Всемирная конституция Чингисхана

Восемьсот лет назад вождь маленького степного племени завоевал почти весь известный в то время мир. Он захватил всю Азию, кроме Японии, Индостана и Аравии, вторгся в Европу и дошел до Адриатического моря. Возникла империя от устьев Дуная, границ Венгрии, Польши и Новгородского княжества до Тихого океана, а также от нынешнего русского Севера до Гималаев. Она не имеет себе равных в мировой истории. Кривая монгольская сабля покорила больше земель, чем копья фаланг Александра Македонского, мечи римских легионеров и пушки великой армии Наполеона. Но самое удивительное не то, что кочевник, занимающийся охотой и разведением скота, сокрушил могучие империи, царства и эмираты, а то, что варвар, никогда не видавший городской цивилизации и незнакомый с письменностью, составил кодекс законов, которому подчинялись сто народов, в том числе и славяне. Именно Чингисхан и его потомки дали покоренной Руси основные элементы будущей государственности: самодержавие, централизм, крепостничество. Да и православие, оказывается, тоже они сохранили, не то быть бы россиянам католиками либо мусульманами.

Становление императора
В ХII веке от Великой Китайской стены до Байкала, по Алтайскому хребту, Саянским горам и Джунгарии кочевали племена меркитов, уйгуров, ойратов, кереитов, татар и монголов, которых китайцы еще называли онгутами. Это были вечно кочующие дружины, в которых семейные связи были скреплены военным братством — расой, состоящей из воинов и охотников.
Темучин, будущий Чингисхан, родился в феврале 1155 года (год Свиньи) на берегу реки Онон. Его отец Исугей-багатур был степным аристократом, властелином 40 тысяч кибиток и отважным воином, много воевавшим с китайской армией империи Цинь и другими монгольскими племенами. Слава о нем шла по всей дикой степи. Его названным братом был сам могущественный вождь кереитов — Торгул-хан. Когда Темучину было всего девять лет, его отец Исугей был подло отравлен татарами, заманившими его к себе под предлогом дружественного пира. Подданные Исугея тут же бросили его семью и откочевали с его имуществом к другим владыкам степи.. Детство будущего императора прошло в нищете, но зато закалилась воля, появились сила, ум и терпение.
Его родственники из рода Борджигинов, предавшие семью после гибели Исугея — тайчиуты, не раз пытались уничтожить ставшего опасным юношу, но его хранило Вечно Синее Небо. Он стал главой семьи, и первыми его солдатами были братья — меткий стрелок Касар и силач Бельгутей, а также новый вассал Богурчи, вместе с которым он выиграл первую схватку — отбил у воров своих лошадей. Впоследствии Богурчи стал одним из его первых полководцев. Темучину всю жизнь везло на преданных и талантливых сподвижников, и сам он был всегда благодарен тем, кто ему верно служил. Никогда он не нарушал данного им слова. "Несдержание своего слова со стороны правителя, — говорил Чингисхан, — является гнусностью". Темучин вырос под влиянием монгольского богатырского эпоса и предсказаний о появлении вождя, который восстановит могущество монголов, поколебленное другими племенами, в первую очередь татарами.
Такие же предсказания о появлении мессии ходили в Иудее две тысячи лет назад. Темучин считал себя тем, кто станет могучим ханом и вознесет свой род над всем миром. Он для этого вполне подходил: огромного роста, богатырского телосложения, обладающий ораторским даром и имеющий репутацию счастливчика, которому покровительствует Вечно Синее Небо. Заключив союз с китайцами, Темучин разбил татар и таким образом отомстил за смерть отца, а его армия выросла до 13 тысяч всадников, так как он стал названным сыном вождя кереитов Торгул-хана.
Военное счастье не изменяло будущему императору. Он разбил своих давних врагов тайчиутов, силы которых втрое превосходили численность дружины Темучина. После этой победы к нему явился вассал Джамуги по имени Джигурдай и сказал, что в минувшем бою подстрелил под Темучином коня. Молодой воин отдавал свою судьбу в руки победителя. Темучин ответил: "Когда враг убивает человека, то он таит и не высказывает этого. Ты же не утаил от меня — будь моим сподвижником!" Он назвал Джигурдая другим именем — Джебе, что означает "стрела", и тот стал одним из его самых прославленных полководцев. Это Джебе-нойон покорил Азию и разбил русских на реке Калке. Другим великим вождем был Субедей-багатур, появившийся в свите Темучина примерно в то же время. С такими воинами Темучин в 30-летнем возрасте мог приступить к очередной задаче — подчинить все монгольские племена, чтобы создать единую нацию.
Создание государства
Группа степных аристократов после победы над тайчиутами объявила Темучина ханом и нарекла его Чингисом, что значит "непреклонный". Но до официальной коронации было еще далеко. Пока же Чингисхан занялся государственным и военным строительством. Для связи между племенами и дружинами он создал отряды курьеров, которые, как стрелы, разлетались во все подвластные ему земли. По сути он стал родоначальником почты, создал сеть ямов — станций. Каждый отрезок пути управлялся дорожными губернаторами, отвечавшими за порядок и безопасность и располагавших своей жандармерией. Благодаря этой системе на дорогах исчезли грабители. Это, кстати, помогло благополучно достигнуть столицы Монгольской империи папскому послу Плано Карпини, венецианскому купцу Марко Поло и другим европейцам. Курьеры хана, меняя в ямах лошадей, могли проскакать в сутки до 250 верст! Почтовую службу в империи при потомках Чингисхана несли до 300 тысяч лошадей.
