Врач выдавливала ребенка простынями

Очередное уголовное дело против врачей: в Новонукутском роддоме врач четыре часа пыталась извлечь ребенка из лона матери, выдавливая его руками и простынями

Эта кошмарная история, произошедшая в августе 2003 года, не выползла бы дальше коридоров Нукутского районного суда, где сейчас слушается уголовное дело о смерти новорожденного сына 22-летней жительницы села Хадахан Ульяны Николаевой. Не в интересах администрации, особенно накануне серьезных политических событий, предавать огласке подобные происшествия в больницах. Но молоденькая мать умершего младенца, а также его дед и бабка, не уверенные, что виновные понесут справедливое наказание, обратились в редакцию "СМ Номер один".

Прием повитухи
Ульяна Николаева работала в районном Доме досуга хореографом. И еще училась в Улан-Удэнском институте культуры. Как и положено молодым девушкам, она вышла замуж — за местного, нукутского парня — и готовилась уже стать матерью. Все процедуры, положенные беременным, она исправно выполняла, проходила УЗИ, обследования, больше месяца провела на сохранении в убогой районной больнице — врачи нашли у нее отеки. Врач, говорит Ульяна, относилась к пациенткам безразлично, иногда — по настоянию беременных — делала обход.
Но все бы ничего. Все бы забылось сразу после родов. Если бы не трагические обстоятельства — ребенок Ульяны прожил всего две недели. А сама она испытала тяжелый шок. Четыре с лишним часа она провела на родильном столе. Ее ребенок был крупным.
Из заявления Ульяны в прокуратуру:
"Врач стала локтем давить на живот и выталкивать плод, но безрезультатно... Забралась на стол за моей спиной, уперлась кулаками в живот и стала опять его выталкивать. Потом принесли простыню, перетянули живот и стали тянуть с обеих сторон. Но и это не помогло... Эти мучения и невыносимая боль продолжались около четырех с половиной часов. Я уже начинала плакать, просить, чтобы меня прокесарили, но только к первому часу врач решила вызвать бригаду врачей для кесарева сечения. По телефону вызвали скорую, которая собирала врачей..."

