В Иркутском районе погибли тысячи пчел

О причинах массового мора насекомых пчеловоды лишь догадываются

О неизвестной эпидемии, скосившей не одну сотню тысяч пчел, нам стало известно от Григория Яблонцева, пасечника с более чем 40-летним стажем из села Оек. Было у него в личном хозяйстве десять семей (ульев) пчел. Осенью, как и положено, Григорий Иннокентьевич оставил пчелкам на зиму меда, подкормку из сахарного сиропа и заложил ульи на зиму в сарай. Прошла зима, и когда настало время первых весенних "смотрин" и пасечник вскрыл первый улей, то с удивлением обнаружил, что пчелы не подают признаков жизни. Он стал поспешно вскрывать остальные пчелиные домики, но... Результат везде был один и тот же! Все пчелки лежали на дне ульев, словно ореховая шелуха.

— Такого горя, как в тот момент, я не испытывал никогда в жизни, — говорит Григорий Иннокентьевич. — Я ведь как пасечник не новичок. Пчеловодством занимаюсь почти 44 года. Первый улей поставил в 1960 году. В лучшие времена было у меня до 25 пчелиных семей. Был и падеж с десяток лет тому назад. Тогда погибло пять семей. Но такого, чтобы все, под чистую, не могло присниться даже в страшном сне.
Естественно, что оставаться без пчел Яблонцев не собирался и поэтому отправился к знакомым пчеловодам, чтобы приобрести у них пару-тройку семей — как говорится, для разживки. Но и там его ждало разочарование.
— Сперва сунулся к знакомому в соседнею Жердовку, который большую пасеку держит, а он встречает меня со слезами на глазах. У него из сотни семей в живых осталась всего лишь одна. И те, говорит, полуживые ползают. Поехал я на другую пасеку, за Ревякино, в Черемушки, а там аналогичная картина. Вот теперь и думаю: где бы хоть одну пчелиную семейку на развод раздобыть?
На вопрос о том, почему такое могло произойти, Григорий Иннокентьевич предположил, что пчелы, скорее всего, погибли из-за прошлогодних погодных условий. Как помним, в прошлом году всю весну и до середины лета стояла сушь. От лесных пожаров окрестности Иркутска заволокло дымом так, что в отдельные дни не было видно солнца. К концу лета начались дожди и все залило.
— Так что пчелки не работали и, по всей видимости, ослабли. Ведь дым для них — первый губитель. Более того, — продолжает свой рассказ Григорий Иннокентьевич, — я сделал вывод, что погибли они сразу, с наступлением зимы, так как все их зимние запасы остались почти нетронутыми.
К Николаю Рахвалову, 87-летнему пасечнику, кандидату сельскохозяйственных наук, доехать сейчас непросто — распутица. И мы связались с ним по телефону. Николай Петрович рассказал, что сейчас он отошел от управления пасекой, которая раньше принадлежала Оекскому учхозу и занимается только своими пчелками. Рахвалов тоже не досчитался поголовья, но не в таком количестве.
— Из нескольких десятков семей погибли пять, — сообщил Николай Петрович. — Я не думаю, что пчелы в Жердовке и Оеке погибли из-за какой-то пчелиной болезни. Скорее всего, действительно дело в неблагоприятных погодных условиях и задымлении от пожаров, которые и ослабили пчел. Впрочем, свое слово здесь должны сказать соответствующие специалисты-зоологи. А Яблонцева я знаю давно. Хороший пасечник. Я, кстати, 25 лет назад у него постигал азы пчеловодства.
Мы попытались найти эксперта в зоотехническом отделе ГУСХ, но там ответили, что пчеловодство в управлении не курируют. Не нашли мы ответа на вопрос о причинах и размерах пчелиного мора и в сельхозотделе Иркутского района.

Метки:
baikalpress_id:  1 149