Массовый расстрел в Иркутске II

Это происшествие, случившееся в сентябре 2002 года, побило все рекорды по кровожадности

12 января этого года областной суд приговорил одного из преступников — Валерия Шляхтуна — к 12 годам лишения свободы. Седой (такова кличка у выходца из Белоруссии), по материалам уголовного дела, повинен в убийстве одного человека. Подельнику Шляхтуна Николаю Васильеву (Крысенка подозревали в хладнокровном расстреле еще пятерых) высшую меру вынесла сама судьба. Душегуб скончался в медчасти Иркутского СИЗО от рака легких, так и не дождавшись приговора.

Тайны неспокойных домов
Эта драма произошла в частном секторе Иркутска II. В материалах уголовного дела в основном фигурируют два адреса: Почтамтская, 44 (место расстрела), и один из домов по улице Просвещения (там квартировали будущие убийцы). Оперативная обстановка в обоих частных домах, по словам оперативников Ленинского РУВД, была далека от идеальной. На Почтамтской происходили постоянные пьянки-гулянки (верховодил здесь сожитель хозяйки Татьяны — некогда сидевший Борис Хорышев по кличке Шульц). Именно из-за непомерной любвеобильности Хорышева, считают милиционеры, и завертелась эта история, закончившаяся трагедией.
Второй "нехороший" адрес — на улице Просвещения — оперативники и следователи прокуратуры называют классическим притоном карманников. Об этом подробнее. Хозяйка частного дома Ольга Сидоренко (фамилия изменена) на момент описываемых событий жила в гражданском браке с Николаем Васильевым (из своих 52 лет Крысенок провел за решеткой почти двадцать — в основном за кражи). Невысокий, страдающий туберкулезом и раком легких человек силой одного только характера мог подчинять своей воле людей, особенно малолеток. По оперативной информации, вместе с Крысенком в доме проживала группа несовершеннолетних карманников-щипачей. Пацаны приносили дяде Коле все отработанные деньги, и, судя по найденным при обыске фотографиям (малолетки снимались с веерами купюр в руках без всякого зазрения совести), деньги не маленькие. Официально ни жена Ольга, ни сам Васильев нигде не работали, а на выпивку средств всегда хватало. Подумывали хозяева притона и о собственном батраке.
42-летний Валерий Шляхтун (из-за представительной шевелюры получивший прозвище Седой) приехал из Белоруссии задолго до этой драмы. Сначала он пожил у сестры в Черемхово; не устроившись там, попытал счастья в Иркутске. Здесь и произошло его знакомство с Васильевым. Крысенок сначала позвал физически крепкого Седого жить к себе в качестве помощника по хозяйству (хозяйка поначалу не могла нарадоваться на работника, называла его братом). Но позднее Васильев начал посвящать работника в свой криминальный бизнес, узнав, что в 70-х годах Седой мотал срок за кражу.
Хозяева притона часто общались с жильцами дома на Почтамтской. Связывала их только водка. Поневоле с компанией Бориса Хорышева познакомился и Шляхтун. Как потом заявит он следователям прокуратуры, эти связи тяготили его, но приходилось общаться и часто бывать в этом доме. А между тем жизнь на Почтамтской шла полным ходом. Сюда часто приходили местные молодые парни и девушки. Праздник каждый день, часто с мордобоем. За месяц до убийства Шляхтуну пришлось разбить табурет о голову слишком любвеобильного Шульца. Седой заступился за девушку. Дело в том, что Шульц на одной из пьянок едва не изнасиловал Юлию Виноградову. Ульянка (так звали ее друзья) по злой иронии судьбы погибнет 23 сентября 2002 года от рук вчерашних заступников.
В общем, Васильеву и Шляхтуну время от времени приходилось ставить похотливого Шульца на место. Милицейским языком выражаясь, между ними сложились устойчивые неприязненные отношения.
