Семейная афера с убийством

Чтобы скрыть следы мошенничества, предприниматель и его сожительница убили бомжа и имитировали ДТП

Старший оперуполномоченный УР одного из райотделов милиции Иркутска Денис Иванов вот уже вторые сутки ломал голову над одним фактом, который показался ему подозрительным. Дело в том, что, расследуя дело по факту смерти в автокатастрофе обанкротившегося иркутского предпринимателя Петра Юровского, он установил, что в иркутском филиале одного московского банка с личного счета Юровского была снята крупная сумма денег. По этому случаю оперативниками были выдвинуты две версии: счетом погибшего воспользовался кто-то из близкого окружения или деньги снял... сам Юровский.

Заблуждается ли сожительница?
В один из августовских дней 2000 года за городом Ангарском по Московскому тракту была обнаружена опрокинувшаяся и сгоревшая японская иномарка. В ее салоне находился сильно обгоревший труп мужчины. И хотя по останкам было трудно определить, кто на самом деле находился в сгоревшей машине, гражданская жена владельца машины Ксения Рыбакова очень уверенно опознала в погибшем своего сожителя.
— Это он! — безапелляционно заявила она сперва оперативникам, а затем и на допросе у следователя. — Тут и гадать нечего. Вот и пуговицы от его костюма, который я ему покупала.
Бывшая законная жена, с которой Юровский развелся за полгода до трагедии, к факту опознания отнеслась так, как, наверное, и положено было отнестись сильно обиженной на бывшего мужа женщине. Мельком взглянув на обгоревший труп, она сказала:
— Он это, не он, какая разница. Пусть будет он, если вам так нужно, — и, немного помолчав, цинично добавила: — Туда ему и дорога.
Факт опознания запротоколировали. Первоначальная версия случившегося выглядела следующим образом: Юровский, будучи в нетрезвом состоянии, не справился с управлением автомобиля, в результате чего и произошла эта нелепая автокатастрофа. Тем более что результаты вскрытия подтвердили наличие в крови погибшего большого количества спиртного, но... Буквально через два дня более глубокие исследования позволили с уверенностью констатировать, что смерть мужчины наступила задолго до того, как он получил термические ожоги. Была установлена и предположительная причина смерти — удар тяжелым тупым предметом по голове.
Получалось, что госпожа Рыбакова либо глубоко заблуждается, либо умышленно говорит неправду. Это позволяло выдвинуть версии о ее причастности к исчезновению своего сожителя либо к совместной с ним имитации его гибели. На такой ход мыслей оперативников наталкивал факт, что жизнь самого Юровского и его последняя несостоявшаяся сделка были застрахованы на очень значительные суммы. А тут еще это снятие денег со счета...
Раздав сестрам по серьгам, сожительница исчезла
За Ксенией Рыбаковой было установлено наружное наблюдение. Вела себя женщина, как и положено убитой горем вдове. Но после 9 дней, на которые пришли только родственники и несколько человек совсем незначительных знакомых, Ксения побывала в агентстве одной авиакомпании. Оперативники узнали, что женщина приобрела транзитный билет до Санкт-Петербурга с посадкой в Москве.
Две недели оперативник Денис Иванов с напарником мотались за Рыбаковой по столице и по Питеру, но ничего существенного наскрести им не удалось. Женщина встречалась с собственными родственниками и родными со стороны сожителя. Выглядело все таким образом, как будто Рыбакова хотела раздать всем сестрам по серьгам из того небогатого наследства, о котором было известно семье Юровского. Лишь одно стоящее событие отметили оперативники — в одном из банков Санкт-Петербурга Ксения открыла счет на незначительную сумму.
По возвращении в Иркутск Рыбакова отметила сорок дней, получила причитающуюся ей по завещанию страховую сумму, раздала незначительные деньги по завещанию покойного, переоформила квартиру Юровского на свою младшую сестру и неожиданно исчезла с поля зрения правоохранительных органов.
"Странно, — рассуждали оперативники. — Ведь у Юровского в Иркутске есть бывшая жена, мать его двоих детей. Почему же он не завещал им ничего?"
Бывшая жена, когда ее спросили об этом, разразилась нецензурной бранью.
Почтовый перевод от "убиенного"
Очередная встреча с бывшей супругой Юровского состоялась у оперативников месяцев через семь после первого разговора, причем по ее собственной инициативе. Она положила на стол телеграмму и почтовый перевод на три тысячи рублей:
— Я так и знала, что с ним ничего не случилось. Такой пройдоха был с молодости, — без предисловия ошарашила она сыщиков, уже подзабывших суть дела. — О ком это я? О моем бывшем муженьке, Юровском! Забыли, что ли? Поздравить, гад, решил мою дочь с днем рождения.
