Ангарский убийца-рецидивист инсценировал собственную смерть

Процесс по делу Селицкого стал одним из самых громких за последнее время

В декабре прошлого года в Ангарске завершился процесс по делу, достойному детективного сюжета. Выездная сессия Иркутского областного суда приговорила некоего Александра Селицкого к пожизненному заключению. Еще трое его сообщников получили немалые сроки тюремного режима. Колесо преступлений, начав движение с банальной пьянки, раскрутилось до бешеной скорости. За несколько месяцев преступные амбиции одного человека поглотили жизни четырех. Но в историю современной криминалистики дело Селицкого войдет прежде всего благодаря тому, что убийца инсценировал собственную смерть.

Вендетта в порту Байкал
Дождливым августом 1999-го Александр Селицкий с друзьями гостил у родственников в порту Байкал. Вечером во время застолья у него произошла ссора с одним из сельчан по фамилии Морозов. Скандал был незначительный, и о нем можно было забыть, но местный житель не собирался терпеть обиды от приезжих.
Станислав Бучнев, следователь по особо важным делам Иркутской областной прокуратуры в 2002 году:
— Владимир Морозов был не прав. Вспылив в состоянии алкогольного опьянения, он из хулиганских побуждений произвел выстрел в автомашину, где находился Селицкий. Этим бы все и закончилось, но стрелок подался в бега. Селицкий несколько дней искал его, а не найдя, затаил злобу и ждал отмщения.
Морозов объявился в поселке через пару месяцев. Милиционеры Слюдянского района знали о происшедшем и сразу же задержали его, но заявления на него не было, и вскоре хулигана пришлось отпустить. Селицкий был не из тех, кто обращается за помощью в правоохранительные органы. Он приехал в поселок в январе 2000 года. С одной целью — мстить.
Отправляясь к Морозову, Александр Селицкий прихватил с собой знакомого Алексея Шастина. Вооруженные двумя пистолетами они вызвали обидчика на улицу, и, когда тот появился, Шастин два раза выстрелил ему в грудь. Селицкий добил жертву контрольным выстрелом в голову. Зная, что порт Байкал — небольшой населенный пункт, где все друг друга знают, они той же ночью по льду переправились в Листвянку, а утром вернулись в Ангарск.
Памятник при жизни
Слюдянские сыщики знали наверняка, кто совершил убийство, поэтому и направились сразу в город нефтехимиков. Понимая, что убийство Морозова не является тайной для следствия, Селицкий затаился. Он перемещался по разным адресам, но долго так продолжаться не могло. В голове беглеца созрел чудовищный план очередного преступления. Он решил найти себе двойника. В план были посвящены друзья Евгений Бордокин и Сергей Каверза, которым и было предложено убить умственно отсталого парня, что жил по соседству на автостоянке у стадиона "Ермак".
Леонид Семенов — будущая жертва — не имел определенного места жительства, жил случайными заработками. В случае исчезновения его бы никто не хватился. Он идеально подходил на роль двойника. Для одной-единственной роли. Роли трупа Селицкого.
Станислав Бучнев:
— На стоянку Селицкий и Каверза приехали под вечер, в пересменок, чтобы обойтись без лишних свидетелей. Преступник передал свою одежду гражданину Семенову, который, согласно заключению психологической экспертизы, не мог в тот момент понимать действий, которые в отношении него совершались. Кроме одежды Александр попросил надеть его свой перстень и часы, браслет которых был изготовлен в исправительной колонии. Усадив Леонида за руль своего авто "Тойота-Краун", убийцы отправились в сторону одного из садоводств. Третий соучастник — Евгений Бордокин — последовал за ними на джипе, в салоне которого была заранее приготовлена канистра с бензином. Остановившись в безлюдном месте, Селицкий выстрелил Семенову в голову. Затем вместе с Каверзой они облили горючим кузов и салон автомобиля, после чего подожгли. С места преступления все трое скрылись на джипе Бордокина.
Обгоревший труп, обнаруженный в салоне сгоревшей иномарки, по перстню и часам опознала бывшая сожительница Селицкого. Бандит был официально объявлен погибшим, его похоронили, поставили памятник. Он и сейчас стоит где-то на кладбище под Ангарском.
"Покойник" продолжает убивать
В хитро подстроенную смерть Селицкого поверили не только правоохранительные органы, но и криминальные группировки, тоже имевшие на него зуб. На время о нем забыли, но скрываться преступнику становилось все труднее: на это требовались деньги. За финансовой помощью Селицкий обратился к своему старому знакомому по имени Петр, но тот отказал. 16 марта 2000 года Селицкий вместе с товарищем по исправительной колонии Виктором Тарским пришли на квартиру подруги Петра — Юлии. Как позже во время следствия скажет Селицкий, грех было не поквитаться. В присутствии Петра они застрелили Юлию. Петру удалось спастись бегством.
Несмотря на то что убежавший пользовался определенным авторитетом в криминальных кругах Ангарска, он, тем не менее сообщил о преступлении в правоохранительные органы. С этого момента усиленные поиски "покойного" возобновились.
После убийства женщины, квартиру которой вдобавок ограбили, Александр Селицкий оставался на свободе еще больше года. Он изменил внешность до неузнаваемости: отпустил усы, бороду и постоянно менял место проживания. Многочисленные знакомые предоставляли ему свои квартиры, только чтобы не вызвать гнев бандита и не стать его очередной жертвой. Скрываться от милиции Селицкий мог бы еще долго, если бы не новое убийство, на этот раз последнее.
