"Грабить и еще раз грабить, чтобы не потерять форму"

Банда Кожучкова наводила ужас на китайских предпринимателей, работников банков и заправщиков

С января по декабрь 2002 года Иркутск лихорадило от похождений группировки бывшего боксера Владимир Кожучкова. За этот год было совершено более десяти разбойных нападений на пункты приема металла и леса, склады, заправочные станции, сберкассы. Набивая руку на все новых эпизодах, 46-летний главарь безвозвратно терял голову. Если не удавалось ограбить намеченный объект, в этот же день он гнал своих "бойцов" на другое дело, чтобы не потерять форму. "Если бы меня не повязали, однозначно кровью бы дело закончилось", — заявил Кожучков оперативнику УБОП на одном из допросов.

Дневник алчного человека
Как рассказал оперативник областного управления по борьбе с оргпреступностью Сергей (фамилию милиционера, избавившего город от отмороженной банды, к сожалению, нельзя сообщать), житель микрорайона Синюшина гора Владимир Кожучков просто помешался на алчности:
— Я изучал его дневник. Создалось такое впечатление, что Вова (так главаря называли молодые подельники. — Авт.) просто сходил с ума. С 1997 года преобладали записи: "Где взять денег?!!" Между тем форс-мажорных обстоятельств, требовавших безотлагательно больших сумм, насколько я знаю, не было. Правда, у Кожучкова много родственников в Усть-Куте, люди там небогато живут, но от голода никто не умирал, это точно. У нас много доверительных бесед с ним было, как-то он поделился даже воспоминаниями из детства. В доме-интернате (семья-то большая была) он зашел в кабинет воспитателя и украл из стола наручные часы и трешник. Лет 9 ему тогда было. Часы спрятать некуда было, он надел их на руку и обмотал бинтом. Не сознался в краже, даже когда его били "хороводом" 12 старшаков, до сих пор, говорит, помнит их имена и фамилии. Надо бы выяснить эти фамилии — может, кто из них без вести пропал или погиб в пьяной драке...
Кризис среднего возраста или что-то еще заставляло Владимира Кожучкова все больше думать о наживе. Скорой и конкретной. С фазанским образованием устроиться на приличную работу он не мог (может, и не хотел), а из секции бокса стадиона "Локомотив", где он, как ветеран этого вида спорта, частенько подменял тренера, пришлось уйти из-за хронического заболевания. В 1999 году Кожучков стал таксовать. Зарабатывал нормально, но хотелось больше, и удобный случай не заставил себя долго ждать.
Довольно-таки часто уличные грабители прибегают к помощи таксистов. Весьма удобно обеим сторонам: гопнику обеспечен резвый старт с места преступления, а шоферу вменить соучастие милиционерам весьма сложно. Кожучков это прекрасно понимал, поэтому согласился в один день подвезти таких разбойников, которые совершили нападение на китайцев.
— Посадить Кожучкова тогда не получилось, — продолжает оперативник. — Дело в том, что пострадавшие китайцы после выписки из больницы уехали на родину долечиваться. За отсутствием потерпевших дело сначала переквалифицировали с разбоя на грабеж, а потом и вовсе прекратили по амнистии.
Однако урок Кожучковым был усвоен: "Попался потому, что не контролировал этих уродов гопников". Солидного человека тянуло на подвиги и руководящие посты в преступной иерархии. Костяк банды был им составлен в январе 2002 года.
— Кожучков познакомился со своими случайными пассажирами Сергеем и Олегом Кузнецовыми, 83-го и 84-го годов рождения, — рассказывает оперуполномоченный УБОП. — Братьев Кузнецовых я хорошо помню еще по Свердловскому РУВД, где раньше работал. Оба с малолетства воровали, грабили, хулиганили, оба неоднократно судимы, правда условно. Воспитывались они без отца. И хоть разница в возрасте маленькая, за папку у Олега был Сергей. Он по характеру более жестокий. А Олег... Честно говоря, я не сильно бы расстроился, если бы он вовсе избежал наказания. Он один из всей банды раскаялся в совершенных преступлениях. "Зачем, — говорит, — я за братом-то тянулся?"
