В селе Бирит объявлен бойкот спиртоторговцам

Пьяную жизнь своей деревни жители решили прекратить собственными силами. На сходе они решили оставить торговцев спиртом без воды и не пахать им огороды.

Зона
Село Бирит, бывшее когда-то бурятским поселением (старики еще помнят юрты на берегу залива), что в Балаганском районе, нехорошо прославилось еще в стародавние гулаговские времена, когда в 49-м году НКВД организовал здесь лагерь, преимущественно женский. После смерти вождя всех пролетариев лагерь прикрыли. Но до сих пор место, где он стоял, называют "зона".
На зоне в худом браке, оставшемся с тех лет, проживает единственная жительница — Людмила Слободчикова, приехавшая в Бирит, когда было объявлено о роспуске заключенных. Она категорически отказывается куда-либо переезжать.
Историю лагеря она почти не знает — не сидела, но послелагерный быт и соседей своих помнит хорошо:
— Был немец Шнайдер, как раз сосед. Так и не открыл, за что сидел. Дашка Дегтярева — померла недавно — неграмотная была, украла что-то. Еще людоед один сидел. Отбывал где-то в Иркутской области, потом тут поселили. Женился. Мы его дразнили: "Как ты Надю-то не съел?" Армян много было, целая улица. Два верблюда ходили.
От зоны остались землянки и барак. Но еще вопрос, когда жизнь деревни Бирит, что в переводе с бурятского означает "яма", была счастливее. Пьянство превратило Бирит в настоящую яму. Точно так же, как и соседние деревни.
Пьяная жизнь
Биритское общество, численность которого едва перевалила за шестую сотню (к сельсовету относиться еще крошечная деревушка Одиса), каждый месяц лишается одного своего члена. Так происходило пять последних лет. Из пятидесяти пяти умерших только одиннадцать скончались исключительно по болезни или старости. Остальные — достаточно молодые мужчины — почили в состоянии спиртового угара.
Пьяные завихрения сносят крыши у сельчан. Зимой один мужичонка сжег себя заживо. Первая попытка не удалась — воспрепятствовали соседи. Во второй раз не углядели. Пил мужик страшно, в течение многих лет. Около двух лет назад дамочка по пьянке зарезала мужа — со второй попытки. За год до происшествия воинственная женщина уже пробовала воткнуть нож в супруга. Он заявлять не стал, в милицию написал, что сам поранился по неосторожности. Немного раньше племянник по пьяной лавочке до полусмерти запинал родного дядьку. В итоге дядька лежит, а племянник сидит.
Главный борец с пьянством в Бирите, как оно и водится, женщина. Бывшая учительница, ныне обремененная многими полномочиями главы поселковой администрации Людмила Анатольевна. Ситуацию со спиртом в их отдельно взятой деревне она комментирует весьма лаконично:
— Невыносимо уже.
Бывшей учительнице тошно смотреть на папаш, пришедших к ней выпрашивать пенсии по инвалидности для своего ребенка — точнее, для себя, на выпивку. В школе, где она много лет отработала, появились вспомогательные классы для детей с умственной неполноценностью.
Детей от родителей-алкоголиков целыми семьями (у одной молодой мамаши реквизировали сразу четверых отпрысков) вывозят в соседний Балаганск — в приют. За последний год через балаганский социально-реабилитационный центр "Аист" прошло 15 биритских детей. Сердобольный персонал "Аиста" старается, чтобы ребятишки не задерживались в убогих условиях центра, и рассылает их в детские дома. Может быть, 15 биритских детей покинули родную деревню.
Бывшая учительница травит учеников
Сегодня, считает глава администрации, в Бирите только самых злостных торговцев спиртом тринадцать человек. Среди них люди, которым подобное занятие вовсе не к лицу. Например, престарелая 80-летняя учительница, направлявшая некогда все ныне взрослое население деревни к доброму и светлому. Теперь она травит бывших учеников техническим спиртом. А ведь проработала 42 года в школе, ветеран тыла, ветеран труда. Куда девалась любовь к людям? Учительница — торговка из злостных, ее не раз штрафовали, но она все же ведет свой маленький ядовитый бизнес.
