У преступности не женское лицо

Чаще всего иркутские эксперты-криминалисты составляют фотороботы молодых людей 15—25 лет

Одна из примет новейшего времени — по телевизору постоянно мелькают фотороботы. Кто-то что-то взорвал, кто-то кого-то украл и так далее. Гражданам предлагают помочь в поиске подозреваемого. Насколько фоторобот похож на своего прототипа, попытался выяснить корреспондент "СМ Номер один". В качестве подопытного кролика выступил редактор газеты "СМ Номер один".

Голова как тыква, а лицо как сморщенное яблоко
Отрасль экспертно-криминалистического ремесла, связанная с составлением фотороботов, называется гапитоскопией. Чтобы стать толковым составителем субъективных портретов, нужно быть чуточку художником, неплохим программистом, но главное — хорошим психологом.
{Первую попытку систематизировать словесный портрет преступника предпринял французский сыщик Бертильон еще в 1878 году. Лишь в следующем веке все те же французы додумались рисовать подозреваемых. В 50-х годах прошлого века во Франции, а чуть позднее в Америке, появилась практика составления фотоколлажа из частей лица разных людей (сначала на фотобумаге, потом на слайдах). В 60-х подобный аппарат создали и в Советском Союзе, назывался он идентификационным комплексом рисунков (ИКР).}
Составление фоторобота начинается с определения контура лица. Его по методике классифицируют по схожести с геометрическими фигурами: треугольник, круг, овал, квадрат. Затем эксперты переходят от общего к частному: спрашивают, какое лицо — вытянутое, удлиненное, скуластое... Если этот язык непонятен потерпевшему, он использует свою собственную систему образов:
— Нередко лица сравнивают с овощами. Говорят: голова как тыква, лицо как сморщенное яблоко. Все зависит от индивидуального восприятия человека, — объясняет эксперт Алексей Филиппов. — Часто дают приметы "как у...", то есть сравнивают с известными людьми — политиками, актерами. Например, недавно составляли фоторобот, а когда закончили, поняли, что получился вылитый Харрисон Форд.
Фоторобот по научному называется субъективным портретом, и этим все сказано. Один и тот же преступник в сознании разных людей и выглядит по-разному. Вот почему с жертвой и свидетелями по одному и тому же делу сотрудники отделения гапитоскопического учета работают по отдельности. Большая удача, если потом оба портрета совпадают.
Эксперты советуют для верности царапать преступнику лицо
Существует миллион способов изменить внешность. Растительность на лице не только старит, еще и меняет контур лица.
— Как правило, люди обращают внимание прежде всего на выступающие части: очки (пусть даже не затемненные), усы, бороду. И если убрать их, с опознанием затрудняются, — объясняют эксперты. — Невозможно изменить форму глаз и носа, так что лучше запомнить эти черты лица.
Сильно меняет внешность головной убор:
— Вязаная шапочка делает человека похожим на сотни таких же. Кстати, одним из изъянов иностранных программ (иркутские эксперты сейчас применят в работе сразу несколько компьютерных программ, в том числе импортных. — Прим. авт.) является то, что в них нет характерных для нашего региона головных уборов.
Все недостающее детали экспертам приходится подрисовывать от руки: женщинам — серьги, гопникам — шапки-"зайчики".
{Практикой доказано, образ преступника сохраняется в памяти жертвы в течение трех суток. После этого воображение потрепевшего начинает приписывать физиономии злодея несуществующие подробности. Поэтому эксперты советуют пострадавшим обращаться в милицию немедленно. С другой стороны, особая спешка при составлении фоторобота тоже ни к чему:
— Если преступление совершено с применением оружия или насилия, человеку необходимо не менее десяти часов, чтобы оправиться от шока, успокоиться, и только тогда можно приступать к составлению портрета.
}
Об особых приметах и разговор особый. К этим индивидуальным чертам внешности относятся металлические зубы, шрамы, родинки, татуировки и прочее. Эксперты советуют потерпевшим по возможности самим оставить след на преступнике: ведь фингал или расцарапанное лицо выделяют человека из толпы — следовательно, значительно увеличивают шансы милиционеров раскрыть преступление по горячим следам.
Сибиряки не отличают корейца от китайца
Среднестатистический преступник — молодой человек 15—25 лет. Это студенты, бездельники, наркоманы. По наблюдениям специалистов, молодое поколение заметно вытянулись в росте, стало плотнее и симпатичнее. Последнее обстоятельство связывают с улучшением условий жизни.
Довольно часто преступления совершают уроженцы бывших союзных республик, которые для русских все на одно лицо. И это проблема. Практика показывает, что сибиряки зачастую не могут отличить китайца от корейца, азербайджанца от чеченца. В таких случаях записываем, что это лица Кавказского либо Среднезиатского регионов.
Добрых глаз редактора в базе данных не оказалось
Наконец, от теории переходим к практике. В качестве эксперимента составляем фоторобот редактора "СМ Номер один". Оговоримся сразу: проверялись не возможности экспертов, а наблюдательность журналиста как потенциального свидетеля.
Алексей Филиппов открывает на компьютере канадскую версию программы Faces:
— За результат ручаться не могу. Типаж канадского лица сильно отличается от европейского. И это большая проблема. Сейчас мы создаем свое собственное программное обеспечение (чтобы и носы, и губы, и глаза были местными. — Прим. авт). И все-таки попробовать интересно. Начнем с овала лица.
Выбираем наиболее подходящий контур из 900 возможных, лепим к нему уши.
— Теперь глаза. Это самое главное в лице, они лучше всего запоминаются...
Но в нашем случае получилось все наоборот. Как потом показало сличение фоторобота с оригиналом, "потерпевший" журналист ошибочно счел взор начальника слишком уж прищуренным. А может, среди 800 пар глаз, составляющих базу данных этой программы, не нашлось подходящих...
Далее нос, губы, прическа (предложенные образцы оказались на редкость экзотическими, если не сказать старомодными), морщины на лбу, мешки под глазами и прочие полутени.
— Похож?
— Что-то есть, только выглядит на десять лет моложе.
— Я же предупреждал, что сходство будет условным, главное — типаж лица обрисовать.
Фоторобот, безусловно, похож на оригинал, однако вряд ли он сможет помочь неспециалисту в опознании главного редактора среди городской толпы. Однако милиционеры, по их собственным словам, привыкли к таким приблизительным фотороботам и уже научились их идентифицировать.
P.S. 1 марта экспертно-криминалистической службе исполнилось 85 лет. Поздравляем всех работников этой нужной профессии с праздником.

Метки:
baikalpress_id:  766