На Уде-реке острожек

В один из осенних дней 1648 года застучали топоры, и венец за венцом стали подниматься первые острожные постройки. Встал на высоком берегу таежной реки Удинский острог — государству русскому опора, землям его новым защита. Монгольские отряды проникали сюда по караванным тропам через Саяны, грабили местные народы, угрожали соседним землям. Но на их пути встал острог, и коренное население западного Прибайкалья получило надежную защиту и опору. Благодаря этому ускорился процесс присоединения местных земель к русскому государству.

Удинский острог выполнял функции административного центра. В остроге присягали русскому царю тунгусские, бурятские и карагасские рода. Находившие на службе в остроге казаки собирали с новых подданных ясак в государеву казну, разрешали межплененные конфликты и развивали местную торговлю.
Отношения между коренным населением и русским служивым людом не всегда складывались мирно. С самого начала похода в долину реки Уды у красноярских казаков были стычки с бурятами, которые противились появлению чужаков на своих исконных землях.
В 1645 году отряды атаманов Кольцова и Тюменцева нанесли поражение князцу удинских бурят Оилану и принудили его дать "шерсть навечно". Но и после этого столкновения не прекратились: после постройки удинского острожка в 1652 году казакам пришлось сражаться с родственниками Оилана. Но необходимость в союзнике для борьбы с набегами враждебных народов и потребность в надежных экономических связях заставила бурят примириться с сильным соседом и присягнуть русскому царю.
В начале XVIII века позиции России в Сибири значительно укрепляются, и военные функции острогов, Удинского в том числе, теряют свое значение. Главная задача теперь — хозяйственное освоение новых земель.
В 1700 году Удинский острог становится Нижнеудинском — небольшим русским поселением в долине реки Уды. Нижнеудинск в начале XVIII века уже выходит за границы острожных стен, увеличивается его население. Но развивается он крайне медленно, и к середине XVIII века насчитывается лишь десяток домов. Нижнеудинск, не имея благоприятных экономико-географических условий, на долгие годы становится ремесленно-земледельческим поселком, в то время как ряд сибирских острогов уже стали крупными торгово-ремесленными центрами.
Некоторое оживление в его жизни наступает с постройкой тракта, в который начали преобразовывать старую сибирскую дорогу после указов 1731 и 1733 годов. В 50-х годах XVIII века в Нижнеудинске появляются почтовая станция, постоялый двор, трактир. А часть жителей начинает заниматься новым прибыльным делом — извозом.
Тракт сделал более доступным путь в Сибирь для переселенцев из европейской части России, и каждый год их количество возрастает. Растет и число крестьян, осевших на земли в районе Нижнеудинска. Расположенные к востоку и западу от него почтовые станции постепенно превращаются в трактовые села, распахиваются новые участки земли вниз по течению Уды от Нижнеудинска осваиваются берега. Появление новых населенных пунктов и рост земледельческого населения усиливают административное значение Нижнеудинска. Он становится уездным центром, и в 1780 году для него разрабатывается и утверждается герб. В 1783 гуду Нижнеудинску официально присваивается статус города.
В 1817 году в Нижнеудинске открывается первое учебное заведение — трехклассное уездное училище, куда принимали только мальчиков. В городе насчитывается уже два десятка торговых лавок.
Основная масса населения продолжала вести натуральное хозяйство. По переписи 1875 года в городе имелось 39 ремесленных мастерских кустарного типа (кузнечных, кирпичных, кожевенных, медицинских, столярных, колесных и прочих). Работников, занятых в этих мастерских, было всего 58 человек.
В XIX веке существенно меняется вид Нижнеудинска. Продолжает расширяться левобережная часть города — Подгорно-Удинская слобода, где еще в 1785 году была построена каменная церковь — собор Воскресения. Во второй половине XIX века на острове между рекой и протокой Застрянкой возникает новая слобода, где селится торговый люд и открываются лавки и магазины. Недаром одна из улиц островной части города (ныне Коммунистическая) была названа Коммерческой. На правом берегу располагались административные учреждения, здесь же находился базар и еще один каменный храм — собор Воскресения, построенный в 1811 году. В Нижнеудинске проживало уже около четырех тысяч человек, количество жилых домов приближалось к тысяче. В городе действовали четыре учебных заведения.
К концу XIX века жизнь в Нижнеудинске была тихой и патриархальной, без особых всплесков и потрясений.
В 1897 году в Нижнеудинск пришел первый поезд. Спокойная и размеренная жизнь закончилась с постройкой Транссибирской магистрали. Поезд встречала оживленная толпа горожан, никогда не видевших паровоза и не подозревавших, что с этого момента их жизнь и жизнь всего города будет определяться железной дорогой и "огненным чудом на колесах".
