Раньше Качугская судоверфь строила ледоколы и танкеры

Сейчас предприятие занимается лесозаготовкой

Некогда Качуг славился на всю страну. В поселке делали суда, да какие! Теплоходы с ореховыми панелями и цветным линолеумом, танкеры, рефрижераторы, ледоколы... Судоверфь была заложена в 1933 году и к 70-му достигла больших высот. Чего стоили только ледоколы "Арктика" и "Антарктика"! Тогда на верфи трудилось более шестисот человек, Качуг процветал в прямом и переносном смыслах. Сейчас суда на верфи уже лет семь как не строят. Административное здание вообще заброшено. А в глубине территории работает лесопилка — открытое акционерное общество "Качугская судоверфь" (51% акций принадлежит государству) занялось лесом.

Антонина Батустина проработала на судоверфи 45 лет. Была машинисткой, секретарем у директора. По ее словам, судов строили на верфи очень много. А в войну помимо барж еще и фугасы делали.
— Территория у нас была как сад, — вспоминает Антонина Петровна. — Повсюду цветы, как в оранжерее, кругом чистота, ни окурка не увидишь. Цветы были и на улице, и в цехах. Все побелено, покрашено. На работу как на праздник ходили. Было время — по гудку собирались, так улица, что к верфи ведет, черным-черна была от народа. А еще помню, когда Сталин умер, так гудок гудел!
Все на верфи раньше было свое — кузница, механический, ремонтный цех и даже литейный. Помимо судов еще ширпотреб разный выпускали — ведра, лопаты.
Поселок Качуг река Лена разделяет на две части — левую и правую. В левой стороне Качуга, где и располагается судоверфь, раньше был самый центр общественной жизни. Одних клубов насчитывалось пять штук. Сейчас на этом берегу ничего не осталось, пустых бараков целые улицы.
— Безработица, нищета, дети в школу ходят плохо одетые, — рассказывают левосторонние качугцы. — Молодежь пачками мрет — "Трою" пьет.
— Как по Лене наши суда проходили! — всплескивает руками Антонина Петровна. — Как лебеди плыли. По 7—9 судов спускали, и весь народ к берегу выходил провожать красавцев. А сейчас лес вырубают, река совсем обмелела, ни одно судно уже не пройдет.
Александр Морозов, директор ОАО "Качугская судоверфь", говорит, что мечтает строить катера, но с 1998 года предприятие занимается только лесозаготовкой.
— Мы постоянно предлагаем себя как судостроителей, — говорит Александр Владимирович, — но заказов не поступает. А вскоре наши мечты станут и вовсе нереальны: в связи с разработкой Ковыкты областная администрация дала разрешение на строительство двух мостов через Лену в районе Жигалово. Эти мосты не позволят проходить большим судам.
Лена в районе Качуга, кстати, сейчас и без мостов практически не судоходна. Это обмеление — следствие вырубок 30-летней давности. А что будет еще лет через 30 лет, трудно даже представить.
Качугская судоверфь сама рубит сук, на котором сидит — сейчас 3—4 тысячи кубометров леса в год продает, но планирует довести показатели до 20 тысяч. Тем более что появились инвесторы — две братских лесопромышленных компании. Хотят взять в аренду лесосырьевую базу.
Тем не менее Морозов все же не хочет расставаться со своей мечтой:
— Большой корабль, конечно, мы сейчас уже не построим — много лет не работали, специалисты разъехались да и часть оборудования утрачена. Но маленькие суда выпускать очень хочется.

Метки:
baikalpress_id:  19 496