Братчане-первопроходцы победили стихию

Победителей не судят. Природа отыгрывается на детях энтузиастов

С чем ассоциируется слово Братск? Освоение тайги, ГЭС, море, алюминиевый завод, комсомольская стройка — и в то же время отравленная экология и преступные сообщества. Но еще Братск — красивый и молодой город (средний возраст братчанина — 33 года). Здесь живут отзывчивые и талантливые люди.

А началось все с золотой лихорадки
Братск острожный поднимался в конце XIX века, в связи с прокладкой пути на Бодайбинские прииски (золотая лихорадка в те времена охватила Лену и Витим). В 1930 году началось строительство Ангаро-Ленского тракта. Братск стал перевалочным центром водно-автомобильного пути от Иркутска до Лены. Ангара ожила. В тайгу потянулись сотни отдельных изыскателей и комплексные партии. Через Братск проходило до 200 автомашин в сутки. Но это было только начало.
В 1932 году с высокой трибуны впервые прозвучало слово БАМ. Строительство трассы Тайшет — Братск вели заключенные БАМлага, Тайшетлага и Озерлага вместе с японскими военнопленными. Железнодорожный гигант строился с невероятной скоростью, понятно, что в условиях жесточайшей эксплуатации людей. Недаром среди узников Озерлага существовало выражение: "Под каждой шпалой — труп".
При проектировании железнодорожной ветки не было учтено мнение другого гиганта — Братской ГЭС. В 1947 году актуально зазвучал вопрос о гидрокаскаде на Ангаре, но строительство железной дороги было признано более актуальным. В итоге уже построенный участок Братск — Заярск вместе с мостом через Ангару пришлось разбирать и переносить в сторону, чтобы обеспечить строительство ГЭС, так же как и участок от станции Мироново (долина реки Чуны) до Братска.
При строительстве ГЭС опять же пренебрегли мнением специалистов другого ведомства — сельскохозяйственного. А они предупреждали: если исключить из севооборота затопленные Братским водохранилищем сельхозугодья, то область никогда больше не прокормит себя сама. Так и вышло. Из сельскохозяйственной полосы от Братска до Заярска пришлось переносить 15 сел с 5000 человек населения. Затоплено 13,5 тысячи га сельхозугодий. Треть пахотных земель объединенных Братского, Тангуйского и Заярского районов ушла под воду, а с ними и 80—100 процентов сенокосов, выгонов и приусадебных участков.
Двадцать миллиардов в год
Уровень современной экономики Братского района аналитики называют очень высоким: при его доле в численности населения области в 12,7% удельный вес в общем объеме промышленной продукции достигает 23,9%. Главной отраслью экономики является промышленность. На территории Братска построены такие крупнейшие в Европе и мире промышленные гиганты, как Братская ГЭС и алюминиевый завод, Братсккомплексхолдинг, целлюлозно-картонный комбинат, Сибтепломаш. Годовой объем продукции, производимой промышленными предприятиями города, составляет около 20 миллиардов рублей, или 1/5 производства всей Иркутской области.
Братск, располагая мощной энергетической и сырьевой базой, производит большое количество промышленной продукции (алюминий, целлюлозу, фанеру, пиломатериалы и изделия деревообработки, отопительное оборудование, строительные конструкции и материалы), около 70 процентов которой экспортируется за пределы Российской Федерации.
Северную столицу строили с особым размахом
Братск — красивый и размашистый город. Как рассказал главный архитектора города Николай Перцев, пеpвый цельный генплан был утвеpжден еще в 1963 году:
— Поселки (микрорайоны) строились с большим разрывом для удобства работников, поближе к предприятиям — ГЭС, БЛПК. Hовые микpоpайоны пpоектиpовались с коppектуpой на месте институтами Бpатскгpажданпpоект, Гипpопpоект и прочими. Точечные четыpнадцатиэтажки уже в 80-х годах строились по индивидуальным пpоектам местных умельцев. Hовые микpоpайоны сдавались в течение 10—12 лет.
Создания цельного мегаполиса на горизонте пока не видно. Жилая площадь в гоpоде в pасчете на душу населения пpевышает ноpмативную почти в два pаза (20 квадратных метров).
