Будущее Листвянки: 200 тысяч баксов за шесть соток

На самой дорогой земле в Иркутской области селятся прокуроры и директора рынков

Размеры байкальской деревни утверждают в Москве
В Листвянке нет свободной земли. Поселок занят до последнего сантиметра. О том, чтобы пасти скот, местные речи уже не ведут. Смирились с тем, что рогатая скотина бродит где-то с утра до вечера.
Чтобы получить бесплатный надел, выстроилась уже огромная очередь аборигенов. По словам главы администрации поселка Галины Морозовой, в очереди уже 200 человек.
— Молодые обзаводятся семьями и хотят строиться. Но мы ждем, пока в Москве будет утвержден план поселка. Мы ведь находимся, можно сказать, на территории Прибайкальского национального парка. С ними мы согласовали границы. Если в Москве дадут добро, то у нас появится свободная земля.
Пока же в Листвянке строятся в основном частники, жители не только близлежащего Иркутска, но и других городов области. Они перекупают землю у местных. Листвянка становится элитным поселком. Стоимость участков бешеная. Участок в восемь соток продается за 1 млн 700 тысяч рублей. По словам местных, в поселке имеют дома или землю директора рынков, предприятий, прокурорские работники.
В 2003 году Главным управлением природных ресурсов по Иркутской области были рассмотрены 3 заявки по выбору земельных участков. Правда, не под жилье. Одна — под расширение ЗАО "Байкальский рекреационный центр" на прибрежной полосе озера — была отклонена. Две — под кафе, на месте бывшего жилого дома и под туркомплекс рядом со зданием администрации (из земель запаса) — согласованы.
Мнение местного жителя:
— Здесь мафия всесоюзная и мировая. Почему? Есть земля у человека, 8 соток. Он может продать ее по 30 тысяч сотка и получить 240 тысяч. На огородах все равно картошка не урождается. Но люди объединяются и намерены продавать свою землю за 200 тысяч долларов за границу. Спрос есть. Это будущее.
Дворец, розовый как фламинго
Новые хозяева листвянского побережья усиленно строятся. Томные дворцы на побережье — очевидно, печальное будущее Листвянки.
Генплана по застройке поселка в принципе не существует. Когда-то Листвянка считалась частью города, и план ее застройки не разрабатывали. Но теперь поселок стал лицом всего Байкала. А выглядит не лучшим образом. Например, Елена Григорьева, председатель Союза архитекторов, считает, что Листвянка сегодня далеко не образец вкуса.
— Всякий раз, когда я езжу туда, прихожу в ужас. Стыдно за эти розовые дворцы и заборы, которые лезут вверх по горам. Качество архитектуры плохое. Такого не должно быть на берегу прекрасного озера. Я не могу назвать проектов ни одного архитектора с высоким рейтингом, с наградами, кто бы проектировал тамошние дворцы. Наверное, Листвянка достойна того, чтобы обсуждать ее застройку на градостроительных советах. Это особая зона. Должен быть единый проект поселка.
А вот архитектор Иркутского района Зоя Заречнева считает, что розовые дворцы вполне удовлетворяют требованиям эстетики. Она считает, что нужно оставить Листвянку в покое.
— Поскольку генплана нет, то и комментировать нечего. Это наша беда и боль.
Сегодня поселок не может развиваться по-другому. Ведь именно за счет частников в поселке делается хоть какая-то мелочь: огорожено кладбище, поставлена автокасса. К тому же формально претензий у ответственных организаций к частникам нет — все согласовано. Управлять процессом частной застройки сложно.
Коровьи стайки переделывают в гостиницы
Свою лепту в застройку Листвянки вносят по мере сил и местные жители, которые пытаются заниматься гостиничным бизнесом. (Хотя сейчас в поселке строятся крупные частные отели. Говорят, скоро построят большой отель с варьете, казино и бильярдом.) Те, у кого есть возможность, становятся хозяевами туристских прибежищ. Особо находчивые и не особо имущие хозяева переделывают в гостиницы бывшие коровьи стайки, отделывая их красивыми досками, которые сами режут. Они стараются вписать свое существование в образ туристской Мекки.
Рыба и гостиницы — вот то, на чем в поселке можно реально заработать. И заработать далеко не копейки. Врачи и учителя, как рассказывают местные, бросают основное занятие и уходят заниматься рыбным промыслом. Привычные места торговли рыбой — на вертолетной площадке в начале поселка и в районе автостанции — ликвидируются. Вертолетную площадку, которая принадлежит санаторию "Байкал", уже освободили. Директор санатория считает, что она должна выполнять свое прямое назначение — быть смотровой и вертолетной площадкой.
— Было негласное разрешение администрации торговать там. Но сейчас администрация выделила им другое место. Но нужно приложить усилия, чтобы привести новую площадку в надлежащий вид.
Весной рыбники готовятся покинуть и территорию у автостанции.
На горнолыжный курорт, который призван упрочить туристическое будущее поселка, местные не возлагают надежд. Наемный труд не в почете.
— Мы тут деньгами разбалованы. Рыбники по тридцать тысяч в месяц имеют. По 160 тысяч в квартал некоторые зарабатывают.
Кроме того, местные жители трудятся на верфи, которая стала возрождаться. Бешеные, говорят, деньги берет верфь за ремонт, в основном, частных судов.
Администрация, видимо в предвкушении курорта, обещала, что жители Листвянки скоро будут работать в сфере услуг, а торговли рыбой не будет. Но за 5—10 тысяч в месяц работать никто не хочет. Сейчас для работы на горнолыжке набирают людей — для тяжелой работы с весьма приличной зарплатой. Местные, говорят, идут неохотно. (О строительстве для новых русских и не думают — гастарбайтеры согласны вкалывать всего за 100 рублей в сутки.) Поэтому коренные жители не рассматривают горнолыжное будущее как земной рай. Для них это в некотором роде досадное недоразумение, помеха для индивидуального бизнеса.

Метки:
baikalpress_id:  19 304