Иркутский ученый предсказывает глобальную климатическую катастрофу

Специальные исследования, посвященные аномальному потеплению в Сибири, подтверждают картину наступления всемирного потопа и ледникового периода

То, что в течение ближайших десяти лет просто исчезнет такое понятие, как сибирская зима, радует кого угодно, только не ученых. Именно c этого начнется превращение территории Приангарья из лесного края в лесостепь и полупустыню. Это последствия развивающегося у нас парникового эффекта, о котором много и часто говорят ученые. Все события нашумевшего недавно фильма-катастрофы "Послезавтра" являются научно доказанными последствиями того, что развернется в Сибири в ближайшие десятки лет.

Ботаники наносят ответный удар
Заведующий лабораторией биоиндикации экосистем СИФИБРа Виктор Воронин сделал неутешительный прогноз на наше ближайшее будущее. Суть его проста. Сибирские леса до последнего времени являлись основным поглотителем углекислого газа — в США и Европе естественных лесов почти не осталось, а в Канаде их несоизмеримо меньше, чем в Сибири. А тем временем в результате техногенного воздействия СО2 в атмосферу выбрасывается все больше и больше. И вот последняя баррикада рухнула — как показали исследования, сибирские леса существенно замедлили поглощение СО2, не справляясь с его количеством из-за повышения среднегодовой температуры и загрязнения окружающей среды промышленными отходами.
— Но все со школы знают, что дерево дышит наоборот, то есть вдыхает оно углекислый газ, а выдыхает кислород, и всем хорошо...
— Совершенно неверно! Дерево, как любой живой организм, должно дышать. Дерево поглощает СО2 только на свету, а в темноте оно дышит, как мы с вами, поглощая кислород. Ведь рост дерева — это энергозатратные процессы, которые идут только при участии кислорода. В нормальных условиях эта система сбалансирована — дерево выдыхает в атмосферу 30% СО2, а поглощает 70% СО2. Сейчас ситуация изменилась в худшую сторону — доля "выедаемого" кислорода увеличилась. Идут два параллельных процесса — в атмосфере рост CО2, а дерево поглощает его меньше. Этот разрыв увеличивается с каждым годом. Лес меньше поглощает, а человек больше вырабатывает — это процесс накопления парниковых газов.
С 20-х годов по восьмидесятые количество СО2 в атмосфере повышалось незначительно — эта кривая на графике шла полого. А сейчас она резко задралась вверх. То есть каждый год накапливается в несколько раз больше, чем раньше накапливалось за десятилетия.
Это вызывает повышение среднегодовой температуры, а температура, в свою очередь, вызывает увеличение интенсивности дыхания растений. Это замкнутый круг — один процесс подстегивает другой. А при увеличении интенсивности дыхания растения начинают больше выделять СО2 — как и человек, который находится в душной комнате, начинает дышать глубже, поглощая больше кислорода и выделяя больше углекислого газа. Более того, чем больше повышается температура, тем меньше дерево "выедает" СО2 из атмосферы. Концентрация газа увеличивается, растет температура, деятельность дерева угнетается.
— Ладно бы это было только у нас. В Иркутской области достаточно промышленных предприятий, и можно было предположить, что это они выделяют избыточное количество СО2 и лес ни при чем. Но мы сделали такой же анализ для Монголии, где нет промышленных предприятий, — там леса выделяют СО2 еще больше, чем у нас. В Якутии, на Сунтар-Хайта — это на севере, где нет никакой промышленности, — та же ситуация.
То есть можно говорить, что этот эффект охватывает всю территорию Северной Евразии, — прокомментировал ситуацию Виктор Воронин.
Осталось только упомянуть, чем собственно так опасен невинный газ, который мы ежесекундно выдыхаем. У него отличная от атмосферы теплоемкость. То есть он просто повышает температуру окружающей среды — незаметно, на доли градусов в год. А это называется парниковым эффектом.
Наши внуки будут пасти оленей на бескрайних сибирских степях
Уже через десять лет климат в Сибири резко изменится. Сначала будет резкий скачок вверх среднегодовой температуры. Увеличатся засушливые периоды. Привычными станут аномально высокие температуры. Как следствие — сложатся условия для крупномасштабных пожаров.
Сейчас в масштабе Земли температура за прошлый век поднялась на 0,6 градуса, и это уже очень много. А в Сибири температура поднимается особенно интенсивно — на 1, 2 градуса, в два раза больше, чем везде.
Началось это с 20-х годов прошлого века, а с 1989 года температурная кривая резко пошла вверх, и с каждым годом она увеличивается все больше. По данным Иркутской метеостанции, сейчас среднегодовая температура в Иркутской области такая, какой мы должны были при нормальном развитии событий достичь только через 100 лет.
Установившиеся мягкие зимы будет легче переживать все большему количеству насекомых-вредителей, например сибирскому шелкопряду. Шелкопряд сожрет хвою на огромных территориях леса, а после вредителя остается мертвый сухой лес, который просто не может не загореться. В этом году нам еще повезло, что прошли дожди. Лес без хвои — это стопроцентный горельник. Уже сейчас готова реализоваться вспышка шелкопряда на семи миллионах гектаров леса. Сравните — за сто прошлых лет площадь выгоревшего леса исчисляется шестнадцатью миллионами гектаров. То есть один пожар даст убыток лесного фонда, как за половину прошлого столетия.
