Усольчанка задушила своего мужа

Пока она убивала супруга, ее дети держали отца за руки — чтобы не вырвался

О произошедшем вечером 7 марта убийстве в Усолье практически не знают. Даже местный участковый с удивлением узнает от журналистов о произошедшем. И честно признается — таких случаев достаточно, и то, что участковый может и не знать о случившемся, дело вполне обычное.

Кошмар семьи Лобановых
Татьяна Лобанова, обвиняемая в убийстве собственного мужа, сейчас находится дома на подписке о невыезде. Следит за домом, заботится о четырех детях-школьниках. О произошедшем маленькая хрупкая женщина говорит нервно, но без единой запинки — все, что накипело на душе.
— Мне страшно осознавать, что я сделала. Но еще страшнее представить, что было бы, если у меня не хватило сил его убить.
В Усолье Лобановы — Татьяна, Виктор, четверо общих детей: 13-летняя Таня, 12-летний Алексей, 10-летний Валера и 8-летний Сережа, а также дочь Татьяны 16-летняя Света — переехали в мае 2000 года из-под Казани по просьбе матери Виктора. Женщина почувствовала близкий конец, поэтому и попросила сына с семьей переехать к ней в усольскую квартиру. В казанской деревне у Лобановых осталось подворье, хорошая работа Виктора и приличные денежные дотации на многодетную семью. Через месяц после переезда мать Виктора скончалась, оставив сыну свою усольскую квартиру.
— Сразу после смерти матери он начал пить, — рассказывает Татьяна о своем муже. — Во время каждой пьянки избивал меня. Первый год жизни в Усолье я еще работала — в макаронном цехе частного предприятия. Витя работал на этом же предприятии сварщиком. Потом стало невыносимо. Напившись, он приходил ко мне в цех и начинал лезть с пьяными придирками, позорить меня перед остальными работниками.
С каждой пьянкой побои становились сильнее, муж бил в основном по лицу. Покрытая многочисленными синяками, Татьяна отсиживалась дома, а когда следы побоев более-менее проходили, выходила на работу в цех. Будучи трезвым, Виктор даже не пытался извиниться перед супругой и объяснить свои агрессивные нападки.
— Я пыталась поговорить с ним, уговорить не пить спирт, закодироваться, но он постоянно повторял: "Я могу не пить!"
Вскоре Татьяне пришлось окончательно бросить работу: побои и пьяные публичные оскорбления становились все регулярнее. Пыталась устроиться в другие места, но, едва проработав неделю, вновь садилась дома со страшными синяками и ушибами. Теперь к постоянной фразе мужа "Я могу не пить!" прибавилась еще одна, обращенная лично к Татьяне: "Я тебя убью!"
— За последний год он был трезвым всего несколько дней, — вспоминает Татьяна. — Каждый раз долго и мучительно отходил после пьянки. Я сидела возле кровати, отпаивала, лечила его по несколько дней подряд. Не было даже минуты времени на детей. Он постоянно требовал, чтобы я не отходила от него ни на шаг.
Об обращении в милицию во время пьяных побоев мужа Лобанова даже и не думала.
— Он сразу сказал: "Заявишь в милицию, я тебя сразу убью, сесть я не боюсь". Мне себя не жалко, но детей-то я на кого оставлю?!
Яростно избивая жену, пьяный супруг не жалел и собственных детей, которые пытались защитить маму от папиных побоев.
Последняя пьянка главы семейства
Край страдальческому терпению Татьяны пришел 7 марта. Накануне муж ходил трезвым, но по-прежнему злым. Утром он долго молча сидел за столом, потом, в очередной раз собравшись за спиртом, сказал в присутствии детей и жены: "Я вам устрою подарок на 8 Марта!"
— Я сразу насторожилась, — признается Татьяна. — Почувствовала, что сегодняшняя пьянка закончится чем-то ужасным. Я ходила в страхе уже несколько месяцев. Однажды ночью проснулась и увидела, что он стоит над моей кроватью с топором в руках. Уж не помню, как тогда изловчилась, но успела увернуться от удара.
Пока папа ходил за спиртом, младшая девочка Таня решила сбегать к подруге отдать тетрадку (во время пьяных буйств детям из дома выходить не удавалось). Когда дочка вернулась, отец накинулся на нее с вопросами: "Куда ходила? В милицию заявлять?!" — и принялся буянить и махать кулаками. Татьяна вступилась за дочь, и муж принялся жестоко избивать ее. Бил по лицу, по голове. Дочка пыталась защитить маму, пьяный отец ударил и ее.
— Он схватил стул и швырнул в меня, я еле увернулась, — нервно вспоминает Татьяна. — Мы с Таней пытались его угомонить. Остальные дети убежали в комнату. Он ворвался к ним и начал кричать: "Чего вы лезете, зачем ее защищаете?" Выбежав из детской комнаты, ринулся к кладовке, где висит топор. Мы опять вдвоем с Таней его от этой кладовки отталкиваем. Не знаю, откуда у нас обеих силы взялись, но мы его повалили на пол. Я кричу детям: "Помогите мне, подержите его!" Хотела надавить на сонную артерию, чтобы он хотя бы на время потерял сознание и мы успели вызвать милицию.
Избавление
Чтобы пьяный отец не вертелся, Светлана держала его голову, два мальчика — руки. Пока Татьяна с детьми пыталась совладать с сопротивлявшимся мужем, младшая дочь побежала по соседям — просить, чтобы вызвали милицию.
— Мы повалили его возле ванной. Я не помню, как в моей руке оказался пояс от халата. Я накинула пояс ему на шею. Он кричал: "Я вас все равно убью!" Я туго перетянула шелковый пояс.
Когда вызванная соседями милиция приехала в квартиру Лобановых, Виктор уже был мертв. Прибывшей следом скорой помощи реанимировать его не удалось. На следующий день Татьяна Лобанова дала в милиции чистосердечное признание. Засвидетельствовали следы побоев. Свидетелями по делу выступили соседи Лобановых, которые неоднократно слышали и видели, как Татьяну избивает муж.
В Усольской прокуратуре дело поручено вести заместителю прокурора Игорю Колесникову. По его словам, убийство, скорее всего, будет квалифицировано как совершенное в состоянии аффекта.
Комментарий
Игорь Колесников, заместитель главного прокурора Усолья-Сибирского:
— Для Усолья случаи бытовых убийств нередки. В основном все они совершаются на фоне пьянства. Район улицы Серегина считается одним из самых криминальных в городе. Данное убийство отличается от других тем, что помимо взрослой женщины его участниками стали дети. Но ничего аномального в поведении детей я не вижу: они выполняли просьбу матери, которая хотела успокоить отца. И в том, что Лобанова не рассчитала своих сил и совершила убийство, детской вины нет. Об агрессивном поведении Виктора Лобанова во время пьянок знала вся округа, поэтому версия об умышленном убийстве практически не рассматривается.
{Улица Серегина петляет по Усолью странными зигзагами. Дома, в большинстве своем полуобветшалые двухэтажки, расставлены по понятной одним усольчанам логике: четные номера в одну линию с нечетными, первые числа с последними. Добрая половина зданий построена еще задолго до советского времени: деревянные дома разваливаются и ветшают, но люди продолжают здесь жить. Точки продажи нелегального спирта, как не стесняются признаваться сами усольчане, находятся здесь на каждому шагу.}

Метки:
baikalpress_id:  804