— Я с ней разговаривала. Она была обижена, принесла кучу грамот. А зачем мне эти грамоты? — недоумевает председатель сельсовета.
Торгует спиртом бывший участковый, боровшийся в свое время со спиртовозами.
Люди не отступаются от спирта, от халявных денег, даже под нажимом самых крайних обстоятельств. Один пенсионер (всего на четыре года моложе учительницы), сын которого попал в тюрьму за убийство, из-за торговли спиртом, все же не отступает от прибыльного дела. Сын сидит, а родственники его прикупили машину.
Пьяниц вытаскивают на поля
Бороться с пьянством в Бирите пробуют не впервые. Боролись с торговцами административно — торговцам все равно.
— Законы у нас такие. Бывает, когда рейды — так одну-две бутылки изымут. А остальное — права не имеют. Хоть там во дворе цистерна стоит, — сетует Людмила Анатольевна.
Суровый, но справедливый директор бывшего колхоза, а ныне ООО "Ангара", Юрий Лагерев (по совместительству депутат районной думы), возил мужиков кодироваться в Зиму. Но те слишком быстро раскодировались.
— В генах заложена пьянка, — убежден Лагерев.
Только один закодированный сельчанин (он лечился в Иркутске) до сих пор трезвенник. Правда, теперь он взялся сам торговать отравой.
Мужиков пробовали воскресить трудотерапией. Да и выхода у Лагерева не было — работать некому, все лежат. В сезон сельхозработ пьяниц ежедневно вытаскивали на работу за шкирку. Некоторые на время работы трезвели. В этом сезоне подобным образом Юрий Лагерев намерен доставить на поля человек двести.
— В спирт определенно что-то подмешивают, иначе как объяснить, что из пьянки они никак не выходят. Я согласен даже на самогон — пропьются и будут работать. А этот спирт...
Но теперь, по выражению Лагерева, поклонники зеленого змия начинают нервничать. Ведь все сельчане завязаны на "Ангаре" — вспашка огородов, корма, подвоз воды осуществляются через бывший колхоз. Остаться без всего этого в деревне подобно голодной смерти.
Результат всенародного решения не замедлил сказаться. На сегодня уже шесть спиртоторговцев написали расписку, что обязуются не спаивать односельчан. Как долго они будут выполнять свое обещание?
У соседей другие методы
Соседние деревни тоже изнемогают от спиртосодержащей отравы. Например, в Заславске на 868 жителей приходится 20 спиртовых точек. С начала года там умерло 14 человек, и половина из них отравились спиртом.
На сельском сходе в Заславске тамошняя председательша пыталась продвинуть инициативу своей коллеги из Бирита, но местные не поддержали. Сказали, что, если воду торговцам не подвозить, они ее у кого-нибудь другого купят.
А два года назад она подавала в милицию списки торговцев. Были указаны даже номера машин, которые привозят спирт. И ничего. Зря только бумагу исписала.
В Кумарейке, леспромхозовской деревеньке, женщины нашли свой метод борьбы. После того как отравились два мужиков, бабы пришли к торговке и пригрозили поджечь ее, если не прекратит продажу. Прекратила.
Но подобные меры (что называется, своими силами) не слишком эффективны. Ну, ходит биритская председательша в механические мастерские агитировать. А мужики слушают да посмеиваются.
Юрий Лагерев уверен, что нужны законы. Он и в думе вопрос о спирте ставил, но сначала законы менять надо. Он рассказывает такой назидательный случай: задержали в Бирите "Ниву" со стороны, с машины сняли 200 литров спирта. Но владелец сказал, что везет для личных нужд. И прокурор решение опротестовал, и милиция извинилась...

Метки:
baikalpress_id:  20 364
Загрузка...