В Иркутск вернулся шеф-повар с душой авантюриста

Зоран Младенович кормил Горбачева, Алсу, Михалкова

Про свою жизнь Зоран рассказывает спокойно и чуть меланхолично. В речи с сильным западнославянским акцентом постоянно мелькают имена звезд отечественного и мирового шоу-бизнеса, первых лиц государств и их политиков, названия разных стран. Но по основной профессии он не путешественник, как может показаться. Зоран — профессиональный повар, что в прессе советских времен называлось "человек трудной судьбы" и "человек интересной профессии". Зоран Младенович родился в Белграде. Сейчас ему 36 лет, а на вопрос "Сколько вам лет?" с улыбкой отвечает: "Достаточно". В Иркутск он впервые попал в 2001 году, когда его пригласили работать шеф-поваром в Sun hotel.

Готовить учился у личного повара югославского диктатора
В 1985 году Зоран закончил школу ресторанного бизнеса. Самым запоминающимся фактом из студенческой жизни осталась учеба кулинарным премудростям у деда Франца, который был личным поваром президента Югославии Иосипа Брос Тито. Дед Франц о президенте вспоминал с большим уважением и часто рассказывал, что тот был большим любителем жизни: любил молодых девушек, охоту, рыбалку, любой активный отдых. Спустя много лет в Иркутске, когда Зоран познакомился и разговорился с известным иркутским саксофонистом Ильей Константиновым, он с изумлением узнал, что отец Ильи много лет назад играл для Иосипа Брос Тито, когда тот был на рыбалке на озере Байкал.
Через четыре года после окончания школы Зорана пригласили работать в Белый дворец, здание югославского правительства. Зоран проработал там три года — до 1991-го. Он вспоминает, что самая напряженная работа была во время встреч на официальном уровне: как-то раз повара обслуживали банкет, на котором присутствовали семь тысяч официальных лиц.
— Я кормил многих глав государств — Горбачева, Маргарет Тэтчер...
— И чем питаются главы государств?
— Давно было, я меню не вспомню, но готовил я в основном старославянскую кухню — много рыбы, птица, дичь. Они, приезжая в разные страны, стремятся попробовать национальную кухню — зачем Горбачеву ехать в Югославию за пельменями?
Жизнь в поисках новых приключений, ощущений и рецептов
В 1991 году, вскоре после специализации на итальянской кухне, через австрийского посла Зорана пригласили работать шеф-поваром в очень модный горнолыжный курорт Инсбрук.
— Там собирался европейский джем-сет — по-русски это тусовка самых богатых и известных людей. Например, я кормил Ники Лауда, водителя "Формулы-1".
— И чем питаются самые богатые и знаменитые?
— О, это очень здоровая пища, сделанная руками, домашнего приготовления. То есть вообще ничего из магазина — домашнее тесто, мраморное мясо, яичница из перепелиных яиц, свежевыжатые соки, даже йогурты и майонез, сделанные тут же вручную. — Зоран неожиданно засмеялся и продолжил: — Вот у вас, например, есть майонез "Мечта хозяйки", так вот для богатых людей это не мечта, это смерть хозяйки.
Дальше бродячая судьба Зорана занесла его по туристической визе в Мексику, где он увлекся собирательством оригинальных рецептов традиционной мексиканской кухни. К делу он подошел со скрупулезностью химика, составляющего новую формулу:
— Я не люблю никакой отсебятины, импровизация в таких делах не допускается. Поэтому я собирал настоящие рецепты, как это правильно готовят в Мексике. Потом, когда вернулся в Белград, я пригласил в гости к себе в ресторан мексиканского консула, приготовил эти блюда, он продегустировал и подтвердил, что все приготовлено правильно. Потом я в 1998 году кормил Хулио Иглесиаса — он был в Белграде на гастролях, и певец остался очень доволен.
И уже перед самым приглашением в Иркутск, в 2000 году, Зорану довелось поработать у Боголюба Карича, самого богатого человека Югославии.
