Попытка самосожжения в иркутском общежитии

Я не хочу на старости лет стать бомжом", — заявил пенсионер, инвалид второй группы

Вчера днем к зданию общежития профессионального технического училища N 14, расположенного на улице Багратиона, съехались экстренные службы города. Хозяин одной из комнат облил себя бензином и потребовал к себе коменданта. Пенсионер, инвалид второй группы, перенесший уже три инфаркта, приготовил для своей акции ведро с бензином и обычный банный веник, которым смачивал на себе одежду. Мужчина пообещал поджечь себя, если к нему не придет директор училища. Переговоры вели пожарные, они записали требования жильца: пожизненное пользование комнатой и установка телефона. Петицию действительно отнесли на подпись к директору.

Корреспондент "СМ Номер один" встретился с главным героем этих событий, чтобы узнать, что толкнуло пенсионера на столь экстремальные действия. Николай Коломиец рассказал, что он 17 лет проработал в училище сперва мастером производственного обучения, а затем и заместителем директора. У его жены стаж работы в образовании 33 года, а в училище — 22 года, и все это время они живут в этом общежитии в двухкомнатной секции. Здесь же выросли два их сына, которые сейчас живут отдельно.
Как рассказал Николай Дмитриевич, в 1987 году их семье, бывшей в училище на очень хорошем счету, подошла очередь получать двухкомнатную квартиру, но в то время у нынешнего директора училища, а тогда просто преподавателя физкультуры Павла Зыкова, родилась дочка, и он упросил уступить ему эту квартиру.
— В то время квартиры давали хорошо, и мы решили подождать еще год-два, чтобы получить, как нам и положено, трехкомнатную, — рассказывает пенсионер. — Но потом сами знаете, что началось, и уже встал вопрос не о получении квартиры, а чтобы совсем из общежития не выбросили.
В 2001 году у Николая Дмитриевича случился третий инфаркт миокарда, и он, получив инвалидность второй группы, ушел на пенсию. Несколько лет назад в одном из домов, построенных на бюджетные деньги, семья, доплатив 100 тысяч рублей, получила однокомнатную квартиру, в которой поселился старший сын.
— С этого времени Зыков стал требовать, чтобы мы выселялись из общежития, — продолжает Николай Коломиец. — Решил взять не мытьем, так катаньем. Рядом со входом в нашу квартирку в стене прорубили вход в общежитие к учащимся, мотивируя это тем, что хотят использовать холл под помещения для лыжной базы. Я был не против, только попросил, как это и положено, отгородить нас от этого стеной. Это выполнено не было.
Накануне вечером комендант общежития предупредила Николая Коломийца, что утром начнутся строительные работы. Николай Дмитриевич изложил свои требования к училищу в письменной форме, попросил, чтобы к началу работ к ним подошел директор и предупредил, что в случае начала работ он покончит жизнь самоубийством.
— Я поехал на заправку, купил 10 литров бензина, принес из гаража масло и стал ждать. Не дождавшись директора, я обзвонил все аварийные службы и сообщил о своем намерении покончить жизнь путем самосожжения, если директор не пойдет на компромисс.
С Николаем Коломийцем были проведены переговоры, в результате которых он отказался от суицида, а директор подписал требование о том, что эта двухкомнатная секция будет предоставлена семье в пожизненное пользование. На этом власти сочли инцидент исчерпаны, и все разъехались по своим делам.
— На завтра у меня назначена встреча в администрации округа, и если это решение не будет подтверждено юридически, то мне придется идти до последнего, — здесь Николай Дмитриевич указал на ведро бензина, из которого торчал банный березовый веник. — Я не хочу на старости лет стать бомжом.

Метки:
baikalpress_id:  1 007