Байкальские бактерии питаются нефтью

В других водоемах мира таких активных чистильщиков нет

Одни байкальские бактерии пожирают нефть, другие не гнушаются полакомиться целлюлозой. К такому выводу пришли иркутские ученые, работая с микроорганизмами, обитающими в священном озере.
По словам Валентина Дрюккера, профессора лаборатории водной микробиологии Лимнологического института, член-корреспондента РЭА, доктора биологических наук, байкальские микроорганизмы разлагают до 70—90 процентов загрязнений, в то время как микроорганизмы других водоемов только 20—30 процентов.

За две недели бактерии съели пробирку нефти
Еще один сенсационный вывод, к которому пришли ученые: активность бактерий не всегда одинакова.
— Байкал — это холодильник, — говорит профессор Дрюккер. — Температура воды 3—4 градуса. Организмы находятся в анабиозе и сохраняют всевозможные удивительные свойства. Например, нефтеразлагающие бактерии. Когда нефти нет, они полуспят; когда нефть появляется, они быстро начинают питаться и размножаться.
Специалисты лаборатории поставили такой опыт. Налили в пробирку несколько миллилитров нефти и поместили туда байкальские микроорганизмы, способные ее разлагать. Через неделю-две нефти не стало. Черная жидкость превратилась в прозрачную — получились вода и газ. Эти бактерии практически съедают нефть. Это для них пища.
В священном озере имеются и целлюлозоразрушающие микроорганизмы. Пятно вокруг БЦБК не распространяется больше чем на 30 квадратных километров. Работает экосистема, и главную роль играют микроорганизмы. Но так как из трубы постоянно выливается определенное количество сточных вод, они не успевают все переработать. Там, где концентрация отходов меньше, организмы справляются. Поэтому пятно и держится в определенных рамках.
Труба: строить можно, только осторожно
В свете исследований иркутских ученых проблема трубопроводов, проложенных в непосредственной близости от Байкала, видится не столь безнадежной, как ее преподносят зеленые.
— Когда мы говорим про трубопровод, мы не утверждаем, что в Байкал нельзя выпустить ни одну каплю нефти, — говорит Михаил Грачев, директор Лимнологического института СО РАН. — Каплю можно; бочку — это уже авария; а тысячи кубометров — это катастрофа.
Михаил Грачев напомнил, что в определенных точках со дна озера на поверхность выходит нефть. По всей видимости, это молодая нефть, которая, где-то под дном озера образуется прямо сейчас, на наших глазах. Этой нефти на самом деле немного, и промышленного значения она не имеет. Более того, вся эта байкальская нефть перерабатывается микроорганизмами. Поэтому недавние попытки бурятского правительства наладить добычу нефти на Байкале выглядели по меньшей мере неубедительно.
Малое количество нефтепродуктов регулярно сбрасывают в Байкал и моторные лодки, и теплоходы. Озеро с этим справляется за короткое время. Скорость, с которой Байкал перерабатывает нефть, специалисты Лимнологического института сейчас изучают. Достоверно известно одно: чтобы справиться с большим нефтяным пятном, озеру понадобится не один десяток лет.
Что такое биоремедиация?
Валентин Дрюккер рассказал "СМ Номер один", что в настоящее время самая актуальная проблема для земного шара — борьба с загрязнением окружающей среды без причинения дополнительного вреда. Поэтому на первое место сейчас выходит наука биоремедиация — очищение природной среды от загрязнений при помощи биологических методов.
По словам Валентина Валерьяновича, среди биологических организмов в плане очистки наиболее эффективны микроорганизмы. Они быстро размножаются, время удвоения измеряется в часах, а у вирусов даже в минутах. К тому же микроорганизмы разлагают даже токсические, ядовитые продукты.
Этим вопросом лаборатория занимается уже два года. Не исключено, что в недалеком будущем в Иркутске будет выращена живая армия борцов с загрязнениями.
А потом ученые-лимнологи скажут новое слово и в медицине. В Байкале имеются микроорганизмы, которые выделяют особые биологически активные вещества. Из них можно сделать антибиотики.

Метки:
baikalpress_id:  20 687
Загрузка...