— Работа была самая тяжелая за всю мою жизнь. Хозяин первым делом подарил мне мобильный телефон и запретил его отключать. Могли вызвать в любое время. Я работал шеф-поваром у Богомила на вилле, он там открыл личный ресторан. Это был закрытый клуб для узкого круга друзей. Одно только кресло в зале ресторана стоило полторы тысячи долларов. Богомил объяснял открытие личного ресторана тем, что ему надоело тратить деньги в ресторанах, принадлежащих другим людям. Один раз я работал двое суток без сна и отдыха — когда выходила замуж племянница хозяина.
Устав работать на югославского олигарха, Зоран решил кардинально сменить обстановку и быстро согласился на предложение хозяина Sun hotel приехать в Иркутск:
— Я люблю авантюры. Захотел побольше увидеть мир, чтобы было что рассказывать внукам. Так что за русской красотой я поехал в Иркутск.
Со звездами разговаривал о философии жизни
В Сибирь Зоран попал по двум причинам. Во-первых, ему предложили выгодную работу шеф-повара в "Сан-отеле". Во-вторых, душа просила новых впечатлений. И он согласился. В "Сан-отеле" он проработал полгода, потом начались финансовые разногласия с администрацией, а душа звала дальше. А когда его пригласили в Улан-Батор, думал недолго.
— В Улан-Баторе я работал в крупнейшем немецком пивном ресторане "Брау-хауз" директором кухни. У вас нет такой работы... не знаю, как объяснить. Это не шеф-повар, это менеджер. Там я кормил многих звезд —- Стивена Сигала, Алсу, Си Си Кетч, "Бонни М", диджея Боно. Я лично для них готовил.
— Что они просили приготовить?
— Помню, что Сигал заказал ягненка, а Алсу — курицу с фруктами и кэрри, по-индийски.
— Ты не общался с ними?
— Мы разговаривали с Сигалом. Но больше всего мы проговорили с Боно.
— О чем?
— О философии жизни... Я, кстати, с вашим Никитой Михалковым выпивал у меня в ресторане, в Белграде, — внезапно вспомнил Зоран. — Меня с ним познакомил Эмиль Кустурица (культовый югославский кинорежиссер, снявший фильмы "Черная кошка, белый кот", "Андеграунд" и др. — Прим. авт.). Мы с Эмилем хорошо знакомы. И, когда у него был юбилей, он отмечал его в моем ресторане. На юбилее мы и познакомились с Михалковым, потом втроем сидели до пяти часов утра, хорошо выпили, много разговаривали...
— О чем говорили?
— О философии жизни.
— Ты что, со всеми знаменитостями разговариваешь о философии жизни?
— А о чем с ними еще разговаривать? — снисходительно улыбается Зоран.
Про культуру питания и немного про Иркутск
В Иркутск Зоран вернулся летом прошлого года. Его пригласил в гости Илья Константинов.
— Ты поездил по многим странам, кормил людей разных наций. Скажи, где люди имеют большую культуру питания, где правильнее едят?
— В Европе. Не в какой-то одной стране Европы, а вообще. Там понимают, что хороший, качественный обед за десять минут приготовить невозможно, на это нужно минимум полчаса. В Европе люди имеют культуру ожидания и никогда не едят быстро, не любят фаст-фуд. Там люди имеют культуру выпивки, они понимают, что нельзя мраморное мясо запивать пивом. (Один килограмм настоящего японского мраморного мяса стоит до $500. — Прим. авт.)
— Ты можешь рассказать, как и что едят в Иркутске, на твой профессиональный взгляд?
— Нет, я лучше промолчу, ничего не буду говорить.
— Традиционный вопрос: как тебе в Иркутске, что больше понравилось, что не понравилось совсем?
— У вас хорошие люди, у сибиряков большая душа, гостеприимная и широкая. Я читал и очень люблю почти всех русских классиков — Достоевского, Есенина, Пушкина. Сейчас читаю "Игрока" Достоевского — на русском языке, у него образ жизни очень похож на мой. Русские женщины очень красивые. Плохо, что в Иркутске нет настоящей ночной жизни, мало дискотек. И на улицах очень грязно.
Забавно, что летом 97-го года автор брал интервью у земляков Зорана, строивших что-то в Ангарске. И про ночную жизнь, иркутских девушек и грязь на дорогах они говорили то же самое едва ли не слово в слово. Не думаю, что югославы ужасно привередливые. Наверное, просто ничего не изменилось в нашей губернии за семь лет.

Метки:
baikalpress_id:  20 774