"Серый дом" построен на золото Колчака

Атаман Меринов знает, куда девалось золото

Иркутские казаки во главе с атаманом Николаем Мериновым первыми в России в 1992 году вышли на улицы города, чтобы почтить память Колчака и бросили к изваянию Свердлова венок из колючей проволоки.

Власти встретили такой порыв весьма негативно. Хотя в это время многие рвали партбилеты и говорили о демократии, Меринова, обуреваемого монархическими идеями, таскали по всем инстанциям и прорабатывали.
И только после того, как в Иркутск приехал Александр Солженицын и по Колчаку отслужили в церкви панихиду, гонения прекратились.
Внимание и интерес к Колчаку атаман Меринов начал проявлять не случайно.
Его дед, Михаил Васильевич, ходил вместе с Колчаком на канонерской лодке. Потом отец Меринова — Михаил Михайлович — служил в армии Колчака. Ну и, наконец, Колчак — казак по происхождению.
— Не только поэтому я считаю, что Колчаку нужно поставить памятник, — утверждает атаман. — Просто он действительно великая личность, достойная памяти потомков. И в Иркутске хранить эту память следует не только потому, что Колчака здесь убили. В этом городе он венчался, в этом городе он докладывал о своих открытиях Географическому обществу...
По убеждению Меринова, Иркутску нужен также памятник Ермаку, атаманам Бекетову и Колесникову, Якову Похабову, всем, кто открыл эту землю и основал здесь город.
Но иркутское казачество, будучи не в силах добиться установления всех этих монументов, пошло другим путем: в городах и селах области казаки ставят кресты-часовни.
Например, Якову Похабову, основателю Иркутского острога, крест поставили на острове Дьячьем.
Атаману Бекетову — в Братске, на въезде в город. Генералу Каппелю — в Утае под Тулуном (там он погиб). В Усолье в ограде храма крест поставили всем белым воинам. А Тулун и вовсе, по выражению Меринова, закрестили — два креста на въезде и два на выезде.
Казаки продолжают свою борьбу за восстановление, как они говорят, исторической справедливости. Ежегодно направляют на имя губернатора области и мэра Иркутска петиции с просьбой переименовать улицы, названные в честь революционеров-террористов. Особо Меринову претит Роза Люксембург. Он уверяет, что эта дама помимо всего прочего была лесбиянкой.
Также казаки добиваются увековечивания памяти Колчака и вообще Белого движения.
— Вот назвали тут деятели пиво — "Адмирал Колчак". Мы выступили против — это же оскорбление, — негодует атаман Меринов. — Используют великое имя и все, что с ним связано, как хотят. А еще кладоискателей развелось — все золото Колчака ищут. Конечно, часть ящиков тогда пропала, но я полагаю, что обком партии (а ныне губернаторский дворец в Иркутске) как раз на эти деньги построили. Припрятали золотишко до поры до времени, а потом использовали на благо, сами понимаете, кого...

Загрузка...