Евроремонт России от Горбачева до Путина

События последних месяцев туманны. Сначала Путин затеял административную реформу. В результате правительство не работает уже несколько месяцев — перестраивается. Сращиваются службы далекие друг от друга. Что ж, похвально желание сэкономить деньги налогоплательщиков! Но благодаря бездеятельности правительства разгорелся банковский кризис, повергнув население в нервную дрожь. В очередной раз показано, что ничто в России не вечно и наши деньги могут сгореть в огне реформ. Тут явились наши депутаты и начали еще одну реформу — льгот. Дескать, заменим льготы живыми деньгами. То есть теми, что лежат в мертвых банках.

Реформы, реформы, реформы...
Куда ни посмотри в России — всюду реформы. Всюду, испытывая административный оргазм, белые воротнички на казенной службе режут по живому. Пациент вопит от боли, но стройный ряд молодых и не очень администраторов стиснув зубы обдумывает свою извечную думу: "Ну, как нам еще обустроить Россию? Как еще показать начальству свое рвение да разумение?"
А много ли реформ доведено до ума? Помнятся две самые успешные реформы за последние двадцать лет. Первая: либерализация цен, сопровождаемая кризисом наличности весной 1992 года, когда народ за несколько недель проел все, что копил десятилетиями. Вторая: раздача богатейших государственных ресурсов, на создание которых горбили поколения наших отцов и дедов, в руки олигархов. Обе операции были проведены успешно, под общим наркозом сладких речей о всяческих свободах.
Остальные реформы длятся десятилетиями, и все как-то вкривь и вкось.
Еще Черненко на Пленуме ЦК КПСС в 1983 году доложил о реформе школы и высшего образования. Сделано — из третьего класса дети переходят сразу в пятый, потому что у нас одиннадцатиклассная программа. Грозятся ввести 12 классов — значит, из третьего будут переходить сразу в шестой!
А в общем и целом 20 лет реформ свелись к тому, что образование в стране стало платным. Хоть убейте, я не пойму, зачем надо было гробить важнейшее социальное завоевание, за которое, повторюсь, заплачено трудом многих поколений — бесплатное образование. Качество образования от этого не улучшилось. За деньги большинство вузов штампуют сотни тысяч экономистов и юристов. Но, удивительное дело, народное хозяйство задыхается от нехватки толковых специалистов этих профессий. На бюджетные места, предназначенные для талантливых Ломоносовых из провинции, набирают опять же детей блатных, богатых.
Неистребима привычка богатого русского: там, где его денег хватит с лихвой, он норовит пролезть в одном ряду с бедными на халяву. В России блат не отменен. Он ценится по-прежнему выше денег. И вообще, любая вещь, обладание ею, особенно такой, как недвижимость, — превыше любых долларов и фунтов стерлингов. А наше правительство не учитывает психологию народа, привычки житейские, когда планирует реформы по стандартам Запада. Потому и не удается евроремонт России.
Как объяснить льготнику, что иметь льготу на бесплатный проезд на поезде — плохо, а иметь деньги на этот проезд — хорошо. Живущий от пенсии до пенсии льготник спрашивает: "Какие деньги? У меня их нет!" Ему говорят: "Мы добавим". А льготник не согласен — дайте льготу натурой. Что деньги! Пыль. Грязь. Съест их инфляция и все.
Мы всегда жили в стране, где самая стойка валюта — бутылка водки. Мы всегда жили в стране, где Остап Бендер пришел к выводу, что иметь здесь деньги бессмысленно. Это не Рио-де-Жанейро. Это гораздо хуже.
Еще о блате. Иметь деньги на строительство, например, недостаточно. Надо иметь соответствующие знакомства. Начинается, кстати, еще одна реформа — жилищная. В ходе ее подготовки выяснилось, что для начала строительства застройщик должен пройти 150 согласований. С ума сойти! Сколько хороших знакомых надо иметь. Обещают реформаторы сократить список согласований до 20. И то спасибо...
А вы чувствуете замкнутый круг наших реформ?
Вспомним 1985 год! Михаил Горбачев начал ускорение. И первое, что он поставил под удар партийной критики и самокритики, — бюрократизм. Начали сокращать и перетасовывать министерства. Потом к этому подключился Ельцин. Он начал бороться с льготами и бюрократизмом рьяно и смачно. В результате количество льготников и чиновников с 1985-го по 2000 год возросло неимоверно. 2004 год: Путин начинает административную реформу, призванную в очередной раз снизить численность казенного люда.
1985 год: Горбачев обещает каждой семье квартиру к 2000 году. 2004 год: Государственная дума начинает жилищную реформу и обещает, что к 2010 году тридцать процентов россиян построятся в кредит.
1987 год: Ельцин начинает в Москве борьбу со льготами. 2004 год: объявлено о замене натуральных льгот денежными выплатами.
1985 год: Горбачев и Лигачев объявляют решительную борьбу с пьянством. 2004 год: принимаются законы об ограничении продажи пива. Во многих провинциальных городах продажа алкоголя в торговой сети разрешена только днем. В Иркутске введены территориальные ограничения на продажу пива. В Кемеровской области Тулеев запретил употребление спиртного на выпускных балах.
Где-то посередине застряли реформы армии, милиции, автомобильной промышленности, земельная и прочая, и прочая. Самая знаменитая реформа — попытки изменить к лучшему ЖКХ. Семь лет назад начали Немцов с Чубайсом колобродить в жилищно-коммунальном хозяйстве. С тех пор много воды утекло, а налицо только один невиданный рост цен на жилье, энергию, тепло.
Что же случилось? Почему уже несколько поколений наших сограждан живут при нескончаемых реформах пустого в порожнее? Неужели мы недоделанные какие-то?
В определенном смысле так и есть. Поколение руководителей, воспитанное компартией, может эффективно работать только под ее началом, то есть под партийным кнутом. Есть надежда, что Путин из "Единой России" сделает новую КПСС, которая заставит чиновников латать дыры в канализации, а олигархов — строить ГЭС и возводить заводы. Но это надежды. Потому что описанный вариант — партийная реформа. А реформы известно чем кончаются.
Если правительство старается, но у ничего не получается, то в социологии этот феномен зовется нелегитимностью власти, отсутствием доверия к ней народа. Что бы наше правительство ни придумало (даже если это хорошо в теории), народ примет это враждебно и сделает все наоборот. Эта непреодолимая пропасть между властью и народом — самый сильный результат двадцати лет бесконечных реформ.
Тысячу лет назад наши предки пришли к выводу: земля наша богата, а порядка в ней нет. Затем они позвали на княжение скандинавов-викингов. Под их началом создано было богатейшее государство Европы — Киевская Русь.
Спустя триста лет разоренная войной с монголами Русь приняла выбор Александра Невского. Князь отправился в Монголию, по пути посетив Байкал, и заключил договор о дружбе и союзе с Великим Ханом. Отсюда начинается история Великороссии.
В начале семнадцатого века, после Смуты и интервенции, русские собрались на собор и избрали на царствование семью Романовых, построивших Великую Империю. Восемьдесят лет назад Россия, отброшенная на сотни лет назад демократией, революцией и Гражданской войной, заключила негласный договор с коммунистами на абсолютное царствование Сталина — нового Хозяина, начавшего строительство супердержавы ХХ века.
В итоге либо власть одумается и начнет вести реформы, исходя из быта и непросвещенных, неевропейских взглядов народа, которому, как это ни глупо, не нужны деньги, а нужны льготы, либо нам кого-то звать "княжити нами и володети"...

Метки:
baikalpress_id:  39 545
Загрузка...