Офицер ИВАИИ погиб из-за предательства курсанта

Третьекурсника признали подстрекателем нападения на преподавателя института

Громкое преступление было совершено 22 января этого года на территории Иркутского военного авиационного инженерного института. Начальник курса Юрий Собенников нес денежное довольствие курсантам. В подъезде общежития на него было совершено разбойное нападение. Три раза преступники ударили офицера металлической палкой по голове, через месяц он не приходя в сознание умер в госпитале от полученных телесных повреждений. Нападавших, студентов различных иркутских вузов, вычислили в Саянске, где они проматывали похищенные деньги. Подстрекателем и пособником грабителей признан учащийся третьего курса факультета авиационного вооружения ИВАИИ Сергей Пальчиков.

"У нас в институте беспредел: деньги без охраны носят"
Уголовное дело вел следователь военной прокуратуры Иркутского гарнизона Евгений Лопатин. Старший лейтенант юстиции убежден, что по большому счету гибель офицера на совести курсанта-оборотня, хотя тот и не подозревал, что его дружки применят в отношении Юрия Собенникова насилие, которое повлечет гибель пострадавшего.
— После сбора характеризующих сведений о Пальчикове мы выяснили, что в институте он вел тихий, скрытный образ жизни, — рассказывает Евгений Лопатин. — Себе на уме. Друзей среди курсантов у него не было. И дело даже не в том, что он затевал такую подлость, как нападение на офицера. Младшего сержанта Пальчикова произвели в командиры отделения, и тесное общение со сверстниками он, по всей видимости, считал ущемлением собственного достоинства.
Дружки у Пальчикова были только на гражданке. До поступления в вузы Сергей Пальчиков, Алексей Буратаев, Александр Седелкин и Александр Синицын жили в Саянске. Они часто встречались в Иркутске, как правило на квартире Буратаева. С ним первым Пальчиков поделился информацией о порядке выдачи курсантского довольствия, он и стал организатором нападения.
— Если дословно, то Пальчиков сказал Буратаеву как бы между прочим: "У нас в институте беспредел: деньги без охраны носят", — продолжает следователь военной прокуратуры. — Но сказано это было вовсе не случайно. Пальчиков прекрасно знал, что у Буратаева финансовые проблемы: накануне он разбил машину, а денег на ремонт не было. Поэтому Буратаев сразу начал уточнять у курсанта все подробности выдачи денежного довольствия. Позднее Буратаев вовлек в преступную группу Синицына и Седелкина, и уже в день преступления — своего однокурсника Владимира Зайцева, которого использовал в качестве водителя.
28-летний Юрий Собенников был начальником курса. Но Пальчиков у него не учился. Последнего никак нельзя назвать дураком. Пальчиков не стал сливать информацию на собственного преподавателя, прекрасно понимая, что после преступления предателя начнут искать среди своих. Есть еще одно обстоятельство, объясняющее, почему судьба оказалась неблагосклонной именно к Собенникову (ведь есть курсы, где месячное курсантское довольствие гораздо солиднее). Маршрут Юрия Собенникова показался будущим налетчикам идеальным для нападения.
Буратаев сотоварищи досконально изучили распорядок дня начальника курса и его курсантов. В этом деле помогал Пальчиков, но и сами они неоднократно бывали на территории института. В частности, выяснили, что довольствие Собенников понесет в общежитие в тот момент, когда курсы будут обедать в столовой, риск появления случайных свидетелей сводился к минимуму.
Совершив тщательные приготовления и четко распределив между собой роли, группировка стала ждать сигнала к действию от Пальчикова.
Кто впустил разбойников на охраняемую территорию?
О том, что довольствие будут выдавать 22 января, Пальчиков сообщил подельникам сутками ранее. Буратаев сразу позвонил Синицыну, Седелкину и однокурснику Зайцеву. Последнему организатор сообщил, что его с друзьями нужно будет подбросить в ИВАИИ, а зачем именно — объяснил только в день преступления у себя на квартире, где собрались все подельники, за исключением Пальчикова. Просто поставил перед фактом: "Нужно бомбануть офицера..." — и пообещал хорошие деньги за барму. Кстати сказать, Буратаев почему-то был уверен, что сумма довольствия будет превышать 250 000 рублей, на самом же деле оказалось 204 тысячи. Может быть, поэтому подстрекателю Пальчикову так и не отдали его долю — 35 000 рублей, когда все уже было кончено.
— В 11 часов дня преступники сели в машину Зайцева и поехали на рынок, чтобы купить навесной замок, — рассказывает следователь. — Дело в том, что при подготовке нападения злоумышленники обратили внимание на незакрытый подвал в подъезде общежития. В нем преступники собирались запереть оглушенного преподавателя, чтобы оттянуть момент обнаружения совершенного преступления.
Через некоторое время гражданский автомобиль "Хонда-Аккорд" без всяких сопроводительных документов миновал КПП-3 в районе Октябрьского военкомата. Кто из дежурных допустил роковую оплошность, установить не представилось возможным. Кроме водителя Зайцева в салоне находился Седелкин (Буратаев и Синицын оказались на территории еще раньше — перелезли через забор). На Синицыне была камуфляжная форма, Буратаев замаскировал своего подельника, чтобы тот не привлекал лишнего внимания, хотя сам остался в гражданке.
