верблюдах в пятипудовых шерстяных мешках. Его прием и плата пушниной производились в Кяхте особой конторой, учрежденной коммерц-коллегией, при которой служил специальный аптекарь или браковщик. Из Маймачена ревень свозили в Кяхтинский ревенный дом, где рабочие под руководством браковщика и в присутствии бухарских купцов разрезали его на куски и проверяли качество. Низкосортный и отбросы тут же сжигались. Паллас говорит, что сжигаемый ревень мог бы "еще служить с пользой — по крайней мере в госпиталях на настои и другие ревенные приготовления".
Кяхтинский торг
Ревень выменивался в Кяхте на мягкую рухлядь и юфтевые кожи. Последние частично привозились из европейской части России, значительная доля их доставлялась в казну крестьянами и бурятами Забайкалья, купцами и мещанами, городов Селенгинска, Верхнеудинска и Иркутска.
Так, в августе 1778 года Иркутский губернский магистрат издал указ о вывозе желающих поставлять в Кяхтинскую ревенную комиссию юфтевых кож, образцы которых должны были предъявляться для осмотра в Иркутскую губернскую канцелярию. Принимала казна также и невыделанные кожи, которые шли на упаковку ревеня при отправке его в Россию.
Весь ревень, покупаемый в Кяхте, отправлялся ежегодно в Москву — в Медицинскую контору, лишь небольшая часть его оставалась в Иркутской полевой аптеке, откуда он распределялся по всей Сибири.
Перевозка ревеня от Кяхты до Тобольска отдавалась с торгов купцам и мещанам городов Троицкосавска, Селенгинска, Верхнеудинска и Иркутска. Часто его возили тобольские и российские купцы, приезжавшие торговать в Кяхту. Последние обычно доставляли ревень в Москву, оттуда он расходился по всей России и шел за границу.
В 1782 году вышел указ, которым была "дозволена свободная торговля ревенем и ревенным семенем как внутри, так и вне границ России". Этот указ дал купцам, связанным с Кяхтой, не только возможность свободно выменивать ревень, но и принимать участие в обслуживании государственной ревенной торговли. Например, в 1785 году крупный кяхтинский купец Пахолков был назначен в ревенную комиссию комиссарским товарищем.
Закат торговли ревенем начался лет через пятьдесят. К этому времени главным складочным местом товара стал Иркутск. Спрос на ревень в Европе постоянно колебался. Бывали годы, когда подготовленные к вывозке партии ревеня так и оставались гнить в иркутской конторе, а при ревизии ее канцелярии постоянно вскрывались злоупотребления и воровство. Окончательно имперскую монополию разрушили конкуренты — прежде всего англичане и голландцы, после чего цены на ревень резко упали и он стал доступен практически всем.

Метки:
baikalpress_id:  20 645