Кожучков к моменту знакомства с Кузнецовыми уже наметал глаз (все-таки 11 месяцев опыта таксиста), он понял, что везет в своей машине мыганов, готовых ради денег на что угодно. А когда один из парней велел ехать на Синюшку, отбросил последние сомнения. Таксист просто сказал своим соседям по микрорайону: "А почему бы и нет, давайте грабить вместе". Через Кузнецовых в преступную группу были вовлечены еще два молодых человека: студенты политеха Максим Таранов и Владимир Пак.
— За Таранова говорит сама фамилия, хулиганистый юноша, — объясняет Сергей. — А Пак, сын сахалинских предпринимателей, обеспеченный ими иркутской квартирой и машиной, по жизни тихоня. Тем не менее Пака тянуло на воровскую романтику, он старался подражать Таранову во всем, последнего же привлекали только деньги и машина корейца. Собственно, его и в группировку взяли из-за автомобиля, ведь свою машину Кожучков продал.
Добытчик принес домой яблоки и апельсины
Над первым заданием своим птенцам Кожучков раздумывал не долго. 19 января 2002 года банда совершает разбойное нападение на овощную базу в микрорайоне Жилкино. В качестве водителя Кожучков использовал таксиста по кличке Киллер. Такое прозвище он получил как раз за систематическое выполнение подобных услуг, с ним Вова познакомился, еще будучи таксистом.
ВАЗ-2101 с левыми номерами (где их раздобыл Кожучков, следствие так и не установило, известно лишь то, что на всех нападениях подлинные госномера машин ни разу не светились) заехала на территорию базы. Возле склада, арендованного китайцами, загружалась машина. Кожучков сотоварищи подождали, когда покупатели-оптовики отъедут, после чего ворвались в помещение. В руках у бандитов были обрезы и пистолет ПМ, переделанный в боевой из газового (вооружал группировку также Кожучков), и китайцы, плохо понимающие по-русски, даже и не пытались сопротивляться. Тем не менее Сергей Кузнецов ударил обоих иностранцев ножом. Добычей налетчиков стали 5 коробок апельсинов, еще пять — яблок и 80 тысяч рублей.
Добычу поделили. В каких долях — неизвестно, но милиционеры говорят, что налетчики частенько "швыряли друг дружку на деньги". Наверное, в этот же вечер Кожучков, принесший домой фрукты, заявил жене, что начал заниматься лесом и теперь у них начинается совершенно другая жизнь. Целый год до момента ареста мужа Зоя Кожучкова была уверена в честном заработке своего добытчика...
Кожучков ускользает сквозь пальцы
Следующее разбойное нападение банда совершила в конце марта.
— Собственно, были еще два аналогичных преступления, — говорит Сергей. — Уж очень походил фоторобот одного из грабителей на Кожучкова (обязательное кепи, большие солнцезащитные очки), но участие в них Кузнецовых, Таранова и Пака исключено. Нападения на РЭБ флота в Затоне и еще одну иркутскую контору так и остались нераскрытыми.
Зато следствием установлено точно, что 28 марта банда с Синюшиной горы (так позднее называла разбойников пресса) ограбила пункт приема цветных металлов на улице Воронежской. За рулем "Тойоты-Церес" сидел Пак. Кожучков велел студенту не заглушать мотор, проверил двуствольный обрез и вместе с подельниками ломанулся в сторожку. Избитых охранников держал на прицеле Максим Таранов, Кузнецовы и Кожучков тем временем наводили шорох в конторе: выгребли из кассы 150 000 рублей, а со стола кассирши забрали сотовый телефон и стационарный аппарат "Панасоник" (кстати сказать, этот телефон оставил дома один из налетчиков, он даже не потрудился стереть из памяти номера телефонов, которые вводили сотрудники потерпевшей фирмы. Хорошая улика для следствия). Олег Кузнецов забрал также ключи от машины "Рав-4", принадлежащей кассиру, иномарку потом спрятали в гараже Пака. Среди похищенных денег оказались пятаки, упакованные в банковский целлофан. Этими мешочками-столбиками разбойники забросали охранников, когда последние вздумали кричать проклятия в спину убегающим преступникам.
— Всю банду можно было поймать уже после этого нападения, — заявляет оперуполномоченный УБОП. — Немного не повезло. Дело в том, что через несколько дней угонщики позвонили владелице джипа и предложили машину за выкуп. Просили две тысячи долларов. Потерпевшая смогла найти такие деньги, но все-таки обратилась в Свердловское РУВД с заявлением. Операцию по задержанию вымогателей готовили сотрудники управления уголовного розыска. Деньги пометили, а на месте встречи угонщиков и жертвы выставилось наблюдение.
В связные Кожучков рекрутировал знакомого таксиста. Лоховатый с виду мужичок подрулил к потерпевшей, но услышал требование, которому женщину научили милиционеры: "Я должна быть уверена, что вы не мошенник, привезите что-нибудь с машины". Связной уехал на Мельниковский рынок, где его ждал Кожучков, передал просьбу женщины. За техпаспортом поехал один из братьев Кузнецовых. Но в руки женщине документы отдавал все тот же таксист. В обмен на деньги.
Для полноценного уголовного дела милиционерам были необходимы две улики: доллары и машина. Оперативники поехали за таксистом, но по дороге потеряли его. Надежда на то, что связной приведет преследователей к гаражу с угнанной машиной, не оправдалась. Кожучков даже не понял, что чуть не угодил в западню, поэтому "Рав-4" Кузнецовы по звонку шефа выгнали из гаража и бросили возле одной шиномонтажки, сообщив хозяйке, где искать машину.
Иномарка была цела, пропали только документы (Таранов сам не понимает, зачем он их похитил) и магнитола. Ее установил на свою машину Пак. В скором времени "Тойоту-Церес" у него угнали вместе с ворованной музыкой.
"Это как работа"
У главаря банды началось головокружение от успехов. Разбойные нападения посыпались как семечки из дырявого кармана. Кожучков даже заявил как-то старшему Кузнецову по телефону: "Посмотри Сережа, как нам везет. Это как работа!" (Оперативники ради интереса подсчитали общий ущерб от похождений Кожучковцев. Что-то около миллиона.)
— И если молодежь проматывала добычу в саунах и кабаках, — говорит милиционер, — то Кожучков все нес в дом. Технику покупал, слал переводы родственникам в Усть-Кут. Говорит, что даже делал солидные пожертвования в церкви. И тем не менее, думаю, где-то у него еще закопано.
Бешеный темп нападений банда набирает с 4 апреля 2002 года. В этот день они грабят китайский пункт приема леса в тупике микрорайона Ново-Ленино. Буквально следом — еще одну контору, расположенную на улице Воровского. Причем потерпевшие опять китайцы. Вова объяснял своим подопечным: "Китайцы — дело временное, посидят здесь и уедут, да и объяснить толком ничего не смогут, русские для них все на одно лицо".
25 апреля разбойники на "шестерке" нового подельника — Андрея Артемьева — они подъехали к очередному китайскому ООО в микрорайоне Жилкино. Контора фирмы представляла собой вагончик в конце железнодорожного тупика, место тихое, глухое. Без всякой суеты бандиты валят на пол 2 китайцев и женщину и забирают 300 000 рублей. Максим Таранов прихватывает еще и дешевенький аудиоплеер, который потом дарит Артемьеву, а тот еще позднее добровольно выдает оперативникам.
В конце мая Вова звонит Сергею Кузнецову:
— Слушай, те китайцы, которых мы прошлый раз бомбанули, наверное, на деньги уже приподнялись, давай-ка мы их опять навестим.
И действительно приехали. На разведку пошел Таранов, он задал китайцу, находящемуся в вагончике, заученный вопрос, на что иностранец, делая жесты, что ничего не понимает, стал пятиться назад. Ушел в сторону и сам Таранов, сообразил, что китаец его узнал.
