Пропавшие девочки месяц обитали в подъезде

12-летних девчонок подкармливали сердобольные жильцы дома

Пропажей людей сейчас, пожалуй, никого не удивишь. Но на заявление об исчезновении 12-летней Юлии Мартемьяновой, поступившее в Октябрьское РОВД Иркутска, журналисты "СМ Номер один" все-таки обратили внимание. Дело в том, что в сообщении не было приписки "ранее уходила". Из заявления следовало, что Юля ушла из дома вечером погулять и не вернулась еще 18 января.

Заявление о пропаже поступило через 20 дней
— Она у нас вообще-то послушная, — рассказала старшая сестра Юли, — и раньше не убегала. Мы сперва подумали, что она, может быть, уехала в деревню к родственникам, и поэтому ждали, когда вернется.
Семья Мартемьяновых — мать, две дочери и годовалый внук — живет в тесной комнатке двухэтажного деревянного дома. Из поселка Выдрино Мартемьяновых выгнали безработица и хроническое безденежье. В Иркутске помогли обустроиться родственники, но до благополучия и сейчас далеко. Семья существует на заработок старшей дочери, которая работает в трампарке.
На вопрос корреспондента, почему младшая из сестер нигде не учится, ответила мама потерявшейся девочки:
— А мы при переезде сюда потеряли одну сумочку, в которой были все наши документы. Так что мы не можем получить регистрацию, и дочку в школу без этой прописки не берут. На следующей неделе я должна получить паспорт, и Юля наконец-то смогла бы оформиться в школу, — говорит мать, смахивая набежавшую слезу. — Мы уже везде, где только возможно, и по родственникам, и по друзьям, ее обыскались, но они как в воду канули...
— Кто — они? Разве она не одна пропала?
— Она вместе с подружкой исчезла... Мы, когда Юлю потеряли, в первую очередь пошли к Ане Шевченко. Но в милицию ее мать, по-моему, до сих пор не заявила.
В подразделении по делам несовершеннолетних Октябрьского РОВД нам пояснили, что по своей линии они направляли запросы по всем райотделам и медучреждениям. Также заведено розыскное дело.
— А по поводу Ани Шевченко могу сказать, что чуть ли не силком мы заставили ее мать написать заявление о пропаже дочери, — говорит инспектор по розыску. — Обе эти семьи считаются неблагополучными, и поэтому такое отношение к детям. Спохватились только через двадцать дней...
Девочки жили попрошайничеством и подачками
Мы продолжали следить за судьбой девочек, и вот более чем через месяц после исчезновения пришло сообщение, что их нашли сотрудники милиции Ленинского района. В райотдел позвонили жильцы одного из домов по улице Мира c cообщением, что в подъезде пятиэтажки несколько дней подряд ночуют две девочки.
Юлю корреспондент "СМ Номер один" застал уже дома. Она с удовольствием возилась со своей годовалой племянницей. Из ее слов выходит, что девочки все это время жили в Иркутске II. На вопрос, почему убежала, девчонка ответила простодушно:
— Анька позвала. Сказала, что будем жить, как взрослые — самостоятельно. Она уже несколько раз так жила, но мне не понравилось, больше уходить не буду. Ходишь, побираешься, как нищий, и есть все время хочется.
По словам Ани, они все это время ночевали в незакрывающихся подъездах многоэтажных домов. Приходили поздно вечером, а уходили пораньше. Днем уезжали в центр и бродили в основном вокруг Центрального рынка, попрошайничая.
— В день рублей по пятьдесят набирали. Некоторые продавщицы подкармливали. Мы им говорили, что у нас родители умерли, — рассказывает Юля. — Иногда попадались жильцы добрые и выносили нам в подъезд чего-нибудь поесть. В одном подъезде бабушка даже старый матрас нам вынесла и одеяло. Там было хорошо, но приставали местные мальчишки, и нам пришлось уйти. Когда пришла милиция, то Анька бросилась бежать и даже шубу потеряла, но ее все равно поймали. А я обрадовалась, что домой отвезут, хоть и боялась, что от мамы попадет.
— И расскажи, как попало, — в разговор вмешивается мама Юли. — Столько народу от дела оторвали. Большое спасибо милиции, что нашли и вернули, а то мы уже не знали, что и думать...

Метки:
baikalpress_id:  761