Священник Кресто-Воздвиженской церкви Николай Деньщиков:<br />"Чеченские боевики проиграли идеологическую войну"

Иркутский священнослужитель окрестил солдат-сибиряков в Чечне. Командировка сотрудников епархиального отдела по взаимосвязям с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями проходила с реальным риском для жизни. "Окажись на прицеле чеченского снайпера священник или офицер, он не задумываясь выстрелит в человека в рясе, — рассказывает герой нашей публикации. — Священник возвращает солдата в строй, ободряет его, утешает, вселяет надежду. Ведь еще Суворов в своей "Капральской тетради" писал: "Молись Богу, от него победа".

К выстрелам привык на третий день
Поездку в Чеченскую Республику (первую за историю иркутской епархии) приурочили к двум праздникам — Пасхе и Дню внутренних войск. По благословлению архиепископа Иркутского и Ангарского владыки Вадима отец Николай и подполковник в отставке Николай Кизимов отправились к солдатам. И не с пустыми руками.
— Всем миром собирали средства на подарки военнослужащим. Предметы личной гигиены, машинки для стрижки волос, иконки, крестики. В основном я ехал туда, чтобы крестить парней. В городе Шали располагается наш Ангарский полк ВВ, в Аргуне — ОМОН, а в Центорое — собровцы. Со всеми нужно было встретиться, освятить военную технику, казармы. Более широкое объяснение этой поездки в том, что церковь заботится о спасении душ своей паствы, поэтому присутствие православного священника просто необходимо там, где есть верующие. И особенно — в строю. Священник — не зависимый ни от кого, кроме как от Бога, человек, которому солдат может излить свою душу (ни с замполитом, ни с военным психологом, мне кажется, не получится такого откровенного разговора).
По мнению отца Николая, теперешнюю обстановку в Чечне нельзя назвать спокойной:
— Это минная война, борьба с бандформированиями. Ведь у любой войны есть свои правила, там же их нет. Сами посудите, солдаты ловят ребятишек. Один из таких в свои 14 лет уже профессиональный минер. Он совершил восемь подрывов с человеческими жертвами. "Зарабатывал деньги на компьютер", — объяснил мальчишка солдатам, и после долгой беседы его отпустили.
"Мы приехали с миротворческой миссией"
Православного священника чеченцы встретили не очень радушно. Как только слух о визите батюшки облетел окрестности, пошла волна отрицательной реакции.
— В ночь на 27 апреля (накануне дня Внутренних войск) комендатуру в Шали, где мы остановились, обстреляли из подствольных гранатометов. Было страшно, но обошлось без паники. Вообще выстрелы, а в Чечне стреляют часто, дики для слуха, но уже на второй-третий день к этому начинаешь привыкать... Местное население нашему приезду не обрадовалось, почему-то они были уверены, что приезд священника для них не предвещает ничего хорошего, все готовились к проведению спецоперации. Говорили: "Приехал благословлять на убийства наших детей". Мы встречались с представителями Шалинской администрации, объяснили, что приехали поддержать солдат, которые выполняют здесь миротворческую миссию, что мы молимся о наступлении долгожданного мира.
К российским солдатам, кстати, отношение чеченцев тоже не однозначно. Парням приходится терпеть оскорбления людей, которые судят о всей армии по единичным недостойным поступкам отдельно взятых военнослужащих. Это в основном контрактники, те из них, которые едут на войну зарабатывать деньги.
Вся сила — в вере
Зато солдаты-срочники батюшке обрадовались.
— Очень охотно шли на контакт. Было видно, как они преображаются, ободренно чувствуют себя после таинства. Мне довелось крестить десяток солдат, которые только что вернулись с задания. До Крещения на них лица не было, но после их усталость как рукой сняло — преобразились, стали улыбаться... Вся сила — в вере, а слабость от неверия. Однажды ко мне подошел молодой офицер, он командовал ротой, не вспомню, в первую или во вторую кампанию. Вся рота погибла в бою, только он остался в живых. С тех пор он ищет ответ на вопрос, кто виноват в этом, на Бога обижается, говорит: "Я же молился ему!" А видно, что в Бога-то он и не верит, не знает его. Надежда только на себя самого силы не добавляет, это неправильное понимание жизни. И как ему можно было помочь, если помощи он сам не ищет. Только время способно излечить такие болячки. И кто здесь действительно виноват? Все в руках Господних. Я объяснил офицеру, что тем ребятам, погибшим в бою за клочок земли, который испокон веков считался Россией, Господь уготовит мученические венцы на небесах. Своим подвигом, а иначе их гибель не назовешь, они удостоились райских обителей.
"Отче наш" помог вырваться из окружения
По Чечне отец Николай перемещался в камуфляже. Но даже в военном облачении в нем признавали батюшку.
