Страшная тайна музейных экспонатов

Личные вещи расстрелянных "врагов народа" являются теперь музейными раритетами

Однажды в экспозиции Иркутского художественного музея я увидел большую хрустальную вазу в серебряной оправе работы Карла Фаберже. Внимательно пригляделся, а на ней надпись: "Дорогому Николаю Петровичу Еракову". "Откуда в музее появилась эта ваза?" — невольно задал я себе вопрос.

Двадцать лет назад я бывал в гостях у Софьи Николаевны Ераковой-Даукшо — дочери Николая Еракова. Он был видным юристом, председателем Иркутской судебной палаты, страстным коллекционером, владел небольшим собранием картин. 31 декабря 1916 года по Высочайшей грамоте был награжден орденом Святого Благоверного Великого князя Александра Невского. 13 октября 1923 года Ераков был убит на улице Рабочей, недалеко своего дома.
Огромная коллекция картин, антиквариата перешла по наследству его дочери Софье, супруге поляка Евгения Владиславовича Даукшо — главного провизора Иркутска.
Желая разгадать тайну попадания экспонатов из коллекции Еракова в художественный музей, я снова решил посетить семью Даукшо. Дверь открыла незнакомая женщина, которая назвалась Натальей Викторовной Бобковой и сообщила, что Софья Николаевна умерла в 1975 году.
Хозяйка рассказала, что является праправнучкой Еракова и правнучкой Даукшо. Ее прадедушка был репрессирован в 1937 году и приговорен к ВМН (так тогда сокращали высшую меру наказания) с полной конфискацией имущества. Их вещи, сообщила Наталья Викторовна, находятся теперь в Иркутском художественном музее.
На нескольких старинных фотографиях с интерьером квартиры я узнал экспонаты, которые действительно можно найти сейчас в экспозиции музея: бронзовые статуи "Мальчик с черепашкой", "Табун кабардинских лошадей, возвращающихся с поля", картина "Буря на море", фарфоровые статуэтки Гарднера и Перевалова, китайские вазы...
Появилась мысль помочь законным наследникам вернуть конфискованное. Общими усилиями мы написали заявление в ФСБ по Иркутской области с требованием ознакомиться с делом Е.В.Даукшо. Уже через несколько дней Наташа получила положительный ответ.
Во время ознакомления с делом N 7679, начатым 25 июля 1937 года и оконченным 15 февраля 1938 года, я был рядом с Наташей. Она была сильно взволнована, листая пожелтевшие страницы страшной истории.
Из материалов дела следовало, что, поскольку Даукшо был поляком, его обвинили в шпионаже и разведывательной деятельностью в пользу польской разведки. Тогда Сталин боялся, что Польша будет воевать на стороне Германии против России, и отдал приказ ГПУ И НКВД о ликвидации поляков по всей стране.
Документы уголовного дела были оформлены безграмотно. Арест производил Ю.Попов, младший лейтенант КГБ. Вот выдержки из описи, составленные им в августе 1937 года:
"N 39. Штукатурка с ключом" — (вероятно, подразумевалась шкатулка с ключом. — Авт.), далее: табакерки, монеты, кошельки, броши, кольца, сережки, цепочки, часы, медальоны...
N 113. Боги буддийские, бронзовые — 8 штук
N 114. Части к богам — 9 штук
N 136. Мундир красного сукна, шитый золотом (сенаторский)
N 137. Шляпы треуголки (Это мундир и шляпы самого Еракова. На старинной фотографии он стоит в полный рост в этом облачении. — Авт.)
N 140. Гандилябры бронзовые — амур с цветами (понятно, что речь идет о канделябрах. — Авт.)
N 207. Гравюры (Тут, возможно, речь идет о самом ценном — гравюрах самого Рембрандта, которые до сих пор не удалось отыскать. — Авт.)"

Всего было изъято, как я подсчитал, 1536 (!!!) предметов.
По нашему запросу ФСБ предоставила все заверенные необходимые документы для обращения в суд с иском о возврате имущества, в т.ч. справку о реабилитации, в которой указано:
"Дело по обвинению Даукшо Евгения Владиславовича, 1886 г.р., уроженца г. Томска, до ареста 21.07.37 г. проживавшего в г.Иркутске, работавшего врачом кассы Коопинсоюза в г. Иркутске, привлеченного к уголовной ответственности Постановлением НКВД СССР и прокурора СССР от 06.01.38 г. по ст. 58-1 "А" УК РСФСР и подвергнутого расстрелу, дата смерти 19.02.38 г. (г. Иркутск), пересмотрено определением военного трибунала Забайкальского военного округа от 14.11.58 г. и производством прекращено за отсутствием состава преступления. Даукшо Евгений Владиславович реабилитирован".
Имея на руках несколько фотографий квартиры Еракова и Даукшо, я расспросил некоторых бывших работников областного художественного музея. Они пояснили, что все предметы интерьера находятся в музее на экспозиции и в фондах, то есть имеются в наличии.
Согласно Инструкции по применению положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда от 2 марта 1982 года (п. 7), возмещению подлежит "имущество, конфискованное или обращенное в доход государства судом либо изъятое органами дознания или предварительного следствия, а также имущество, на которое наложен арест". В случае смерти гражданина имущество возвращается его наследникам.
Таким образом, вся коллекция Еракова, конфискованная согласно акту НКВД от 7 августа 1937 года и другим документам, должна непременно быть возвращена ее истинным и законным наследникам — а именно Наталье Бобковой и ее многодетной семьей, живущей теперь у самой черты бедности.
В данный момент Наталья Бобкова с помощью юристов составила исковое заявление "Об истребовании имущества из чужого незаконного владения". Этот документ в ближайшее время будет передан в Кировский районный суд. Документов и фотографий, прилагаемых к заявлению, предостаточно для того, чтобы доказать, что Наталья Бобкова является истинной и единственной наследницей конфискованного у ее прадедушки Е.В.Даукшо антиквариата.
P.S. Обращаюсь через газету ко всем читателям. Прошу откликнуться всех, кто пострадал от репрессий как в советское время, так в постперестроечный период. Отзывы на публикацию прошу писать в редакцию газеты на мое имя или на мой адрес: 664025 Иркутск, ул. 5-й Армии, д. 61, кв. 30.
{Досье "СМ Номер один"
Григорий Красовский — известный в Иркутске антиквар. Он неоднократно подвергался гонениям со стороны государства, его коллекции изымались правоохранительными органами и передавались в музеи.
В июле 1985 года ему было предъявлено обвинение в "покушении на спекуляцию". Без санкции прокурора у Красовского были конфискованы дорогостоящие иконы (XVIII—XIX веков), столовое серебро, золотые часы, которые потом разобрали, чтобы определить вес золотого корпуса с точностью до сотых граммов, и много других антикварных вещей.
Красовского арестовали и поместили в следственный изолятор. В процессе следствия следователь "по-дружески" советовал подарить конфискованное музею. "Тогда с тобой обойдемся помягче", — говорил он. Получив отказ в оформлении дарственной, следователь пообещал коллекционеру семь лет лагерей с полной конфискацией имущества. Приговор суда полностью совпал с обещанием следователя.
Освободившись в 1988 году условно-досрочно, Григорий Красовский добился отмены приговора, а 17 сентября 1990 года президиум Красноярского областного суда оправдал его за отсутствием состава преступления.
Суд также вынес постановление о возврате всего конфискованного, которое на тот момент находилось в Иркутском областном художественном музее.
}

Загрузка...