18-летняя Аня, бывшая подружка, родившая ему дочку, сдуру пожаловалась, что ее отчим Михаил обижает ребенка. Александр пришел к тестю поговорить-разобраться. С родителями подруги засиделся допоздна за чаем в беседке во дворе. До конфликта разговор не доходил, и теща пошла в дом принять ванну, где и услышала два хлопка. За беседкой она обнаружила окровавленное тело мужа. Зятя и след простыл. Напуганная жестокостью расправы над отчимом, Анна все рассказала в милиции и сообщила местонахождение убийцы.
Утро шахида
Оперативники стали готовить операцию по задержанию Селицкого. В ночь на 3 августа 2001 года к дому в микрорайоне 12а города Ангарска были стянуты силы ангарского УБОПа и ОМОНа. Бойцы спецподразделений блокировали все возможные пути его отхода. Дверь квартиры, в которой предположительно находился преступник, никто не открыл, и спецназ принял решение спилить дверные петли. Когда стали отодвигать железные двери, кто-то из них крикнул: "Граната!" Затем прогремел мощный взрыв.
Оперативник УБОП:
— В первый момент мы даже не поняли, что произошло. Возможно даже, конкретно я на несколько секунд потерял сознание, потому что находился в одном месте, а очутился в другом, возможно снесенный взрывной волной. Уже скоро мы выяснили, что Селицкий стрелял из гранатомета системы "Муха". Огненный заряд пробил двери квартиры напротив. Только по счастливой случайности никто не пострадал.
Жильцы дома до сих пор вспоминают ту кошмарную ночь. Кто-то спросонья решил, что это гром или землетрясение. От взрыва квартирные двери вылетали вместе с замками, во всем подъезде осыпались стекла, потрескался потолок, лестничные пролеты отошли от стен. Деформировались даже металлические створки электрощитов. По воспоминаниям одного из очевидцев, когда выводили на улицу детей, на лестничной площадке лежали автоматчики, во дворе расположились снайперы.
После выстрела из "Мухи" 40-летний мужчина обвязал себя тротилом, гранатами и, угрожая взорвать весь дом, потребовал встречи с командиром Ангарского отдела УБОП, о котором, как выяснилось, знал лишь понаслышке, но проникся уважением. Олега Викторовича подняли среди ночи.
Олег Старев, начальник Ангарского отдела УБОП:
— До этого мне с Селицким встречаться не приходилось. Может быть, и лестно, когда отчаявшийся бандит, поднявший на уши весь город, просит о личной встрече. Но чем это может закончиться, не предугадаешь. Я попросил полностью освободить подъезд. Он стоял в проеме выбитой двери, в нескольких метрах от меня, обмотанный взрывчаткой. Ближе не подпускал. Сейчас мне трудно вспомнить конкретику разговора, да ее и не было. Так, что называется за жизнь. Показалось, что мы беседовали минут сорок, потом опера сказали, что более двух часов.
Когда после длительных переговоров Селицкий сдался, в городе уже наступило утро.
Век воли не видать
Следствие по делу Александра Селицкого и его сообщников длилось более года. Кроме четырех убийств ему предъявили обвинения в посягательстве на жизнь сотрудников милиции, вымогательстве, незаконном приобретении и хранении оружия. В суд дело N 63177 передали в конце 2002 года. На скамье подсудимых оказались и трое его сообщников, задержанных спокойно, без лишних эксцессов. Процесс не был гладким, как на это рассчитывал Селицкий. Судебные слушания стали для всех сущим наказанием. В первую очередь из-за главного подсудимого.
Сергей Хатунцев, судья:
— Они сразу же заявили ходатайство, чтобы дело принял к рассмотрению суд с участием присяжных заседателей. Но поскольку в Иркутской области суды присяжных вводились только с января 2003-го, я им отказал и начал рассматривать дело обычным судом с двумя народными заседателями. Правда, потом они добились своего. Когда одна из заседателей переехала в другой город на постоянное место жительства, суду пришлось начинать все сначала. Селицкого и Бордокина не раз приходилось удалять из зала суда за нарушение порядка и неуважение к участникам процесса. Селицкий возмущался, кричал, что показания получены незаконно. Я разъяснял ему, что таким поведением он лишает себя возможности донести свою позицию до присяжных. Он временно успокаивался и, надо сказать, по всем эпизодам дал показания, хотя вину в убийствах не признал. Как и в посягательстве на жизнь работников милиции. Не отрицая самого факта выстрела из гранатомета, подсудимый выдвинул такую версию. Мол, не знал, что это милиционеры, не видел, что они в форме, поэтому и защищался, решив, что пришли на разборки люди, у которых к нему какие-то счеты. Селицкий признал себя виновным только в приобретении и хранении оружия.
Его сообщники также все отрицали, но собранные по делу доказательства сыграли решающую роль. 5 декабря 2003 года присяжные заседатели единогласно вынесли вердикт о виновности всех подсудимых. А еще через пять дней судья объявил приговор: Евгений Бордокин получил 11 лет лишения свободы, Алексей Шастин — 13, Сергей Каверза — 20, Виктор Тарский до сих пор находится во всероссийском розыске. Александр Селицкий был приговорен к пожизненному заключению. Несогласный с приговором суда, он направил кассационную жалобу в Верховный суд России.

Метки:
baikalpress_id:  1 159