— Группы разделились. Синицын с Буратаевым встали на углу общежития, а "Хонда" Зайцева остановилась возле штаба материально-инженерного обеспечения, где начальникам курсов выдают довольствие на курсантов. Зайцев Собенникова в лицо не знал, внешность офицера запомнил Седелкин. Он сразу позвонил Буратаеву по сотовому телефону, когда Юрий Собенников зашел в штаб.
В 14.15 майор вышел на улицу с белой матерчатой сумкой в руках и направился курсантской дорогой к общежитию. Седелкин шел сзади в 50 метрах, он снова набрал номер телефона организатора и не прерывал связь с ним до самого общежития, сообщал обо всем, что происходит на улице. Возле большого курсантского общежития Седелкин прекратил преследовать офицера и быстрым шагом обошел малое, расположенное перпендикулярно, с тем чтобы встать на углу и следить за всем двором, не заходит ли в подъезд кто-то из курсантов или преподавателей.
Буратаев с Синицыным вошли в подъезд. Организатор спрятался за дверью так, чтобы пропустить офицера вперед и напасть сзади, а его подельник поднялся лестничным пролетом выше. Правая рука Буратаева сжимала дубинку, изготовленную из металлической трубы, внутрь которой был заварен кусок арматуры (рукоятка орудия преступления была обмотана лейкопластырем, чтобы не оставались отпечатки пальцев). Синицын снял с предохранителя устройство дозированного аэрозольного распределения "Удар". Так называемую ручку он приобрел в Саянске у местного бомжа за две бутылки пива. Накануне преступления оружие, на которое не требуется никаких документов, заправили двумя баллончиками с перцовым газом...
Скрипнула дверь, Юрий Собенников сделал роковой шаг вперед.
Офицера убили, потому что не упал после первого удара
Преступники на самом деле выбрали идеальное место для нападения: в подъезде общежития так парило, что человеку, заходящему с мороза, требовалось секунд двадцать, чтобы привыкнуть к мареву и хоть что-то увидеть. Преступники такого шанса своей жертве не предоставили.
— Синицын выпустил газ из первого баллона Собенникову прямо в лицо, — продолжает следователь. — Майор от неожиданности склонил голову вправо, поэтому вторая струя газа попала также и на Буратаева, который уже стоял сзади. Буратаев нанес офицеру мощнейший удар по голове, но он не упал. Вообще, Собенников был крепким мужчиной, он вел трезвый образ жизни, активно занимался спортом. Но два последующих удара все-таки лишили его сознания. Офицера затащили в подвал. Матерчатую сумку с деньгами налетчики нашарили в бушлате, закрыли дверь на замок, а ключ выбросили в сугроб.
Седелкин увидел, как его подельники убегают в сторону забора, и сам быстрым шагом направился к КПП-2. Зайцев, получивший накануне четкие распоряжения, выехал с территории, чтобы подобрать Буратаева и Синицына на улице. По дороге разбойники выбросили окровавленный камуфляж (найти одежду и приобщить к делу следствию не удалось). Но вещдоком "одарил" следователей сам организатор. На джинсах-стрейч Буратаева также осталась кровь — преступник пожалел штаны и попытался застирать пятна, но сделал это недостаточно тщательно.
Встретились преступники на квартире Буратаева. Поскольку у студента была дома подружка, деньги им пришлось делить в ванной. Долю Пальчикова организатор взял себе с обещанием передать наводчику.
— Вот тебе деньги. Заплати за хату, купи себе чего-нибудь. Я уезжаю в Саянск, через пару дней жду тебя там. — Буратаев протянул девушке 15 000 рублей, наспех собрал вещи и в компании подельников вышел из квартиры.
Горнолыжка, кабаки, тюрьма
Юрий Собенников очнулся в темноте подвала. В состоянии травматического шока майор выбил дверь и поднялся на этаж, где располагался его курс. Дневальный ни слова не понял из того, что пытался сказать травмированный начальник, через минуту Собенников окончательно потерял сознание. Почти месяц пострадавший находился в состоянии комы. 20 февраля отец трехлетней девочки и муж молодой жены скончался, так и не придя в сознание.
К расследованию этого преступления были подключены оперативники регионального управления ФСБ и областного УБОП. Личности всех отморозков установили в течение недели; как именно, не сообщается. Единственное, что можно сказать: группировка, отчалившая в Саянск, и не собиралась залегать на дно.
— Преступники пустились во все тяжкие, — продолжает Евгений Лопатин. — Посещали местную горнолыжную базу, кабаки, пару раз наведывались в Иркутск. Сначала были задержаны Седелкин и Буратаев, через сутки — Синицын, еще через неделю — Зайцев. А за Пальчиковым наблюдение велось изначально. Подстрекатель свою вину сначала не признавал. И вообще, мне кажется, никто из них в содеянном не раскаивается...
Уголовное дело было рассмотрено под председательством наиболее опытного судьи Иркутского гарнизонного военного суда подполковника юстиции Олега Транкевича (бывшего выпускника данного курса). Приговор Сергею Пальчикову оглашали 15 июня в актовом зале ИВАИИ, до отказа заполненном курсантами. За пособничество и подстрекательство к грабежу (курсант не ожидал, что подельники будут избивать преподавателя) его приговорили к трем годам колонии общего режима. Несмотря на суровость приговора, с данным решением сторона защиты согласилась. Через десять суток приговор вступил в законную силу.
P.S. Остальным подозреваемым приговор еще не вынесен. В связи с этим без изменения мы оставили фамилию только бывшего курсанта ИВАИИ Сергея Пальчикова.

Метки:
baikalpress_id:  1 368