— Есть тенденция на улучшение жилищных условий. Люди хотят жить в индивидуальных домах с пpиусадебным участком. В Бpатск не особо наpод pвется. Hе областной центp, не юг, да и на всех pаботы не хватит. Hо потихоньку население pастет: было 250 тысяч, сегодня 273 тысячи. Hаpод из деpевень бежит к индустpии.
И все-таки город выглядит несколько лысым — не хватает деревьев. Массовое стpоительство тpебовало освобождения больших площадок. Подpядные оpганизации убиpали зеленый фонд, снимали плодоpодную почву. Как рассказала мастеp участка озеленения ООО "Чистый город" (только в прошлом году это предприятие высадило 1280 деpевьев и кустаpников) Hина Чуфистова, сейчас на бpатских почвах все тяжело пpинимается:
— Hе только деpевья, но и цветы в наших севеpных кpаях тяжело выpастить. Высадить в гpунт те же баpхатцы можно только в июне. Потому что незначительный моpоз — и они сpазу погибают.
Город задыхается по вине строителей
Братск входит в число 35 самых грязных городов России. Порочный круг: промышленные гиганты дают жителям города возможность безбедного существования, заметно сокращая срок самой жизни. К такому положению вещей давно привыкли, а между тем всего этого могло бы и не быть...
Рассказывает заместитель начальника Братского центра гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды Татьяна Садикова:
— Когда строили город, однозначно не учли розы ветров. В итоге все выбросы от крупных предприятий собираются в Братске.
Татьяна Васильевна показала карту преобладающего направления ветра, которую мы сопоставили с планом города, на нем отмечены алюминиевый завод и БЛПК (лидеры производства вредных выбросов). Получается, что оба гиганта построены по отношению к городу в самых неудачных местах. 300 дней в году, по сведениям синоптиков, в городе наблюдаются неблагоприятные условия для рассеивания промышленных выбросов.
Город, особенно центральная его часть, задыхается в зловонии. По словам и.о. заведующего химлаборатории гидрометцентра Ольги Яскиной, многие химические соединения, выбрасываемые промышленниками, теплоэнергетиками и автомобильным транспортом, характерного запаха не имеют, но вот выбросы сероводорода ("привет" от БЛПК) пахнут тухлыми яйцами, а метилмеркаптан — тухлой капустой.
Воняет не только вблизи промышленных гигантов. Особенность ландшафта, "подкорректированного" Братским водохранилищем, позволяет отраве, как через трубу, доноситься до отдаленных микрорайонов (поселки Падун, Энергетик, Гидросторитель) и даже в курортную зону — мыс Зяба.
И вот что еще интересно. Несколько лет назад химики гидрометцентра уловили в отравленной братской атмосфере соединение сероуглерода (за период с 1 по 29 февраля 2004 года коэффициент предельно допустимой концентрации этого ингредиента в центральной части Братска составил 4,3). Установлено, что ни местные заводы, ни машины сероуглерод не выбрасывают.
— На одной из научных конференций, — говорит Ольга Яскина, — высказывалось предположение, что сероуглерод, возможно, синтезируется из серосодержащих соединений, а их в атмосфере действительно хватает.
Врачи советуют увозить детей
О том, что Братску угрожает экологическая катастрофа, сообщил заведующий отделом экологии и природопользования городской администрации Николай Юшков.
— Дело не только в розе ветров. Выбросам мешает рассеяться в атмосфере так называемая инверсия. Физику помните? Чем выше от поверхности, тем ниже температура. При инверсии все наоборот, и при слабом ветре выбросы ложатся шапкой вокруг предприятий, в том числе в жилом секторе.
Загрязнение атмосферы не может не сказываться на здоровье людей. По словам Николая Юшкова, отравленный воздух значительно понижает защитные, компенсаторные свойства организма.
— В Братске отмечается увеличение частоты заболеваний в 1,38 раза больше, чем в среднем по области. В 1,45 раза больше первичных заболеваний. Это не может не настораживать. У братчанок наблюдается нарушение репродуктивной функции, институт ортопедии выявил высокий показатель костно-мышечной патологии, нарушения опорно-двигательного аппарата почти в девять раз выше фонового.
В городе много аллергиков, особенно маленьких. Диагноз "... вызвано экологией" пока не ставят, но все чаще врачи советуют родителям увозить своих ребятишек подальше.
