Радиоактивные вожди

Специалисты предприятия Сосновгеология находили в Приангарье радиоактивные кости животных, чай, краски

Обследование радиационной обстановки в Иркутске проводилось специалистами Сосновгеологии с 1989 года. Тогда был обнаружен 151 участок радиоактивного загрязнения. В пересчете на численность населения Иркутск стал самым радиоактивно загрязненным городом в тогда еще Советском Союзе. Потом 127 участков было дезактивировано. Осталось 14 наименее опасных, то есть удаленных от людей. Например, столб высоковольтной линии или золоотвал.
Однако с тех пор исследования в Иркутске не проводились. Но с развалом многих предприятий оборудование, содержащее радиоактивные элементы, оказалось на свалках или было попросту разворовано. Поэтому сложно даже представить, какая радиационная обстановка сложилась в городе на сегодняшний день.

Секретная программа
Леонид Малевич, начальник геоэкоцентра БСП Сосновгеология, член-корреспондент международной академии наук экологии и безопасности, рассказал корреспонденту "СМ Номер один", как после чернобыльской аварии, потрясшей в 1986 году весь мир, в Советском Союзе начались мероприятия по отслеживанию загрязнения радиоактивными осадками.
Согласно секретной программе, принятой еще в 1989 году, страна была поделена геологами-уранщиками на сектора. И Байкальским регионом (Иркутская, Читинская области, Бурятия) занималась Сосновгеология. Это предприятие, согласно всесоюзной программе, начало проводить аэро-, автомобильные и пешеходные съемки, направленные на обнаружение радиоактивных источников.
За время существования программы из 22 городов Иркутской области специалисты Сосновгеологии успели обследовать 18. И во всех этих городах были обнаружены загрязненные радиацией участки.
Радиоактивные дома Иркутской области
Некоторые виды загрязнений даже получили свои названия. Например, "братский тип". Это жилые дома, гаражи и другие сооружения из серого силикатного кирпича. Возводились они в 1977—1979 годах Братскгэсстроем. Серый кирпич содержал цезий-137.
В городе Братске наибольшую опасность представлял дом по улице Курчатова — до 2500 микрорентген в час. Прокуратура проводила разбирательство. Но дело так ничем и не закончилось. Откуда взялся радиоактивный кирпич, осталось тайной.
Одна из причин тому — отсутствие норм содержания цезия-137 в строительных материалах и вообще в природе. Но прописывать эти нормы никому и не могло прийти в голову, так как цезия-137 в принципе быть не должно, нигде и ни в каких количествах. Это искусственный радиоизотоп, который получают в атомных реакторах, а также, который образуется при ядерных взрывах.
После Братска подобный тип загрязнений был обнаружен в Железногорске-Илимском, Новой Игирме, Усть-Илимске и Вихоревке. В каждом из перечисленных населенных пунктов находилось по паре-тройке зданий из серого силикатного кирпича... Максимальную мощность дозы радиации специалисты зафиксировали в Вихоревке — 50 тысяч мкР/час.
Хороша чернобыльская конопля!
Однако кирпич оказался не единственным радиоактивным материалом, использующимся в то время на стройках Приангарья. Одна из иркутских оптовых баз закупила паклю, которую, как известно, делают из конопли. А конопля эта бурно произрастала либо в граничащей с Чернобылем местности, либо в самом Чернобыле. В результате от домов, построенных с использованием этой пакли, потом прилично фонило. Дело вновь дошло до суда и вновь ничем не закончилось.
Следы чернобыльской пакли, содержащей цезий-137, наши уранщики обнаруживали в различных садоводствах, расположенных близ Иркутска, в гаражах микрорайона Первомайского, в бане на Синюшке. Люди, которые непосредственно работали с этой паклей, несомненно, получили определенные дозы облучения. Но оптовая база, торговавшая радиоактивной паклей, куда-то испарилась, и спросить было не с кого.
Подарки из Чернобыля
Некоторые участки радиационных загрязнений специалисты Сосновгеологии называют экзотическими. По словам Виктора Киселева, главного специалиста геоэкоцентра, много шума в те годы наделал радиоактивный чай. Он находился на иркутском оптовом складе и был выявлен автосъемкой. Грузинский чай, также как конопля, из которой делали опасную паклю, являл собой последствие чернобыльской аварии.
Еще один "подарок" из Чернобыля — радиоактивное мясо. Его различными способами спихивали в глубинку, и следы мяса специалистам Сосновгеологии удалось обнаружить в Железногорске-Илимском.
