Твердый характер

Мягкий голос, за которым скрывается твердый характер. Это про Татьяну Горбачевскую, журналиста телекомпании АИСТ. Со стороны кажется, что такой голос — спокойный и негромкий — может только убаюкивать, пока однажды не услышишь в нем металлические нотки. Тогда понимаешь, что решение принято и как Татьяна сказала, так и будет. Это уже говорит не голос, а характер — деятельный, целеустремленный и решительный.
На принятие ответственных решений жизнь порой отводит нам доли секунды. И тогда действуешь не умом, а сердцем, искренне. Либо прячешься в кусты, потому что боишься, либо поступаешь по принципу "моя хата с краю". А может быть другой вариант — идешь и действуешь, забыв свой страх.
Представьте картину. Летний день. Вереница машин из города тянется на дачи по Байкальскому тракту. Каждый занят своей рассадой — чтобы, не дай Бог, зеленые стебельки не сломались. У кого-то на руках дети или домашняя живность. И вдруг среди этого умиротворения — трагедия. Пьяный водитель сбил мальчишку-велосипедиста.
— Тогда мы с мужем остановились не раздумывая, — рассказывает Татьяна Горбачевская. — Я сразу к мальчику. Боюсь его трогать. Вдруг он что-то повредил внутри, и тогда шевелить ребенка ни в коем случае нельзя. Беру его за руку, пытаюсь привести в чувство, а он открывает глаза и спрашивает: "Тетенька, вы с телевидения?"
— А откуда такие познания в медицине?
— В университете все студентки обязательно проходили медицинскую подготовку, чтобы в случае войны выносить раненых с поля боя. Даже свидетельство медсестры выдавали. Как оказывать первую помощь, все знали назубок. А еще нас научили тому, что если у тебя есть возможность, силы и знания помочь попавшему в беду, тогда не смей проходить мимо. Это равносильно преступлению.
Мальчику повезло. Обошлось без серьезных травм. Только голень разорвал. Это выяснилось, когда приехала скорая помощь. Ребенка забрали в больницу, а покореженный велосипед остался на обочине. Как напоминание о чужой безответственности, едва не стоившей жизни другому человеку.
— Я считаю, что когда отвечаешь только за себя — твое личное дело, какие решения ты примешь. А если от тебя зависит жизнь или благополучие других людей — нужно быть в сто раз внимательнее, — говорит Татьяна. — И в частности это относится к работе журналиста.
В редакцию частенько звонят иркутяне. Одни просят наказать виновных в той или иной беде, другие, напротив, умоляют не позорить их на весь город. Последние утверждают, что завтра в их павильоне будут только свежие продукты и ничего просроченного или что не успеют жители дома даже глазом моргнуть, как им вернут разрушенные клумбы. И все эти обещания взамен на одну уступку — не показывать негатив в эфире или хотя бы не упоминать имя фирмы. Такой удар по репутации. Когда журналисты отказывают — начинают угрожать судами, исками о "защите чести и достоинства". Но если журналист промолчит — кто тогда защитит честь и достоинство телезрителя?
— Была история, — рассказывает Татьяна, — когда ко мне за помощью обратились пенсионеры. Пожилая пара, жили одни. Дети далеко. Дома не было телефона. Для старичков это значит быть полностью отрезанными от мира. Они ходили по инстанциям не один месяц. Я звонила не раз и не два. Все время отправляли то к одному сотруднику, то к другому. И только тогда, когда пригрозила приездом съемочной группы, вопрос мгновенно решился.
Горожане обрывают телефоны редакции, когда нет воды или света, когда кто-то решил поставить киоск на месте детской площадки или снести хоккейный корт, расчистив место под строительство. Жильцы окрестных домов занимают круговую оборону и в качестве поддержки, а то и как тяжелую артиллерию зовут телевидение. При виде телекамеры обычно противник либо ретируется, либо вступает в переговоры.
— Наши журналисты недавно выясняли судьбу бараков на Лисихе, — рассказывает Татьяна Горбачевская. — Я была там, посмотрела, в каких условиях живут люди. Так жить нельзя. Подвалы иных домов в лучшем состоянии, чем эти бараки. Так вот, нашим журналистам городские чиновники ничего разъяснять особым желанием не горели. До тех пор, пока не услышали, что их отказ в комментарии прозвучит с экрана на весь город. Сразу все выяснилось. Пообещали уже этим летом начать строительство девятиэтажного дома для расселения бараков.
Чужая боль. В своей работе журналист с ней сталкивается постоянно, даже если работает в неинформационной программе. Телекомпания АИСТ постоянно проводит телемарафоны, в которых участвуют все сотрудники без исключения. Каждая такая акция — это большая нагрузка, в первую очередь эмоциональная.
Ведь цель марафона — помочь обездоленным, старым и малым. А когда сталкиваешься с чужой бедой, она ложится грузом и на твое сердце. Беспризорники, подростки-наркоманы, одинокие старики, забытые своими детьми, — пройти мимо них журналист просто не может.
Когда для первого телемарафона (он проходил первого июня три года назад) искали маленьких героев, то в буквальном смысле лазили по колодцам. Именно там живут маленькие бродяжки. Привести их в студию оказалось делом нелегким. Завидев взрослых, они просто пускались в бега. Настолько они недоверчивы и враждебно настроены. Как всегда, помогло только волшебное слово "телевидение".
Быть причастным к волшебству, практически самому быть волшебником — большая ответственность. И скрыться от нее невозможно. Нет у тебя шапки-невидимки. Напротив, практически каждый встречный узнает и не упустит случая рассказать о своих проблемах, попросить помощи. А при следующей встрече еще и призовет к ответу — мол, почему воз и ныне там?
— Однажды утром открываю дверь своей квартиры, — рассказывает Татьяна Горбачевская. — А у порога стоит дедушка — ветеран войны, с орденами на пиджаке. И обращается ко мне: "Помоги, деточка! Я знаю, ты на телевидении работаешь. Вы там покажите, что у нас воды уже месяц как нет. И всем безразлично — куда мы только не звонили, даже толком сказать не могут, когда эта нервотрепка закончится". Не знаю, откуда он узнал, где я живу, но после такого личного обращения оставаться в стороне было невозможно. Взяла да сама сходила в ЖЭК. Представилась, пригрозила судом и великим позором по каналам телевидения. Воду включили".
Итак, о чем только не просят журналиста его телезрители. Помочь отремонтировать дом, установить детскую площадку, заставить выплатить долги по заработной плате или помочь найти потерявшегося ребенка. Обращаются, как в последнюю инстанцию — после того как все остальные уже пройдены. И здесь-то в ход идет сначала мягкий голос. Если вдруг его не услышат — тогда твердый характер журналиста Татьяны Горбачевской, которая может постоять и за себя, и за других. Причем она не в одиночестве. Вместе с ней целая телекомпания АИСТ, которая за свою более чем десятилетнюю историю доказала, что может помогать людям.
Оплачено из избирательного фонда кандидата в депутаты Татьяны Горбачевской.

Метки:
baikalpress_id:  20 470