Париж хочет читать иркутских писателей

Виталий Диксон, иркутский писатель, которого по большому счету и представлять не нужно — пять книг за девять творческих лет, выпустил в свет очередное детище. Оно произвело впечатление даже на русскоязычную парижскую публику.

Выход книги "Контрапункт", состоящей из трех частей, для самого автора событие рядовое.
— Я ведь не иду от рубежа к рубежу. Тексты пишутся, накапливаются, держать их при себе дискомфортно. Писательская работа — это освобождение. Отписался — и легче стало.
— Как удается издавать книги приличной толщины да еще в хорошем твердом переплете?
— Бюджетных денег никогда не беру. В основном на средства физических лиц, мои собственные, деньги из Южной Кореи — я переводил крупного поэта.
— Вы до сих пор сторонитесь писательских союзов, исповедуя крайний индивидуализм?
— Я очень расположен к Союзу российских писателей Анатолия Кобенкова. Главный критерий этого союза — творческая состоятельность. Наши мировоззренческие взгляды совпадают. Но я индивидуал. В коллективе можно отдыхать, но не заниматься творчеством. К тому же нынешние союзы — все-таки обломки большого прежнего Союза. Они нужны, чтобы руководить писателями. Сейчас руководить не надо. И поэтому немного непонятно, зачем они. Мне вполне хватает членства в международном ПЕН-клубе. Это престижно.
— "Контрапункт", говорят, пользуется популярностью за рубежом.
— Французский атташе по культуре увез книги в библиотеку им. Тургенева и в магазин русской книги. Вот, прислали из Парижа письмо, в котором просят выслать еще экземпляры. Эта книга уже есть в крупных сибирских городах, а также в Москве, Питере. И за границей — в Израиле, во Франции, в Южной Корее, где переводиться будет часть книги — непосредственно роман "Контрапункт". Решается вопрос с США. На неделе как раз буду принимать одного гостя, бывшего иркутянина, который изъявил желание познакомиться со мной. Он слышал о моих книгах.
— Мнения уже есть?
— Нет равнодушных и очень много ругани. Доброжелательность не нуждается в громкоговорении, а злобная критика, наоборот, слишком громка. Ругают меня одни и те же люди, мои всегдашние оппоненты. В книге очень много узнаваемых, реальных персон — известные иркутские поэты, журналисты, художники и т.д.
Диксон говорит, что от этой книги он уже отошел и принимает в ее судьбе лишь опосредованное участие. Поскольку у него новые планы, и в середине лета он начинает делать новую книгу с интригующим названием "Августейший сезон".

Загрузка...