Отец Ульяны, колхозник, инвалид второй группы Илья Николаев, уже потом, после трагедии, ездил в Усолье к врачам.
— Меня спросили, что это за повитуха у нас роды принимает. Ну какая повитуха? Врач высшей категории Андриянова Елизавета Васильевна.
Илье Николаеву в Усолье объяснили, что способ, которым пытались извлечь на белый свет его внука, называется методом Кристеллера и на практике в современном акушерстве практически не применяется.
— Адвокат наш сказал, что применяется он не больше 20 минут. А Ульяну мучили 4 часа...
Что же такое метод Кристеллера? В медицинском словаре поясняется, что метод назван по имени берлинского врача Самуила Кристеллера. Заключается в том, что "нажим извне на попку младенца через позвоночник ребенка передается к его голове и облегчает ему скольжение. Акушер или врач помогает родовым потугам, надавливая руками или предплечьем на живот в самом высоком месте матки". Про простыни, как видите, ничего не сказано.
Ребенка могли убить еще в животе
Почему врач предпочла четыре с лишним часа выдавливать ребенка, вместо того чтобы сразу сделать кесарево? Тем более если было известно, что ребенок крупный. (Кстати, диагноза, который Ульяне поставили после родов — клинически узкий таз, — на тот момент почему-то и в помине не было.)
После родов Ульяна и ее родственники пытались получить ответ на этот вопрос у главного гинеколога района Татьяны Имедоевой, которая присутствовала при операции.
— Мы потребовали объяснения по поводу моих родов. На вопрос, почему же не прооперировали сразу, нам ответили, что не было анестезиолога. И сказали со всеми претензиями обращаться в администрацию больницы. Также Имедоева объяснила, что к тому времени — к часу ночи — встал вопрос о спасении жизни матери.
Ульяну прооперировали после того, как в больнице появился анестезист (он был в поездке вместе с главврачом). Он взял на себя такую ответственность и дал Ульяне наркоз — без разрешения врача-анестезиолога анестезист не может вводить наркоз. Куда же делся районный анестезиолог? Он был в своем законном очередном отпуске. Как же администрация больницы прикрыла эту кадровую дыру? Родители Ульяны узнали, что главный врач устно договаривался с анестезистом Заларинской районной больницы, чтобы тот помог в случае необходимости. Но почему тогда Ульяну не отвезли в Залари или не привезли тамошнего анестезиолога в Новонукуты? Ведь расстояние смешное — 24 км, то есть 20 минут езды! Но сие остается сокрытым в тайне. На этот вопрос Ульяне врачи так и не ответили.
Дальнейшее продолжение разговора с главным районным гинекологом повергло Николаевых в шок. Рассказывает Ульяна:
— Я спросила: "А что бы случилось со мной, если бы анестезист не подъехал?" На этот вопрос Имедоева ответила, что тогда бы мне провели плодоразрушающую операцию.
Что же такое плодоразрушающая операция? Согласно справочникам, это операция, "имеющая целью разрушить часть плода, уменьшить его объем и сделать возможным его извлечение через естественные родовые пути. В современном акушерстве она возможна исключительно на мертвом плоде. Или в отдельных редких случаях на живом — при уродствах плода или если нет условий для родоразрешения другими способами".
Фактически этой операцией ребенок был бы убит и в расчлененном состоянии, по кускам, покинул бы тело матери. Человечество так долго спорит о позволительности абортов, так можно ли нормально отнестись к тому, что хотят разрушить тело сформировавшегося девятимесячного человека, готового начать свою маленькую жизнь? Думала ли об этом врач, посвятившая четыре часа драгоценного времени странным методам родовспоможения?
Но ведь в этом случае другие способы были!
— Судебно-медицинская экспертиза показала, что ребенок уже вышел головкой в малый таз. А врач почему-то давила мне на живот так долго. И потом, врачи говорили, что он лежал в матке. Вторая экспертиза конкретно описала, что в этом случае можно было применять акушерские щипцы. Но их не применили. Мне сказали, что от них большой травматизм.
Не правда ли, интересная логика: неужели менее травматично в течение четырех часов выдавливать ребенка?
13 дней комы
Сын Ульяны Николаевой прожил только две недели. Могло ли быть иначе?
Его поместили в реанимацию в Новонукутах.
— Санавиация прилетала. Посмотрели на ребенка, сказали, что нетранспортабельный, оставили под аппаратом, — у матери Ульяны, Надежды Николаевой, дрожит голос.
Когда педиатр поставила их в известность, что нужно частным образом везти для ребенка специалиста-нейрохирурга из Иркутска, они погрузились в машину и отправились в областной центр.
— Педиатр предварительно созвонилась с ним, договорилась. Мы забрали врача из дома. Примчались в Новонукуты. Он осмотрел ребенка и сказал, что у него повреждена голова и кровоизлияние в шейный отдел спинного мозга. Сказал, что имело место грубейшее механическое повреждение и что младенец проживет только неделю-другую. Шансов у него практически нет. Надеяться можно только на чудо. А всю обратную дорогу он ругался, — рассказывает Илья Николаев.
Но чуда не случилось. Пролежав в коме 13 дней — только сердце стучало, — малыш умер. В Иркутске дали окончательное заключение — травма, не совместимая с жизнью.
Кто ответит за смерть малыша?
Главный гинеколог района Имедоева признала в действиях коллеги врачебную ошибку. Когда это случилось, больница вернула Николаевым средства, затраченные на лечение малыша, — деньги, затраченные на надежду. Но никто так и не ответил на вопрос: почему Ульяну не стали вывозить из Новонукутска, почему не воспользовались помощью анестезиологов соседних ЦРБ? Врач недодумалась? Но это странно не только для врача с 20-летней практикой, но и просто для человека, у которого все в порядке с головой. Либо здесь кроется что-то, что врачи и администрация больницы не хотели бы обнародовать.
— Вначале врачи обвиняли администрацию больницы. А сегодня они ее защищают. И Андриянова прикрывает главврача, — считает Ульяна после нескольких судебных заседаний по уголовному делу, которое завела на врача Андриянову прокуратура района.
Дело квалифицируется статьей 109, часть 2 — причинение смерти по неосторожности. Статья предусматривает наказание до пяти лет ограничения или лишения свободы с возможностью дополнить наказание лишением права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности.
Будучи уверенными в причастности к трагедии администрации больницы, Николаевы намерены начать гражданское производство. Уже подан иск на главного врача больницы Александра Дульбеева. Николаевы ждут только окончания уголовного суда.
Чем окончится уголовный процесс и как пойдет гражданский, Николаевы боятся даже предполагать.
— Ну вот скажите, почему сейчас, когда идет процесс, главврач и гинеколог ходят на беседы к судье?
...Во время нашего визита в Новонукуты мы надеялись переговорить с главврачом, но, к сожалению, он и врач Андриянова как раз были у судьи...

Метки:
baikalpress_id:  20 376