Если займется пожарище на 7 миллионов гектаров, будут гореть и запредельные территории. Курганская и Омская области уже горели, когда аномальные температуры в мае были под 30. Эта ситуация должна приблизительно сложиться по всей Сибири к 2008 году. И если к этому времени будут предпосылки для пожара — будут колоссальные катастрофы. Пожар — сам по себе трагедия, плюс выброс пепла в атмосферу, ее замутнение, опять же повышение температуры как усугубление парникового эффекта.
Сейчас на физической карте на территории нашего региона находится светлохвойная южная и средняя тайга. Когда ученые смоделировали развитие климатических событий, оказалось, что всего через девяносто лет на этой же территории будут располагаться полупустыни и лесостепи умеренной зоны. Поверить в это невозможно!
И это расчеты не только иркутских ученых. Красноярский институт леса, Институт системного анализа (Австрия) совместно с Институтом химии и динамики геосистемы (Германия), Уэльским институтом (Англия) еще несколькими НИИ России рассчитали прогноз до конца текущего столетия. Если ситуация не изменится в предельно краткие сроки, при существующей системе лесоохраны сибирские леса выгорят полностью с вероятностью 100%.
Сгоревший лес полностью уже не восстановится — будет мало влаги, изменятся почвогрунтовые условия. Сельское хозяйство придет в упадок. Настанут зимы европейского типа — пятнадцать градусов ниже нуля будет считаться редким морозом. Снег — только мокрый, с дождем. В конце столетия в Сибири будет в три раза теплее, чем сейчас.
И это еще не самое страшное. Когда среднегодовые температуры достигнут достаточно больших величин, начнет оттаивать вечная мерзлота — тундры и болота. А в них накоплено невероятное количество метана. Метан — газ еще более теплозадерживающий, чем СО2, и парниковый эффект начнет развиваться по сказочной формуле "не по дням, а по часам". Кроме всего прочего это значит, что и вечная мерзлота (опять закольцованная реакция) начнет таять очень быстро. Теперь возьмите географический атлас РФ и посмотрите, сколько предприятий стоит у нас в северных регионах. "Норильский никель" повторит судьбу Атлантиды — он попросту утонет в зловонных болотах. БАМ превратится в деревенскую проселочную дорогу во время осенней распутицы. Города будут в лучшем случае полузатоплены в трясинах. Трубопроводы не просто прорвет — их разломает на множество коротеньких обломков труб по всей протяженности.
И наконец — "Послезавтра"!
— Биосфера — это самая сложная система на земле, и просчитать ее не в силах никто. И в то же время со стороны физиков и математиков к ней такое снисходительное отношение: "Ботаники-биологи, лютики-цветочки!" — неодобрительно высказался Виктор Иванович о коллегах по смежным дисциплинам.
В самом деле, фильм-катастрофа "Послезавтра", как объявили его создатели, снимался при тщательном научном редактировании и консультировании. Краткое содержание для непосвященных: ледники тают, Гольфстрим меняет направление, Канада, США, Европа, Северная Россия покрываются многометровым слоем льда, по всему миру стихийные бедствия. И все это — правда или очень близко к правде. И по сути леса Сибири, не поглощающие, а вырабатывающие СО2, — это пролог к фильму "Послезавтра".
Парниковый эффект, потепление — это только кажется, что хорошо будет, когда Байкал будет теплым, а по его берегам буду расти финиковые пальмы. Арктические льды тают — вот что ужасно. Теплое течение Гольфстрим, омывающее берега Европы и Америки, выполняет функцию батареи центрального отопления. Пресная холодная вода торосов и айсбергов плотнее, чем соленая океанская. Она просто оттолкнет Гольфстрим обратно. Это все равно что выключить батареи — добро пожаловать, полярные зимы, белые медведи и пингвины! Вслед за потеплением наступит новый ледниковый период.
С другой стороны, таяние льдов — это поступление невообразимого количества воды в Мировой океан. В этом году единственный раз за всю историю страны в Голландии плотина едва выдержала давление подступающего океана — вода обошла плотину и подтопила земли Страны тюльпанов. Через несколько лет, вполне возможно, никакой Голландии на карте не будет. И не только Голландии — все береговые города на всех континентах будут затоплены, за исключением северных, которые будут скованы льдом.
И выход только один — сажать новые леса
— Необходимо резкое увеличение лесных площадей! — утверждает иркутский ученый. — Молодые деревья активно выедают СО2, сейчас они еще могут скорректировать негативный эффект скопления парниковых газов в атмосфере. Первыми дошли до этого в Китае. Они сейчас активно насаживают лес на многих миллионах гектаров.
На мировом уровне необходимо подписание нового Киотского соглашения — не в том виде, в котором оно существует сейчас. Дело в том, что документ писался при сильнейшем лобби промышленников. И ограничения выбросов в атмосферу парниковых газов в нем сильно завышены. Тем более что сейчас в нем слабо прописана часть, касающаяся восстановления лесов. Нужно сохранить хотя бы то, что осталось. Для многих людей эта проблема умозрительная — ботаники какую-то фантастическую ерунду придумали. А это угроза глобальной экологической и климатической катастрофы.
P.S. В конце прошлой недели в Турции случилось торнадо. В Турции никогда такого не было. Между тем это один из признаков парникового эффекта — контрастность атмосферы, когда огромные массы разогретого воздуха столкнулись с холодными, образовав природный феномен, совершенно не характерный для этой местности. Как гласит философия Мэрфи, "улыбайся, завтра будет хуже".

Загрузка...