На левобережной окраине города, там, где прошла магистраль, поднялись корпуса депо, появились цеха и мастерские, вокруг вокзала образовался рабочий железнодорожный поселок. Меньше чем за десять лет прихода первого поезда в Нижнеудинск выросла крупная станция со всеми необходимыми службами. Эта станция потребовала большое количество рабочих и специалистов. Инженерные и технические кадры были приезжими, рабочих набирали из местных жителей. Поскольку работа на железной дороге требовала знаний и навыков, в 1902 году при депо были открыты вечерние технические классы.
Появление в городе большой массы рабочих вносит в политическую жизнь города новые краски. Среди железнодорожников было немало революционно настроенных людей, ссыльных и политкаторжан, неустанно пропагандирующих идею борьбы с существующей властью. В 1905 году, во время стачки железнодорожников Сибирской железной дороги, последовало новое выступление рабочих Нижнеудинска.
С появлением железной дороги, более быстрой и мобильной транспортной связи с европейской частью России и крупными торговыми центрами, в городе начинает бурно развиваться торговля. В первом-втором десятилетии XX века в Нижнеудинске насчитывалось не менее полутора десятков купцов, магазины и лавки которых могли удовлетворить вкус даже самого изысканного покупателя.
Резко возрастает число крестьян-переселенцев, которые уже через год после устройства на новом месте начали продавать излишки своей продукции в городе. Старый базар становится тесным, и открывается новая базарная площадь на углу Гоголевской и Вокзальной улиц. В городе возникают первые ростки промышленности — небольшие пивоваренный и кирпичный заводы.
Нижнеудинск растет. Во втором десятилетии XX века насчитывается приблизительно 10 тысяч человек. По сведениям городской управы, в 1913 году насчитывается более тысячи жилых строений и 950 нежилых. В городе было три площади размером от 5 до 8 тысяч квадратных сажень.
В 1907 году открывается еще одно крупное учебное заведение — городское реальное училище для мальчиков. В женской гимназии появляется дополнительный восьмой класс, в котором готовят домашних наставниц и учительниц народных училищ.
Заметно оживляется культурная жизнь. В Нижнеудинске начинают действовать два иллюзиона. Один из них — "Звезда" — находится на улице Большой (ул. Советская), в доме купца Хлесткина, второй — "Фурор" — приезжал из Иркутска и гастролировал в здании железнодорожного собрания. В этом доме собирался хор, состоявший из служащих железной дороги и интеллигенции города. Хор был многоголосым и исполнял русские народные песни и отрывки из опер. Нижнеудинск посещали гастролирующие артисты, представления которых всегда собирали большое количество зрителей. Своими силами ставились различные театральные постановки. По воспоминаниям очевидцев, в помещении электротеатра "Звезда" учащиеся и преподаватели прекрасно исполняли оперу "Жизнь за царя".
В центре города, на месте современного стадиона, располагался городской сад, где играл по воскресным дням духовой оркестр и дамы в длинных платьях с господами в форменных сюртуках прогуливались по песчаным дорожкам.
Впечатляющее зрелище представляли собой шествия в церковные праздники, когда торжественный звон колоколов наполнял город, лица людей светились каким-то внутренним светом, и город окутывала атмосфера любви, уважения и радостного душевного подъема.
Начинающую новую жизнь Нижнеудинска нарушила разразившаяся Первая мировая война, а затем смела и отбросила за ненадобностью Октябрьская революция.
В начале двадцатых годов тяжело и медленно залечивал Нижнеудинск раны, нанесенные Гражданской войной. Многие дома стояли с заколоченными окнами, ветер гонял ветер по запущенным улицам, ночью город погружался во мрак, чутко прислушиваясь к тревожной тишине. Иногда раздавались выстрелы — отряды милиции и ЧОНа вылавливали уцелевших противников советской власти. Основная надежда жителей возлагалась на собственное хозяйство и огород, но приторговывали вещами и особенно самогоном. Самогонщиков арестовывали, объявляли бандитами, пособниками кулаков, но число их не уменьшалось — людям нужно было выживать. Единственным местом, где теплилась жизнь и налаживалась работа, была железнодорожная станция.
К тридцатым годам жизнь в Нижнеудинске значительно активизировалась. Уже работали все имеющиеся в городе производства и открывались новые. Развивалась торговая кооперация. Город будоражили комсомольцы — устраивали диспуты, организовывали субботники. Со своей "живгазетой" выступила "Синяя блуза". Ее участники выдумывали новые лозунги и заголовки, объезжали по району и делали постановки в городском клубе.
В 1932 году начинает работать мастерская по обработке слюды. В 1937 году она преобразовывается в слюдяную фабрику — первое крупное промышленное предприятие города. Строится и новый красивый мост через Уду. Но было и другое — ликвидация мелких частных заведений, массовые репрессии...
К сороковым годам города жили и работали в ритме всей страны. Нижнеудинцы, прошедшие тяготы 20-х, уцелевшие в 30-е, с надеждой смотрели в будущее и строили новую жизнь...

Метки:
baikalpress_id:  699
Загрузка...