— В республике не так мало православных. Например, мы побывали в 14-й школе, там много русских учителей. Вот только не все афишируют свою веру. Боятся расправы. В Грозном был один-единственный православный храм, его разрушили во время ковровых бомбардировок. Там еще до войны служили отец Анатолий и отец Александр. Отца Анатолия похитили и убили, на отца Александра было совершено пять покушений, после он уехал из Грозного. Так что с 1996 года в Чечне нет постоянного православного священника. Однако службы в Грозном все-таки проводятся, на праздники в храм приезжает священник из Москвы, таинства совершаются в бывшем доме священника. Мне было очень приятно познакомиться с хранительницей храма Антониной — без преувеличения можно сказать, что свою миссию она выполняет под страхом смерти. В этом храме я отслужил панихиду по убитым на войне.
Вся беда религиозной конфронтации, считает священник, от невежества:
— Вот вам пример. Священник приходит освящать казарму, окропляет комнаты святой водой, а один из солдат натягивает фуражку на глаза, пытаясь уберечься от попадания святой воды. Батюшка спрашивает, хорошо ли тот себя чувствует, на что парень сообщает, что он мусульманин и участвовать в обрядах православных ему запрещено. Священник тогда спрашивает, читал ли молодой человек Коран, выясняется, что нет. "А ты прочти, советует священнослужитель, в одной из сур написано, что первый друг мусульманина — христианин"... Истинный мусульманин не позволит себе угрожать чьей-либо жизни. Это ваххабиты могут обещать милость Аллаха за убийство, они не правоверные мусульмане — грубо говоря, это тоталитарная секта... Вы знаете, сами боевики признают, что они упустили тот момент, когда в Чечню начали приезжать православные священники, и тем самым проиграли идеологическую войну. Знаете, теперь, когда бандиты кричат: "Аллах акбар!", наши отвечают: "Христос воскресе!" Вот реальный случай. Российские солдаты попали в окружение. Гибель всего отряда казалась неотвратимой. И вдруг один из парней громко, внятно, с душой начал читать "Отче наш". И все воодушевились, начали стрелять и бросать гранаты так, что вызвали смятение в стане врага и смогли вырваться из окружения без потерь. Вот что значит сила веры...
По убеждению отца Николая, убийство остается одним из самых тяжких грехов:
— Катехизис Филарета Московского, конечно, не вменяет в грех убийство на войне и по приговору суда, но все-таки заповедь "Не убий" остается фундаментальной. Люди, убившие однажды, всю жизнь несут в своем сердце эту тяжесть. Церковь беспрестанно молится о власть предержащих и военных. "Научая солдата молитве, мы прививаем ему совестность", — говорил Суворов. Человек без совести с оружием в руках опасен для общества.
Православные кладбища в запустении
Двум Николаям — священнослужителю и отставному подполковнику — не раз приходилось рисковать.
— Николай Николаевич Кизимов долго прожил в Чечне, он здесь учился, работал, здесь похоронена его мать. По просьбе моего спутника мы отправились на кладбище, хотя та же Антонина предупреждала, что все кладбища заминированы. И это было видно по запустению на погосте: люди боятся приходить сюда. Но все обошлось, мы установили на могиле крест, отслужили литию. Правда, пришлось прятаться от снайпера, избегать обзорных мест...
Иркутский священник пробыл в Чечне с 24 апреля по 6 мая.
— Весну 2004 г. в Чечне сравнивают с августом девяносто шестого (накануне второй войны). Затишье перед бурей. Так и вышло, террористы убили президента республики. При том, что Кадыров немало сделал для Чечни, отношение местного населения к нему было в основном негативным. Сами посудите: гвардия президента, его охрана были укомплектованы из вчерашних бандитов. Получив удостоверения, они продолжали творить бесчинства. Убийство Кадырова сейчас вызывает много недоуменных вопросов. Не удивлюсь, если президента убила его же охрана, змееныши, которых он пригрел на груди...
Поездки иркутских священников на войну будут регулярными:
— У меня есть желание повторить поездку в Чечню. Там нужен священник. Кроме того, мне очень понравилась республика — природа, горы, люди. И если все сложится благополучно, уже со следующей пересменкой в республику отправится спецвагон с большим подарком. В Шалинской военной комендатуре изъявили желание установить в своем расположении часовню. Средства на строительство собираем всем миром, мы уже договорились с начальником ГУИН Павлом Радченко, что часовню человек на тридцать срубят в 19-й колонии, проект будет таким же, как у часовни в Бозое (ее тоже собирали в этой колонии). Уже выбрано название: Во имя святителя Иннокентия, первого епископа Иркутского, всея Сибири, чудотворца.
{Справка "СМ Номер один"
Николай Деньщиков родился в 1980 году в Иркутске. Учился в средней школе в Баяндаевском районе, заканчивал — в Свердловской области. Далее два года Новокузнецкого православного духовного училища, затем получал образование в Белгородской духовной семинарии с миссионерской направленностью. После учебы вернулся в Иркутск, 10 августа 2003 года рукоположен в сан иерея. В настоящий момент является клириком Кресто-Воздвиженского храма.}

Метки:
baikalpress_id:  1 262