Во время проведения плановой съемки в Железногорске были обнаружены радиоактивные кости крупного рогатого скота. Они валялись на свалке мясокомбината и показывали наличие цезия-137, что явно говорило о чернобыльском типе загрязнения.
Если на мясокомбинате завозной продукт разбавляли другим мясом — делали колбасу, сосиски и прочее, то это не опасно. Но если кто-то употребил внутрь это мясо в чистом виде, последствия должны были уже сказаться.
Талисман от американского друга
Однако больше всего экзотических случаев пришлось все же на город Иркутск. Так, у одной бабушки был обнаружен сувенир — дюралевая пластинка, память о муже. Супруг ее был летчиком и во время войны перегонял самолеты из Аляски в Сибирь.
— Бабушка рассказала, что пластинку мужу подарил американский друг, и советский летчик всегда носил ее в нагрудном кармане гимнастерки как талисман, — вспоминает Виктор Киселев. — В 1947 году в возрасте 37 лет он умер от рака легких. Не исключено, что роковую роль сыграла пластинка-талисман, но доказательств тому, конечно, не существует. Бабушка отдала нам этот сувенир с трудом — никак не хотела с ним расставаться. Мы ей объяснили, насколько он опасен: с одной стороны пластинки было напыление радия, и сувенир давал 72 тысячи микрорентген в час при фоне в Иркутске 15—20 микрорентген.
Все для дома, все для хозяйства
Согласно исследованиям 1989 года, самое сильное радиационное загрязнение в Иркутске было выявлено в микрорайоне Юбилейном. Источник излучения находился на балконе одного из жилых домов.
— Хозяева квартиры хранили на балконе пузырек с краской, который давал два миллиона микрорентген. Достаточно было подержать его в руках 15 минут, чтобы получить годовую дозу, — вспоминает Виктор Яковлевич. — Хозяин рассказал, что краску ему подарил кладовщик аэропорта и заверил, что это просто отличная краска — что не покрасишь, все светится.
От любви ко всему блестящему пострадали и некоторые жители Усолья-Сибирского. Там был завод горного оборудования. Потом завод стали растаскивать, и особой популярность пользовались светящиеся в темноте радиоактивные катафоты (сигнальные отражатели). Кто-то украшал ими велосипеды, кто-то автомобили, а истинные ценители прекрасного развешивали их в собственных квартирах.
Лозунг "Все для дома, все для хозяйства" действовал тогда и в Тайшете. Там народ разбирал на собственные нужды оборудование шпалопропиточного завода — блоки гамма-излучателей.
— Шпалы варят в креозоте, а чтобы определить уровень креозота, существует специальное оборудование, в котором присутствуют стеклянные ампулы с цезием-137, помещенные в стальной цилиндр, — рассказывает Леонид Малевич. — Это оборудование пришло в негодность, и его стали растаскивать, потому что там было много свинца. Один деятель принес домой блок с ампулой и начал с любопытством его разбирать прямо во дворе своей усадьбы. Увидев блестящий стальной цилиндр, он решил его распилить... Потом об этом доме в Тайшете ходили легенды. Дом вымер, там никто не жил, а место это считалось проклятым. Однако огород там остался, и все, что на нем росло, поражало своими размерами и сочностью. В заброшенном доме частенько кто-нибудь соображал на троих — закуски было вдоволь. Когда мы обнаружили этот участок, то все, что там росло, оказалось радиоактивным — картошка, лук... Дезактивировали участок целых два года — землю захоронили в хранилище спецкомбината "Радон".
Не обнимайтесь с вождями и царями
Радиация не обошла стороной и памятники. Известно, что чудо скульпторской мысли — голова Ленина в Улан-Удэ — дает 60 микрорентген в час. А пьедестал Александра III на набережной Иркутска — 33 мкР/ч. Это в два раза выше нормы. Дело в том, что гранит, добытый в определенных регионах, содержит некоторые концентрации урана. В Финляндии, откуда был завезен гранит для пьедестала Александра, уран имеется. В Иркутской области и Бурятии тоже — гранит для Ленина не за границей заказывали.
Специалисты заверяют, что памятники никакой опасности собой не представляют: с царем и вождем пролетариата никто постоянно в обнимку не сидит.
***

Финансирование программы по обследованию радиационной обстановки было полностью прекращено в 2002 году. В Иркутской области остались необследованными Алзамай, Бодайбо, Киренск и Тулун. Однако и в других городах Приангарья уже успело накопиться немало новых участков. Со времен обследования Иркутска прошло почти 15 лет. Предприятия разваливаются, и радиоактивные источники просто выбрасываются на свалки — спецкомбинат "Радон" за захоронение берет немало.

Загрузка...