Война в Ираке стучится в двери иркутян

Один иркутский предприниматель (история реальна, фамилия не называется, поскольку не в ней дело) получил награду от церкви за благотворительность. Этот же предприниматель, купив в сельском районе области заводик, кормивший десятилетиями окрестных жителей, их уволил и привез дешевую рабочую силу из ближнего зарубежья. С точки зрения рационального хозяйствования предприниматель чист: он сэкономил на зарплате, получил барыши, коими поделился с церковью, дабы не гореть синим пламенем в аду.
История имела продолжение: маленький мальчик, сын уволенных родителей, вырос в нищете, которая не позволила ему получить образование. Зато он воевал в Чечне, защищая в большей степени души и деньги семьи иркутского предпринимателя, нежели "геополитические" интересы бедной семьи из Сибири. Отвоевав, он вернулся в село, где обречен был влачить существование худшее, чем у многих из побежденных им чеченов. Молодой мужчина выколол на предплечье свастику, обрел веру в то, что "черномазые" и жиды повинны в бедах русского народа, и вскоре был арестован далеко от своей деревни за участие в налете на азербайджанцев и теперь отбывает срок. Кто виноват в этой трагедии?
Вопрос, что называется, риторический, то есть ответом на который служат многословные рассуждения, но не простые "да" или "нет", которых требует бескомпромиссный Новый Завет.
Кстати, там сказано: "Нет ни эллина, ни иудея". Но тот же Христос сказал: "Кто не со Мною, тот против Меня". Поэтому нет ни эллина, ни иудея только для тех, кто верует в Христа. За пределами радикальной христианской общины, где за грех почитается рациональное хозяйствование и многие другие наши земные слабости, есть и эллины, и иудеи. И иркутский предприниматель в общем-то нагадил в своем доме, посеяв зерна гнева. Он пожнет бурю.
Какое это имеет отношение к войне в Ираке? Как говорил Черчилль: "Подождите, это еще не конец и даже не начало конца. Это только начало начала".
...В далеком Техасе (США) в пожарной команде маленького городка произошли перемены: были уволены двое белых пожарных, на их место взяты афроамериканцы, которые хуже белых сдали экзамены. Но по новым американским законам в каждом учреждении отведены квоты для национальных меньшинств. Вскоре на тушении пожара в "черном" квартале был застрелен обкурившимся негром белый пожарный. Его сын стал скинхедом и как-то ночью зверски убил афроамериканца, пытавшегося угнать его автомобиль.
Не правда ли, есть общее в американской и иркутской истории. В них просматривается легкомысленное отношение к национальным и расовым проблемам, когда племенной инстинкт вытесняется неким гуманизмом из тупых школьных учебников. Этот гуманизм говорит нам: нет ни русского, ни таджика. Таджикские дети тоже есть хотят — и разве не гуманно дать им работу в сибирском селе?
Гуманно-то, гуманно, но что же делать с русскими? Или у нас на всех хватает хорошей работы? А если не на всех, но нет ли здравого смысла в том, чтобы дать работу русскому?
Я знаю, что многие скажут, что лучше дать работу (скажем, по ремонту квартиры) корейцу, ибо он возьмет меньше и сделает лучше, чем наш соотечественник, разучившийся работать и падкий на дешевую паленую водку. Тоже верно, но какими вырастут дети русского? В какую веру они окрестятся? Кого они возненавидят и кого возлюбят?
Национальные и расовые проблемы сложнее примитивного гуманизма. Жизнь безумно запутана. В этом идея сегодняшней передовицы. И пишу ее, во-первых, чтобы попытаться понять другой народ и его лидеров, влезших в драку за тридевять земель, а, во-вторых, не для агитации за свой вариант решения этнических проблем. Его у меня нет. Журналист не политик, не духовный авторитет, не ученый. Он говорит: нам больно, нас мучают вопросы. А дело наших лидеров — найти вариант решения проблем...
Война в Ираке вновь стала фактом. Американцам не удалось решить проблемы с организацией послехуссейновского мира, и они, похоже, увязают в кровавой бойне. В свое время президент Джонсон стоял перед дилеммой: вывести войска из Вьетнама или усилить натиск на вьетконговцев и бомбардировки Ханоя. Быть первым президентом, проигравшим войну, и отдать очередную страну на растерзание наступающему по всему миру коммунизму? Или плюнуть на все и спасти жизни американцев.
А каково сейчас Бушу? Что лучше: расписаться в полном своем бессилии и проиграть выборы очередному демократу, который увеличит квоты для нацменьшинств в его родном Техасе? Отдать Ирак исламским фундаменталистам, которые превратят его в мировую Чечню? Или послать еще солдат, побольше бомбить иракские города, взращивая из детей убитых им родителей тех самых террористов, что будут взрывать американские города?
Что общего в истории Ирака и Буша и историях скинхедов из Техаса и Приангарья? Строго говоря, Америка — последняя христианская империя, последняя супердержава Запада. Падет она, падет и Европа. Мусульмане, которые сейчас работают в Европе вместо постаревших и обленившихся белых, которые доживают до пенсии, не создавая семей и не рожая детей, водрузят знамя ислама над всей Европой и скажут: "Это наша страна, она создана нашим трудом".
Большинство аналитиков полагает, что христианство или ислам только знамена, духовное оружие для армий сильных мира сего, делящих нефть в Ираке. Им плевать на вопросы веры, они стригут купоны. И вообще, это война бедного Юга и богатого Севера. Так-то оно так, но богатый Север — христианский, а бедный Юг — мусульманский. И разве нефть не является залогом владычества над миром? Вот расчеты Андрея Паршева: через 25 лет в странах Персидского залива будет добываться около 90 процентов всей нефти мира. В России к этому времени, исходя из нынешних темпов добычи, разведки и освоения новых месторождений, своя нефть исчерпается. И когда южане будут торговать в Иркутске не персиками, а бензином, то не станут ли они диктовать волю вконец спившимся и разучившимся работать русским? И нет ли резона для последней христианской империи воевать за нефть в Ираке?
Как поступить России? Вариант 1: держаться в стороне, пока американцы убивают мусульман, а мусульмане американцев; заработать на чужой беде, как янки заработали на двух мировых войнах. Есть, правда, опасение, что, разобравшись с побежденным, победитель возьмется за нас. Поэтому вариант 2: занимать чью-либо сторону, вступать в союз. А может быть, попытаться их примирить? Может быть, русская поговорка не права и два медведя уживутся в одной берлоге?
Вот такой вот получается геополитический триллер, блокбастер "Гибель империй". Лет через сто фильмы о бойне за нефть будут собирать кассу.
Жизнь запутанна и сложна. Кто прав, кто виноват? Сложно разобраться. Но когда пламя новой мировой войны — за нефть и Гроб Господень — ворвется в наши дома, поздно будет принимать решение.
Не спрашивайте, в кого летят пули иракской войны. Они летят в нас.

Метки:
baikalpress_id:  38 648