На вопрос "Что делать?" Николай Юшков разводит руками:
— В связи с изменением Закона об охране окружающей среды предприятия федерального значения (например, БрАЗ, БЛПК) теперь подвергаются государственному контролю Министерства природных ресурсов. Муниципалитету велено не вмешиваться. Госорганы малочисленны, имеют возможность только на одну проверку в два года... Я не хочу сказать, что предприятия не занимаются природоохранными программами, но хотелось бы видеть большую активность. Ведь братчанам нужно жить здесь и сейчас.
Вопрос Путину застрял в горле
Поселок Чекановский, расположенный "под забором" Братского алюминиевого завода, в народе окрестили мертвым, а в официальных документах — санитарно-защитной зоной. О местной переселенческой политике рассказывают сами жители:
Надежда Владимировна:
— Считаю, что в городе еще хуже экология, здесь хоть бээлпэкой не воняет. Часть людей выселили, а мы здесь среди бичей остались, а ведь всю жизнь здесь проработали.
Петр Михайлович:
— Еще когда был старый поссовет (это примерно 63—65-й годы), вывешивался список на переселение. Наша очередь, как сейчас помню, была 217-й. А потом прихожу — списков нет. Сорок лет прошло, а мы все здесь живем. Детей растили, ничего не накопили, так и остались. Сейчас вот ходили на президентские выборы, наш порядковый номер — 1354. Вот, получается, еще сколько здесь жителей. Одно время предлагали жилье в Осиновке — так зачем мы туда поедем? Мы не знаем, какую квартиру нам дадут, если дадут вообще. Здесь вот дом 52 квадрата; так-то если будет хотя бы двухкомнатная квартира, то поедем, а в однокомнатную — никогда.
Надежда Степановна:
— Я прошлый раз дозвонилась до Президента, когда была прямая линия, но растерялась. Просто не ожидала, что сразу дозвонюсь до Путина. Так-то я баба боевая, а тут замялась, пробубнила чего-то, не понять чего. Там в Москве спрашивают, чего надо, а я молчу, будто язык присох. Кто ж знал, что дозвонюсь. Надо было на бумажке записать да как следует расспросить про поселок. А сейчас не знаем даже, кому писать — Путину или Жириновскому.
Блеск и нищета братских саночников
Визитная карточка Братска — санная трасса. В 2001 году уникальный спортивный объект страны отмечал свое 30-летие. Сегодняшнюю ситуацию в санном спорте можно назвать уникальной: при всей своей неприкрытой нищете братская школа продолжает ковать для страны лучшие спортивные кадры. В основной состав сборной страны по санному спорту входят местные мастера-международники: Альберт Демченко (участник четырех олимпийских игр, лучшее его достижение — пятое место в Солт-Лейк-Сити), Виктор Кнейб, Александр Касьянов, Артем Солодов, Александра Родионова. Самым же авторитетным саночником остается Валерий Дудин, который в 1984 году занял третье место на Олимпийских играх в Сараево.
— Все эти люди — элита санного спорта в России, — безо всяких преувеличений заявляет директор братской городской ДЮСШ "Олимп" школы Владимир Крачевский. Основаная задача — сделать санный спорт массовым — в принципе, достигается, на трассе занимаются порядка 350 спортсменов. Но высшие достижения пока за горами.
— Спортсмены на первенства ездят либо за свой счет, либо вообще остаются дома, — говорит заместитель директора школы по учебной части Ирина Хмыльнина. — Областной спорткомитет оплачивает командировки с опозданием и не всегда полностью. Огромная разница в экипировке не то что с иностранцами — представители других регионов страны удивляются, как это нашим "голодранцам" удается показывать приличные результаты на "дровах".
Одним словом, есть в Братске свои Шумахеры, только ездят они на "Запорожцах". Между тем, как утверждают европейцы, Братск представляет собой Клондайк для саночников. И трасса хорошая, и сезон здесь начинается раньше. За неимением в стране искусственных трасс братская горка уже в ноябре становится Меккой для европейцев и отечественных саночников.
— Хотя, конечно, трасса морально устарела, для мирового спорта уже не подходит, нужны вложения — говорит Ирина Хмыльнина. — Это прежде всего видеоаппаратура, да и саму трассу подновляли только местами. А планы грандиозные: горнолыжку будем развивать, хотим для "чайников" прокат открыть, чтобы катались на так называемых вучках (что-то типа боба). А то у нас во все праздники братчане пытаются на картонке по трассе проехаться, а там ведь скорости сумасшедшие — естественно, калечатся.
Командовал милицией, теперь — теплицами
Говорят, те же чекановские дачники выращивают "окуренные" БрАЗом "алюминиевые" огурцы. Растят их специально на продажу, для себя же покупают тепличные, экологически чистые. Круглый год кормит братчан свежими овощами генеральный директор тепличного хозяйства Братскагро Владимир Утвиенко (между прочим, экс-начальник Братского ГУВД):
— К 2002 году налогами пpедпpиятие поставили на колени. Тогда мы гоpодскому КУМИ пеpедали имущество фиpмы и взяли его в аpенду. Площадь у нас 10 га закpытого гpунта. Hигде в области таких больших площадей нет. Выpащиваем пpактически все виды овощной пpодукции закpытого гpунта. Огуpцы, томаты, пеpцы, баклажаны. А также земляные культуpы — лук, укpоп, петpушку, сельдеpей, базилик. Есть цветы: розы, геpбеpы, амарилисы, калы, даже кофейное дерево — для души.
Утвиенко пpигласили в "Пурсей" (старое название хозяйства) в 2000 году пеpвым замом:
— Через два года мы были победителями сpеди тепличных комбинатов области. В пpошлом году тоже были пеpвыми, но по уpожайности — собpали 2806 килограммов овощей. Между прочим, шмелей для опыления закупаем в Изpаиле. Они дают повышение уpожайности до 20 пpоцентов.
Своей тоpговой сети у тепличников нет. Работать через дилеров выгоднее. Удивительно, но зимой и летом огурцы стоят в Братске почти одинаково.
15 лет на воплощение мечты
И напоследок еще об одном энтузиасте. Бывший инженер по эксплуатации летательных аппаратов братского аэропорта Владимир Седых никогда не мечтал стать пилотом, тем не менее 15 лет назад решил построить собственный самолет. И построил.
— Вообще-то мой аппарат — это не самолет. Это экраноплан, — объясняет Владимир. — Пятнадцать лет его собирал. Вот корпус из остатков Ан-2, фонарь над кабиной от Ил-14, двигатель от чешского аэротакси Л-200 — нашел его деревне за 150 километров от Братска, смешно сказать, на пять бутылок водки выменял. Крылья — фанера, стеклотканью обтянутая. Поплавки, чтобы на воду садиться, металлические, с пенопластом внутри.
Экраноплан Седых стоит на стоянке в местном яхт-клубе. Небольшой самолетик внешне очень походит на знаменитое летающее крыло, вот только пропеллер расположен позади пилотской кабины и развернут в сторону стабилизатора, как у аэросаней.
— Я уже налетал на нем десять часов. Летал с пассажиром. Две недели назад добрался на нем от мыса Пурсей до деревни Шумилово, это 120 километров. Когда возвращался обратно, забарахлили бензофильтры. Пришлось делать посадку с заглохшим двигателем. Приземлился без проблем, разобрался с неисправностью в моторе и полетел дальше. Так что убедился на собственном опыте: если экраноплан попадает в внештатную ситуацию, то все равно летать на нем безопаснее.
Сейчас Владимир готовит свой аппарат к летнему сезону. Он собирается приступить к освоению отдаленных уголков Братского водохранилища, особенно стремится побывать на островах, расположенных вверх по течению Ангары. Эти места из-за отдаленности по-прежнему изобилуют грибами и ягодами. Там еще можно встретить участки нетронутой тайги.
{Досье "СМ Номер один"
Братский район включает два муниципальных образования — Братск (город областного подчинения) и Братский район. Братск состоит из трех внутригородских районов (бывшие автономные пригородные поселки городского типа Бикей, Осиновка, Порожский, Чекановский стали недавно частью города Братска), в состав района входит город Вихоревка и 21 сельская администрация с 60 сельскими населенными пунктами. Площадь района составляет 33,5 тыс. кв. км. Общая численность населения 345,9 тыс. человек, в том числе 277,1 тыс. человек проживали в Братске и 68,8 тыс. человек — в районе.
}

Метки:
baikalpress_id:  1 063