Телеграмма и почтовый перевод были присланы из города Сочи. Через два дня Иванов уже стоял перед начальником почтового отделения курортного города, и оператор, принявшая в тот день перевод, обрисовывала внешность отправителя. Когда же сыщик показал ей фотографию Юровского, женщина с уверенностью сказала:
— Он это, конечно он. Только сейчас у него усы и бородка. Почему запомнился? Да потому что деньги высылал. Обычно от нас шлют телеграммы с просьбой выслать денег на обратный проезд, а здесь все наоборот.
На бланке, заполненном почерком Юровского, вместо обратного адреса было написано "проездом". Поблагодарив работников почты за оказанное содействие, Иванов вышел на знойную улицу.
Местные оперативники предоставили иркутскому сыщику полный список гостиниц, профилакториев и санаториев в городе. Иванов начал с наиболее элитных. Расчет был прост: денежный человек Юровский где попало останавливаться не будет. В одном из новых пятизвездочных отелей сыщик установил, что здесь еще несколько дней тому назад проживала семейная чета Юровских. Так уголовному розыску стало известно, что Юровский не только жив-здоров, но еще и состоит в законном браке с женщиной по имени Ксения. Нетрудно было предположить, что ею была хорошо известная Рыбакова. Здесь же, в отеле, оперативник узнал и московский адрес молодоженов и, согласовав вопрос с Иркутском, отправился прямиком в столицу.
Богатые летают как птички
Москва в отличие от солнечного и душного юга встретила Иванова промозглой погодой. Посчитав свои скудные денежные сбережения, оперативник все же решил ехать на такси и минут через сорок уже стоял перед внушительным домом сталинской постройки в одном из кварталов Юго-Запада столицы. Дверь в подъезд оказалась закрытой на замок. На звонок в двери приоткрылось маленькое окошко, и заспанный вахтер, увидев незнакомого молодого человека, сонным неприветливым голосом спросил:
— Чего тебе?
Рассчитывая на помощь привратника, Иванов сдержался от ответной грубости:
— Так я, того, из Сибири, родственников ищу. Вот у меня здесь их адрес записан, — с этими словами он показал клочок бумаги с адресом.
— Ну, тогда заходи скорее. Заколебала эта погода... Закурить не найдется?
Получив от Иванова несколько сигарет, которые некурящий милиционер таскал с собой на всякий случай, мужчина поинтересовался, к кому приехал Денис, и, узнав, вымолвил:
— Хорошие люди. Особенно хозяин. Частенько от него перепадает на чай.
Малый оказался словоохотливым, и вскоре оперативник узнал, что Юровские поселились в элитном доме полгода назад. Образ жизни ведут не замкнутый, но гостей не принимают.
— Только их сейчас дома нет, уехали за границу отдыхать.
— Как уехали? Ведь они только что вернулись с Юга.
— Их, богатых, не поймешь: летают как птички — сегодня здесь, а завтра там...
Извинившись за беспокойство, Иванов вышел на улицу и, узнав у прохожего, где находится окружная милиция, отправился туда на автобусе. В УВД округа его встретил хмурый начальник оперативного отдела в подполковничьем звании. Выслушав Иванова, он записал интересующую его информацию и адрес и пообещал, что как только Юровские появятся в Москве, он сразу же даст знать в Иркутск. На этом они распрощались, и Иванов в тот же вечер вылетел домой. Москвич сдержал слово, и примерно через месяц перед Денисом лежало сообщение о том, что Юровские вернулись в столицу. На следующий день к ним "в гости" отправились два иркутских опера.
Конец семейной аферы
Задержание семейной четы Юровских, подозреваемых в убийстве человека и мошенничестве в крупном размере, прошло без шума и пыли. В Иркутске они начали давать признательные показания. С их слов была установлена следующая картина преступления.
Застраховав сделку на внушительную сумму, Юровский по договоренности с зарубежными партнерами преднамеренно обанкротил свою фирму. Завещание на получение всех страховых сумм им было написано на свою сожительницу Ксению Рыбакову. Оставалось одно — исчезнуть самому Юровскому. На соседской даче они приметили работника, похожего на Юровского телосложением. При знакомстве оказалось, что мужик бомж и по договоренности с хозяевами выполняет некоторые строительные работы. После окончания этих работ его пригласили подкалымить и на даче Юровских. Когда наступило время рассчитываться, его сперва напоили и пьяного убили ударом чугунной болванки по голове. После этого труп посадили в машину и имитировали ДТП.
За совершение убийства и мошенничества в крупных размерах, но учитывая явку с повинной и содействие в раскрытии этого запутанного преступления, Юровский приговорен судом к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Его вторая жена, Ксения, за пособничество в преступлениях тоже получила свои законные семь лет.
Все фамилии изменены.

Метки:
baikalpress_id:  20 848