В войске хан ввел жесточайшую дисциплину. Никто не мог под страхом смерти отступить с поля боя, никто не мог начать грабеж неприятеля, пока не будет разрешения командования. Зато при дележе добычи все были поставлены в равные условия: каждый брал столько, сколько мог унести, уплатив часть сборщику императорской доли. Чингисхан всегда поддерживал иерархию: власть вождя — над вассалом, господина — над рабом, щедро награждая верных слуг и карая изменников. Однажды после разгрома кереитов к нему пришел воин и признался, что три дня бился с его солдатами, чтобы дать время уйти от погони своему хану. "Кто не захотел покинуть своего господина и один сражался со мной, тот молодец. Будь моим товарищем!" — сказал Чингисхан.
Итак, к 1190 году Чингисхан покорил 31 племя, через три года раздавил солонгов (корейцев), а в 1206 году захватил Тибет. "Я подчинил 12 земных царств, я привел в покорность безграничное своеволие мелких князей, огромное количество людей, которые скитались в нужде и угнетении, я собрал и соединил в одно. Теперь я хочу дать покой моему телу и душе", — сказал владыка. Но он, конечно, не собирался отдыхать. Он думал о всемирном завоевании. На 52-м году его жизни в верховьях реки Онон собрался курултай. В 1206 году (год Барса) Чингисхан был провозглашен императором — царем царей и государем государей, божественным Чингисханом. Разрозненные роды и племена стали единым народом и получили имя монголов.
"Великий джасак"
В своем родном племени император видел особую породу людей, этаких узкоглазых "арийцев", и сказал по этому поводу: "Всякий мальчик, рожденный на Ононе и Керулене, будет умен, мужествен. И богатырь без руководства, опыта и наставления будет знающ и сметлив. Всякая девочка, рожденная там, будет и без причесывания и украшений прекрасна". Но это лирика, гораздо важнее другое: "Никто из подданных империи не имеет права иметь монгола слугой или рабом". Чингисхан, не знавший грамоты, создает и надиктовывает свод законов — "Великий джасак" (или ясак) — своеобразный симбиоз уголовного, гражданского и семейного кодексов, а также основной закон — Степную конституцию.
Чингисхан делил людей на две категории. Для первой материальное благополучие и безопасность выше их достоинства и чести, поэтому они способны на трусость и измену. Такие люди подчиняются своему господину из страха, и, предавая его, они думают избавиться от источника страха.
Чингисхан беспощадно истреблял предателей, когда те надеялись купить свои жизни ценой измены своим начальникам, и, наоборот, осыпал наградами пленных воинов, оставшихся верными бывшему властелину. Потому что таких людей император относил ко второй категории. Эти люди боятся не смерти, а бесчестья, боятся совершить поступок, который умалит их достоинство даже не в глазах других людей, а в своих собственных. У таких людей есть свой моральный кодекс, основанный на верности, преданности и стойкости. Кочевые народы давали больше людей второго типа, так как в силу кочевого быта не накапливали движимого имущества и с детства рисковали жизнью на зверовой охоте. Кочевник все, что ему дорого, носит в душе. Иное дело горожанин, заботящийся о материальном достатке. Среди таких больше предателей и малодушных. Чингисхан презирал оседлые народы и дал завет своему народу сохранить кочевой образ жизни. При этом он не был бездумным врагом цивилизации. У китайцев он много взял для технического оснащения своей армии, а своим сыновьям (и вообще юному поколению монгольской знати) приказал получить образование, чтобы не зависеть от иноземных чиновников. В его империи не было никаких выборных органов. Он никогда не обращался к народу, а только к царевичам, нойонам и багатурам. Свою заслугу он видел в том, что указал каждому его место. Приведем несколько пунктов из "Джасака":
"О военном гении Чингисхана написано предостаточно, и это не является целью данного текста. Достаточно сказать, что в объединенной Монголии проживало от силы 5 миллионов человек, и в самом крупном — среднеазиатском — походе ее армия насчитывала 230 тысяч бойцов. К моменту смерти Чингисхана в 1227 году в армии было 130 тысяч воинов, а только в Азии она покорила территорию с населением в 600 миллионов человек. Во всех походах — китайском, среднеазиатском и даже в битве на Калке — монголы вступали в бой с не менее чем вдвое превосходящими силами противника и побеждали".
Чингисхан умер в походе в возрасте 72 лет, 60 из них он провел в седле. Однажды Наполеон, признанный величайшим полководцем нового времени, признался: "Я не был так счастлив, как Чингисхан". Еще бы! Одну свою армию он бросил в Египте, другую погубил в России, третью положил при Ватерлоо и кончил свои дни в ссылке на острове. Чингисхан не потерпел ни одного поражения, и его империя, охватившая четыре пятых Старого Света, существовала долго и пала не под ударами внешних врагов, а в результате внутреннего распада. Как бы там ни было, когда Русь освободилась от татарского ига, то созданное при активной помощи монголов Московское государство оказалось удивительно похожим на Монгольскую империю и на все восточные монархии Азии.
Метко выразился исследователь жизни Чингисхана калмыцкий историк Эренжен Хара-Даван: "Московское государство ХVI—ХVII веков — типичный восточный ханат. Русский царь-самодержец вылупился из монгольского хана, как птенчик из скорлупы. Начиная с Петра Великого, эта азиатская природа русского народа была покрыта легким слоем европеизма, но Ленин, хотя он был духовным учеником Запада, весь этот слой с налетом Европы безжалостно срезал, и теперь мы видим голое европейско-азиатское нутро русского народа, повернувшееся одним лицом к Востоку, а другим — на Запад, подобно орлу старого русского герба".

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments