Участковый из Анги истребил всех глухарей

Майор Анатолий Вечеренко с одинаковым успехом раскрывает запутанное убийство и кражу курицы

Эта история случилась несколько лет назад возле деревни Анги Качугского района. Тракторист при вспашке поля, разворачиваясь на мусорной яме, выдернул из земли скелет неизвестного мужчины. Дело выглядело полным глухарем, и оно, безусловно, таковым бы и осталось, если бы за него не взялся Анатолий Вечеренко, местный участковый.

Дело о похищенной курице
Анатолия Вечеренко называют местным Анискиным. Он работает участковым в Анге уже 32 года и за это время изучил всю округу вдоль и поперек. Расследование кражи курицы у какой-нибудь старушки поставило бы в тупик любого матерого оперативника, однако Анатолий Петрович раскрывает такое преступление за считанные минуты.
— Я точно знаю, кто на что здесь способен, — говорит Вечеренко. — Пока пью чай, обдумываю все возможные варианты. Потом остается провести две-три встречи — и все, кража раскрыта. Наши пенсионеры — люди старой закалки, к ворью относятся очень негативно. От них я столько информации получаю, что только компьютер включай, — участковый указывает на свою голову, — и начинай работать.
— А стоит ли каждой курицей заниматься? Наверное, есть у участкового дела и поважнее...
— Курица стоит 200 рублей. А пенсия у бабушки 800 рублей. Так что мне проще найти ей эту курицу — на душе спокойнее будет.
Деревенский участковый должен быть крестьянином
В 2003 году на участке Вечеренко было совершено 18 преступлений, и лишь одно осталось нераскрытым: в лесу, в 70 километрах от Анги, неизвестные забили лошадь. На общем неблагоприятном криминальном фоне Анга резко выделяется в лучшую сторону. Уважают местные Анатолия Петровича.
— Я деревенский участковый, — говорит о себе Вечеренко, — а он должен быть крестьянином. Уметь доильный аппарат собрать, корову подоить.
— И вы умеете?
— Конечно. О чем я могу с теми же доярками разговаривать, если я в их деле ничего не понимаю? Или, например, идет посевная, необходимо засеять площадь в 300 гектаров. Сколько необходимо зерна, если сеять в крест?
— Не знаю.
— А если я не буду знать, мне любой механизатор лапши может навешать. На гектар необходимо 2,5 центнера. Умножаем 2,5 центнера на 300 гектаров. Должно уйти 7,5 тонны. А если ушло 10 тонн, куда остальное девалось? Или продал налево, или неправильно отрегулировал выход зерна.
Немецкий язык и омулевая бочка
Когда четыре года назад местное хозяйство возглавил Павел Козлов, Вечеренко сразу стал его активным помощником в наведении порядка. Директор нередко звонил ночью участковому, и они выезжали на тот или иной объект — ловили воров. А охотников до общественного добра тогда было немало. По 30—40 человек в год получалось. И ведь отучили народ от пагубной привычки. Сейчас в Анге редкий случай, если кто-то литр молока с фермы возьмет.
А ведь могло так произойти, что Вечеренко стал бы не участковым, а учителем иностранного языка, переводчиком или специалистом рыбного хозяйства. В школе (а учился он здесь же, в Анге) Анатолий Петрович проявлял склонность к немецкому языку. Учителя были уверены, что он пойдет в иняз.
Однако жизнь распорядилась по-иному. В 1969 году, после окончания школы, Вечеренко оказался в Улан-Удэ, где устроился в институт рыбного хозяйства лаборантом. Весь летний сезон будущий участковый ходил по Байкалу, изучал омуля. А 1 ноября позвонила мама — пришла повестка в армию. Анатолий Петрович служил инструктором службы собак в погранвойсках на Даманском полуострове. А как вернулся домой, сразу пошел в милицию.
Дело о пропавшей "двойке"
Одно из самых интересных дел в практике майора Вечеренко случилось лет десять назад. Как мы уже рассказали, возле Анги тракторист выворотил из земли скелет неизвестного. Идентифицировать личность погибшего не представлялось никакой возможности. Дело выглядело полным глухарем, и очень скоро про него все забыли. Кроме Вечеренко. Скелет нашли на его участке, и Анатолий Петрович никак не мог с этим смириться.
— Прошло месяца четыре, — вспоминает участковый, — и как-то я обратил внимание, что у одного нашего жителя, Сергея Воробьева, каким-то чудесным образом преобразилась машина. У него были "Жигули"-"двойка", разбитые в пух и прах, а тут смотрю: машина почти как новая. Я остановил его, спрашиваю: "Где ремонтировал?" Он отвечает: "В Качуге, в сервисе". Бодро так, без запинки. Но на душе у меня какой-то осадок остался. Чувствую, что-то не то. Я поехал в Качуг, зашел в сервис, спрашиваю: "Вы Воробьеву из Анги машину ремонтировали?" "Нет, — говорят, — не ремонтировали". Ну, думаю, совсем интересно получается. Еду к Воробьеву домой. "Двойка" на улице стоит. Прошу хозяина документы на машину показать. Тот документы найти не может. "Ладно, — говорю, — открывай гараж". Смотрю: Воробьев аж в лице изменился. "Ключей нет", — говорит. Я беру лом, открываю гараж — его разбитая машина стоит. Я ему сразу наручники надеваю — и в камеру.
Когда сотрудники милиции начали пробивать загадочную "двойку", выяснилось, что машина была зарегистрирована в Иркутске. Несколько месяцев назад ее хозяин исчез вместе с машиной. Последний раз его видели возле автовокзала, когда он ожидал пассажиров.
В беседах с Воробьевым выяснилось, что он специально поехал в Иркутск, чтобы найти абсолютно такую же машину, как у него. Возле автовокзала нашел нужный вариант. Попросил водителя довезти его до Хомутово, по дороге застрелил его и пригнал машину в Ангу вместе с трупом. Вместе с женой они пытались сжечь тело в бане — не получилось. Тогда они вывезли убитого на свалку и там подожгли.
Убийце дали 15 лет, но он пробыл на зоне только пару месяцев — при загадочных обстоятельствах Воробьев был убит.
— Жена его сказала на суде, — вспоминает Анатолий Петрович, — я достану тебя везде. Может, и вправду достала.
Сухой закон участкового Вечеренко
Еще один штрих к портрету участкового: Вечеренко никогда не пил — ни пива, ни вина, ни водки. Местные знают об этой особенности майора и никогда в собутыльники не приглашают. Однако уважения у местных мужиков эта странная по деревенским меркам черта характера не убавила.
— Если я уйду на пенсию, — рассуждает Вечеренко, который, кстати, уже семь лишних лет работает (при необходимом стаже в 25 лет у него 32 года), — кто на мое место придет? Пока я замены не вижу. Более того, сейчас в милиции появляются посторонние люди — откуда они берутся, не знаю. Так что не могу пока я свой участок никому доверить.
P.S. В марте Анатолий Вечеренко был награжден медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени, с чем мы его и поздравляем.

Метки:
baikalpress_id:  20 711