— А Кожучков, потерявший к этому времени страх и совесть, не дождавшись разведчика, прет в вагончик с обрезом, — рассказывает Сергей. — Навстречу ему выходит человек в камуфляже и с пистолетом. Скорее всего, кто-то из охранного агентства. Этот случай в милицию не заявленный, точнее сказать не могу.
Начиналась перестрелка, которую видел со стороны Таранов, он потом рассказывал на допросе:
— Реально вижу, как пули из пистолета летят. Вроде замедленной съемки в кино. А Вова как заговоренный прет на охранника и тоже из обреза шмаляет.
Победил охранник. С простреленной ляжкой Кожучков бросается в машину, раздается визг шин. Впопыхах банда забывает Таранова, последнему приходится уносить ноги пешком. К счастью для Кожучкова, огнестрельная рана оказалась сквозной, операция по извлечению пули не потребовалась. Вова нанимает доктора, и тот лечит его на дому. Пока главарь оставался на больничном, Кузнецовы совершают ряд незначительных разбойных нападений.
Таранов: "Вова как заорет, я чуть сам не обделался"
30 августа. Беспрецедентно наглое нападение на сберкассу по адресу Гоголя, 45. Кожучков долго приглядывался к этому объекту. Заметил, в частности, что кроме центрального входа имеется служебный, возле него и хотел он подкараулить инкассаторов, но в последний момент передумал. Злоумышленники вваливаются в сберкассу в четыре часа дня (перед закрытием там почти никого).
Вооруженный обрезом Кожучков сразу забегает в валютную кассу и, наставив оружие на стекло кассира, орет:
— Давай деньги, живо!
Кожучков рассчитывал взять служащую на понт — не получилось. Отважная женщина посылает разбойника на три буквы, гремит выстрел...
— Сука, жаль, что я не взял картечь! — с этими словами Кожучков выбегает на улицу (охотничья дробь лишь на миллиметр впилась в бронированное стекло кассы).
Главарь не может пережить досаду. Следующим объектом должна стать обязательно сберкасса.
Сентябрь. Пятница, 13. В ново-ленинское отделение Сбербанка едут только Кожучков и Сергей Кузнецов (Таранов отдыхает на Байкале, а к Олегу у главаря давно испортилось отношение). На этот раз Вова на коне. Он так убедителен, что ни одна из трех тревожных кнопок не тронута, банковские служащие покорно ложатся на пол.
— Он орал как сумасшедший, — рассказывал позднее Кузнецов следователю прокуратуры. — Да, да. Орет, слюни в разные стороны летят (для изменения внешности Кожучков вставлял в зубы боксерскую капу. — Авт.), я от страха чуть сам в штаны не навалил...
Разбойники заставили работниц сберкассы запереться в комнате отдыха, через минуту к ним присоединилась девушка, которую угораздило прийти сюда за детскими пособиями. Распихав около 100 000 рублей по карманам, налетчики выбежали на улицу, сели... в автобус и уехали домой.
"Главное — не потерять форму!"
Следующим объектом для нападения была выбрана авиакасса. 15 октября налетчики приезжают на Академическую, но видят, что касса закрыта. Разойтись по домам молодым налетчикам не позволяет главарь:
— Нельзя терять форму; если надумали в этот день бомбить, значит, нужно бомбить. У меня тут приемник есть на примете...
В пункте приема металла на Старокузьмихинской объездной дороге грабителей опять ждет разочарование: 300 рублей в кассе и телефон, который оказывается вовсе не сотовым. Радиотрубка летит в форточку, а на похищенные деньги бандиты заправляют родительскую машину Таранова. Всю обратную дорогу Вова молчит. Наверное, и молодежь понимает, что их главарю перестало фартить. По крайне мере, Таранов из группировки выбывает.
— Мать Кузнецовых, например, знала, чем занимаются ее сыновья, — объясняет оперуполномоченный УБОП. — А вот родители Таранова — только догадывались. Они были против общения Максима с 46-летним мужиком, а тут еще ЧП. Кожучков передал Таранову на хранение сумку, в которой были обрезы и пистолет. Арсенал нашел отец Максима. Отпрыска выдрал и велел сказать хозяину оружия, чтобы приходил за ним сам и имел разговор с главой семейства. Кожучков пришел. И в самых наивежливейших выражениях (а он умел быть интеллигентным) наврал, что сумка чужая, мол, попросили временно похранить. В общем, стволы забрал.
