Плотину спасли от разрушения

Теперь "тело" плотины является памятником и охраняется государством

Если на перекрестке улиц Ленина и Карла Маркса рядом с памятником Ленину не появился памятник Карлу Марксу — это вовсе не значит, что в Иркутске нет новых памятников. За три последних года в Иркутске появилось шесть новых памятников архитектуры. Это давно построенные объекты, хорошо известные каждому иркутянину.

Больше памятников, хороших и разных
В 2002 году был принят Федеральный закон "Об объектах культурного наследия, памятниках истории и культуры народов РФ". Предыдущий аналогичный закон принимался еще в 1978 году, до этого — в сороковых годах.
Вслед за федеральными властями Комитет по культуре областной администрации разработал областной закон "О государственной охране объектов культурного наследия народов РФ" — то же самое, только на областном уровне. Принятие областного закона начальник Комитета по культуре администрации области Вера Кутищева объяснила тем, что закон позволит четко определить количество объектов, которые действительно являются памятниками.
Закон был принят для того, чтобы упорядочить списки существующих сегодня памятников. Во первых, исключить из этого списка объекты, которые представляют историческую ценность, но памятниками уже не являются по разным причинам — будь то пожары, разрушения или акты вандализма. Во-вторых, внести в списки все вновь выявленные памятные объекты, провести экспертизы и внести эти объекты в государственный реестр памятников.
Так становятся памятниками
За последние три года памятниками истории и культуры в Иркутске признаны: Иерусалимское кладбище, постройки во дворе усадьбы Волконских, дом, в котором в детстве и юности жил знаменитый режиссер Леонид Иович Гайдай и три объекта Иркутской ГЭС.
Дом Гайдая (ул. Касьянова, 35) был признан памятником по инициативе Комитета по культуре городской администрации. Когда в прошлом году широко праздновали 80-летие нашего именитого земляка, администрация города решила сделать к юбилею подарок имениннику и настоятельно порекомендовала соответствующим структурам принять все меры, чтобы культурный атрефакт внесли в реестр охраняемых государством объектов. Однако необходимо уточнить, что построенный в 1938 году дом является самой обычной постройкой и никакой архитектурной ценности не представляет.
С усадьбой Волконских получилось забавно. Она является памятником старины еще с далеких советских времен, но при очередной историко-культурной оценке строений усадьбы оказалось, что в список охраняемых государством объектов не внесены несколько надворных построек: людская изба, конюшня и амбары. Историческую ошибку поспешно исправили.
Но, пожалуй, самое заметное событие прошлого года в области выполнения областного закона "О государственной охране объектов культурного наследия народов РФ" — включение в реестр вновь выявленных памятников трех объектов комплекса ГЭС: это "тело" плотины (то, по чему мы ежедневно попадаем с одного берега на другой), здание Управления ГЭС на одноименной остановке левобережья и то здание, откуда попадают в генераторную.
Показательно следующее. Из федерального бюджета теперь будут выделяться средства на сохранение этого объекта культурного наследия, как и на охрану любого социально значимого памятника федерального значения. Эти хоть и небольшие, но все же деньги пойдут в числе прочего на косметический ремонт фасадов и мелкие ремонтные работы внутри зданий. Но при этом все действия по ремонту и любой реконструкции зданий, включая покраску фасада, теперь хозслужба ГЭС обязана согласовывать с Центром сохранения историко-культурного наследия.
Одна из любимых тем местных СМИ — "Что будет, когда срок службы плотины истечет и ее надо будет разрушить?" — также теряет актуальность. Теперь "тело" плотины нельзя разрушить по закону. Это памятник.
Забавно, что на самой ГЭС даже не догадываются, что работают в объекте культурного наследия, памятнике истории и культуры народов РФ — по формулировке федерального закона. Пришлось обзвонить немало структур гидроэлектростанции, чтобы убедиться в этом невероятном факте. Наиболее точно выразил общее мнение главный инженер: "Мы не памятник, а действующий объект". Из чего следует, что служащие ГЭС пребывают в блаженном неведении, что они находятся под охраной государства.
Однако имейте в виду, что, если раньше при пешей прогулке по тому, что называется телом ГЭС, вам приспичило в кустики по нужде, это называлась мелким хулиганством. Сегодня то же самое будет актом вандализма.

Метки:
baikalpress_id:  712
Загрузка...