Детей-сирот вместо квартир селят в коридорах

Катастрофическая нехватка жилья в Иркутске заставляет структуры мэрии выдумывать весьма оригинальные способы решения жилищных вопросов. Например, переделывать под жилье коридоры общежитий. Довольствоваться коридорами предлагается, например, выпускникам детских домов.

Бракованный люкс
Два общежития, N 77 и N 79 по улице Ленинградской в Иркутске II, доставшиеся мэрии от обанкротившегося завода ЖБИ, стали предметом эксперимента. Маленькие межсекционные холлы (их еще иногда называют "колясочные") новый хозяин — муниципальное унитарное предприятие РЭУ "Жилкино" — задумал переделать под жилье.
Общага, где проживают в основном бывшие работники завода, переживает не лучшие времена. Слепленная некогда из бракованных списанных блоков продукции того же самого ЖБИ, она трескается в самых неожиданных местах. Ступени лестниц пообломаны и, натурально, опасны для жизни — недавно ребенок, оступившись на такой лесенке, сломал руку. По словам жильцов, они только недавно смогли по полной программе воспользоваться коммунальными благами — до недавнего времени в общаге не бывало то света, то воды.
Между тем сие чудесное место, говорят с усмешкой жители, по документам значится как "общежитие люкс". В "люксе" многие ютятся на 12 квадратах с грудными детьми.
— У всех была когда-то очередь на квартиру. Многие именно для получения квартиры приходили работать на завод, — рассказывает Лариса Крапивина, мать ребенка-инвалида. Ее семья в последние дни завода ЖБИ первой стояла в очереди на квартиру.
Многие люди занимают теперь не одну, а несколько комнат. Многие захватили холлы, приспособив их под ванные и кладовки. А как иначе улучшить свои условия?
Даешь сироте кладовку!
Холлы, которые и стали яблоком раздора между жильцами и администрацией, представляют собой маленькие помещения размером около 10 квадратов. Всего из 28, общая площадь, соответственно, 280 квадратов.
— Обычно жильцы ставили там детские коляски и складывали вещи. Теперь там собираются поселить людей.
Можно ли жить на той площади, которую МУП РЭУ "Жилкино" собирается превратить в жилье? Теоретически можно. Холл баррикадируется кирпичной стеной. Два квадрата из десяти занимает санузел — ванна и унитаз. На остальных восьми вполне можно спать. Правда, норма жилплощади, утвержденная Жилищным кодексом — 12 квадратов. Но что нам ЖК, когда, как говорит автор этой идеи, начальник РЭУ "Жилкино" Владимир Белоусов, у многих людей и такого холла нету.
Кого администрация намерена переселять в это, с позволения сказать, жилье?
— Да по-разному нам говорят. То ли сирот из детских домов, то ли неплательщиков. Жильцы недоумевают, как можно жить в холлах, и опасаются, что жить там будут люди пьющие, попросту бичи.
Начальник РЭУ Белоусов так объясняет назначение будущих комнат:
— Часть для городской администрации и часть для нас. У меня рабочим жить негде. Жилья нет, и я людей не могу набрать, плотников, штукатуров маляров. Часть жилья предусмотрена для сирот. Вот и постановление мэра.
— Жестокие какие-то условия для сирот...
— А если сироте жить негде? Здесь и сидячую ванну небольшую поставим, и вентиляцию сделаем. Все предусмотрено.
Георгий Невидимов, чиновник городской администрации, пояснил, что селить в "новостройки" собираются жителей аварийного дома на ул. Напольной, у которого разрушилась стена. А также детей-сирот.
— Это крайняя мера. Да, все это маленькое, но будет санузел и душевой поддон. Все согласовано с санэпидемстанцией. А на жителей общежитий мы будем подавать в суд — за разрушение того, что уже построено.
Мэр подписал. А что подписал?
Кто и на что собирается подавать в суд, не совсем понятно. Ведь строительство клетушек-комнат началось фактически незаконно — без согласований и проекта. А кирпичные перегородки из плохого расколотого кирпича уже ставятся. Они не доходят до потолка, и десять метров за загородкой напоминают скорее загон для скота, чем жилье для гражданина.
Постановление мэра об изыскании дополнительного "жилищного фонда" действительно есть. Но, например, районный архитектор еще не видела проекта.
— Проекта пока нет, он не согласован. Если они начали строить, не имея проекта — это нарушение.
В санэпидемстанции разрешение тоже не получено.
— Вот у меня проект, поеду согласовывать. Думаю, согласуют, — уверенно заявил начальник РЭУ.
А вдруг не согласуют, гражданин начальник? Впрочем, значения это, видимо, не имеет. Комнатами-камерами со спальным местом "возле параши" администрация города твердо намерена осчастливить своих работников и детей-сирот.
Рассказывает Лариса Крапивина:
— В РЭУ сказали: хоть умрите, строить все равно будем. Разговаривать дальше было бесполезно. Поскольку под бумагой была подпись мэра, мы к нему и поехали.
Якубовский выслушал нас и сказал: "Да, подписал, но вы меня поймите, я не могу выезжать на все объекты". И вызвал зама Терновского. Терновский потом к нам приезжал, смотрел у представителей РЭУ документы и приказал приостановить строительство до полного согласования. Но если все подпишут, сказал он, то РЭУ продолжит строительство на законных основаниях. Они уже арматуру вбивают. А если наш бракованный люкс рухнет?..
Как вынести гроб?
Страхи и чаяния граждан, проживающие в общагах "люкс", в расчет не берутся. Мэрия борется с их страхами путем создания новых, более сильных, страхов — например, быть выселенными вообще или изгнанными с части занимаемой жилплощади.
— У нас было собрание, и более 70 человек подписались против огораживания холлов. Но люди боятся открыто выступать. Нас запугивают, говорят: у вас это временное жилье, будете вякать, подселим к вам кого-нибудь. Те, у кого задолженности, вообще боятся выселения. У многих маленькие дети. А задолженности есть, мы ведь платим за общежитие очень много.
Алла, муж которой погиб на производстве на заводе ЖБИ, вполне легально, с благословения ЖБИ, занимает четыре комнаты — всю секцию. Лариса, у которой ребенок-инвалид, — три. Где гарантия, что "излишки" не отберут, не "раскулачат"? Теперь ведь хозяин новый и порядки новые, поэтому страшно.
— Нас никто не спрашивает, о нас не думают. У нас есть секции, где в каждой комнате по семье с грудным ребенком. Теперь людям даже коляски ставить некуда. А если приедет к кому скорая, то в случае чего и носилки вынести из секции не смогут — дверь теперь не до конца открывается. А уж про гроб (не дай Бог) и говорить нечего... Нам обидно от бессилья.
...Хождения по инстанциям, само собой, ничего жильцам не дали. Они уже сталкивались однажды с подобной — предрешенной — ситуацией. Во дворе дома убрали детскую площадку, территорию отдали Центру для детей, оставшихся без попечения родителей. Теперь там поставили бетонный забор и кирпичные гаражи. Жильцы говорят, что в гаражах отдыхают чьи-то джипы. Чьи, интересно? Наверное, детей-сирот, о которых с такой трогательностью заботится городская администрация.

Метки:
Загрузка...