От греха подальше родители отправили Максима в райвоенкомат писать отказ от отсрочки службы в армии. Так что на последнее дело Кожучков отправляется только с Кузнецовыми (Таранов справляет проводины, ему не до этого).
19 октября бандиты едут на АЗС, расположенную на остановке "Южный". Днем раньше они были здесь, очень смутил охранник, поэтому решили совершить нападение под утро, когда все работники устанут и не будет автомобилистов.
В четыре утра тройка врывается в помещение. Охранник находился за стойкой, он не сразу замечает налетчиков, хлесткий удар обрезом по лицу для него тоже неожиданность. 270 000 рублей отдает Кожучкову оператор, еще 30 000 высыпает из кассы продуктового отдела Кузнецов-старший.
— Если бы я знал, что в подвале автозаправки еще два миллиона лежат, — досадовал Кожучков в беседе с оперативником. — Эх, как бы мы оттянулись перед тюрьмой.
17 декабря в Иркутске начались аресты бандитов.
"Отпусти меня, Сережа, я тебе на воле пригожусь"
Оперативная разработка банды сотрудниками УБОП началась летом 2002 года. К концу года личности основного состава группировки были установлены.
— Сначала задержали Кузнецовых. Брали на улице рядом с домом, чтобы избежать резонанса (если бы вязали в квартире, их мать могла бы сразу отзвониться Кожучкову). У Олега был при себе газовый пистолет, но он его даже не доставал, все-таки СОБР задерживал. А вот Сережа побегал. Только возле масложиркомбината удалось поймать. В УБОП я его на своей машине вез, по дороге он признался в пятнадцати разбойных нападениях (десяти реальных и пяти вымышленных). Я его потом спросил, зачем, мол, присочинил-то? Ответил, что был в тот момент сильно шокирован.
Кожучкова брали дома. Тот в отличие от Кузнецовых сначала ушел в глухой отказ, а потом вообще закривлялся. Молчал, уставившись в пол на допросе у следователя, зато в кабинете оперативника откровенничал:
— Говорил мне: "Отпусти меня, Сережа, ты парень хороший, я тебе на воле больше пригожусь, если нужно кого-нибудь устранить, так я без вопросов. Ну а хочешь вместе на дело ходить будем? Я как крикну, мне все бабки сами отдают".
Психолого-психиатрическая экспертиза признала Кожучкова вменяемым.
Максима оперативнику УБОП пришлось догонять аж в Новосибирске. Рядовой Таранов уже прошел курс молодого бойца, его собирались направлять в ракетную часть, но вмешались сотрудники ФСБ.
— Мы попросили контрразведчиков попридержать Таранова до нашего приезда, — рассказывает Сергей. — У него тут же отобрали одежду и поместили в госпиталь, сообщив, что анализы крови якобы плохие. Весь расклад по преступлениям Таранов дал мне за 15 минут. Два месяца он отсидел в Иркутском СИЗО, после чего был направлен в суд на продление срока нахождения под стражей; так вот, судья почему-то отпустил его на подписку о невыезде (пять разбойных нападений Таранову вменяем!). Оказавшись на свободе, он лег в психушку, вроде даже диагноз намечается. Только непонятно, как такого дурака в армию забирали? Уголовное дело в отношении него взяли в отдельное производство. Так что Таранов пока не осужден.
Зато 12 томов уголовного дела на остальных бандитов благополучно ушли в суд. 16 июня 2004 года года судья Геннадий Коровкин огласил приговор: Кожучкову (как главарю банды) 12 лет строгого режима, Сергею и Олегу Кузнецовым 10 и 8 лет соответственно, Артемьеву и Паку по пять лет условно.
При содействии пресс-службы областного ГУВД.
Фото АС Байкал ТВ, а также из архива УБОП

Метки:
baikalpress_id:  20 667