Настоящий модельщик думает о работе даже во сне

Самый большой в мире черпак в свое время изготовили именно в Иркутске

Профессию модельщика ни в коем разе нельзя путать с профессией модельера. Модельщик делает модели деталей из дерева, а модельер — модели одежды из ткани. При этом норма допуска у модельщика гораздо ниже: при изготовлении детали размером с письменный стол модельщик не имеет права ошибиться даже на миллиметр.

Общеизвестно, что самую большую в мире драгу, которая была установлена на прииске "Маракан" в Бодайбинском районе и затонула в 1992 году, сделали в Иркутске, на заводе имени Куйбышева (ИЗТМ). Ее цепь состояла из 169 литых, механически не обработанных черпаков. Они вгрызались на 50-метровую глубину в скалистый грунт в условиях вечной мерзлоты — самые большие и самые крепкие в мире черпаки для самой большой в мире драги.
С черпаками для иркутских драг связано много историй. Начнем с того, что долгое время никто в мире вообще не верил, что можно изготовить сталь, которая выдержала бы бодайбинские нагрузки. Однако иркутские ученые и специалисты ИЗТМ решили эту задачу. Даже американцы и англичане вынуждены были признать, что иркутская сталь лучше, чем их знаменитая "сталь Гадфилда".
Появилась сталь — и настало время изготовить черпаки. Кто не знает, сообщим: черпаки, соединенные друг с другом в непрерывную цепь, добывают грунт, из которого потом извлекается золото. И эта цепь — главный узел любой драги.
Прежде чем отлить черпак, необходимо изготовить его модель. Огромную деталь размером с письменный стол сначала делают из дерева. Это и есть задача модельщика.
Кто думает, что сделать модель черпака — то же самое, что сколотить лавку на даче, глубоко заблуждается. Во-первых, норма допуска при таких работах — меньше миллиметра. Ошибся чуть больше — и черпак получится неровный, а цепь и вовсе выйдет кривая и непригодная для эксплуатации. Во-вторых, мало знать, как выглядит черпак, надо еще знать, как будет себя вести металл при остывании. Понятно, что он сжимается, но процесс этот происходит неоднородно — где-то металл садится меньше, где-то больше. Модельщики говорят, что нередко их модель существенно отличается от той детали, которая в итоге получается.
— Работа над черпаком занимает примерно полгода, — рассказывает модельщик Сергей Панов. — Причем над будущей моделью думаешь постоянно. Бывает, просыпаешься среди ночи оттого, что вдруг нашел то единственное решение, над которым ломал голову уже несколько дней.
Кстати, самой большой деталью, которую изготовили модельщики, был не черпак. Для одного из украинских заводов делали модель траверса — опрокидывающего устройства, представляющего из себя кольцо с ушами. Модель отправили на Украину по железной дороге, но вагон почему-то ушел в другую сторону, на восток.
— Так у нас корреспондент "Комсомольской правды" расследование проводил. Все допытывался, куда мы дели траверс, — вспоминают модельщики.
Профессия модельщика всегда считалась элитной, и очень немногие люди могли ее освоить. Сейчас в группе компаний "Иркутское литье" работают чуть больше десяти модельщиков. Почти у всех опыт работы 40— 50 лет.
— Нашей профессии учишься все жизнь, — говорит Василий Кадников, директор цеха. — Чтобы стать более-менее хорошим модельщиком, нужно проработать 10— 15 лет. Скажем, у токаря есть станки, режимы. Ему лишь надо знать, как ими пользоваться. У нас по-прежнему главным инструментам остаются голова и руки.
Сейчас это крайне дефицитная профессия. Ближайшие предприятия, где работают модельщики, — в Красноярске и Комсомольске-на-Амуре. При этом иркутская школа считается лучшей. Неудивительно поэтому, что в свое время руководство тогда еще ленинградского Ижорского завода всегда обращалось за модельщиками в Иркутск. Предлагали квартиры, хорошую зарплату. Некоторые уезжали...
В 90-е годы ИЗТМ практически остановился. Работы было немного, однако в модельном цехе сумели сохранить свой коллектив. Только вот молодежи не прибавилось. Сейчас у старой гвардии вроде появились ученики, но кто знает, хватит ли у них терпения овладеть профессией модельщика?

Метки:
baikalpress_id:  741