Дни испытаний для ленинской милиции
Поздно вечером 23 сентября заместитель начальника уголовного розыска Ленинского РУВД Игорь Жарких вернулся из засады. С 15 сентября весь райотдел работал в бешеном темпе, разыскивали некоего рецидивиста Гибадулина, который по пьянке зарезал четверых жителей Иркутска II.
— Поступила информация, что Гибадулин появляется ночью в доме своей тетки. Но нам не повезло, на адрес он так и не сунулся, — рассказывает Игорь Петрович. — К полуночи я вернулся домой. И только зашел в ванную, чтобы принять душ, стучится жена: "Тебя дежурный спрашивает, на Почтамтской труп". Уже по дороге на место пришло уточнение: убитых шесть человек...
Тело опознанного позднее Михаила Новицкого нашли в кустах у дома N 72. С двумя дробовыми ранениями в живот и голову.
— Очевидцы утверждали, что этот Новицкий гнался с палкой за группой людей из трех мужчин и женщины, — продолжает руководитель группы по раскрытию тяжких преступлений Ленинского РУВД Игорь Жарких. — Люди показали, в какую сторону направлялась эта компания. Мы уже представляли, где примерно искать преступников. По оперативной информации, в доме на Просвещения был притон воров-карманников, у которых вполне могло быть оружие.
Сыщики опоздали на несколько минут. Хозяйка Ольга Сидоренко на этот момент была дома одна. Она пыталась как-то выгородить своего сожителя и работника по дому, но получалось это неубедительно. При обыске милиционеры нашли окровавленную куртку со стреляными патронами в кармане (этот вещдок Шляхтун просил сжечь до прихода милиции, но Ольга не успела).
Личности всех погибших удалось установить не сразу. Юлия Виноградова и ее сожитель Александр Мельников имели общего ребенка, в одночасье осиротел еще один малыш Юлии от первого брака. Погибли также Анна Перминова, Вячеслав Овсянников и Борис Хорышев. Все они, за исключением зрелого Шульца, не дожили до 25 лет.
В той бойне лишь случайно выжила 44-летняя хозяйка дома Татьяна. В разгаре трехдневного запоя ее выгнал из дома сожитель Хорышев:
— Он запал на одну из девушек, которая выпивала с со всей компанией, а чтобы я не мешала, сказал мне: "Появишься на глаза, убью", — рассказывала журналистам хозяйка.
Татьяну приютил сосед. Зная крутой нрав Шульца, он закрыл Татьяну в бане на висячий замок, тем самым спас ее от гибели.
Убийц взяли в Балаганске
Уже в первые часы после преступления милиционеры установили личности подозреваемых. На Шляхтуна и Васильева были разосланы ориентировки.
— Отрабатывали круг знакомых Седого и Крысенка, — рассказывает Игорь Жарких. — Установили ново-ленинский адрес, куда действительно направились убийцы сразу после преступления. Как потом выяснилось, Шляхтун и Васильев взяли с собой своего подопечного — 14-летнего щипача по кличке Кузя. Пацана они отправили к себе домой на следующий день, чтобы он разведал обстановку и забрал их документы с фотографиями.
Кузя, конечно, угодил в засаду. Когда оперативники точно выяснили, где скрываются убийцы, рванули вместе с ОМОНом в Ново-Ленино.
— Мы опоздали на каких-то четыре часа. Седой с Крысенком уехали из города на рассвете 24 сентября. Стоит ли говорить, что это резонансное преступление взяли на особый контроль в УВД области. Активное участие в раскрытии преступления принял межрайонный отдел по тяжким преступлениям ГУВД Иркутска, лично начальник криминальной милиции города и оперской состав ОМ-1 Ленинского РУВД. Руки ни у кого не опускались, работали, забывая в азарте поесть и поспать. Отрабатывали обширные связи — главным образом Шляхтуна. Так выяснили, что оба преступника находятся в Балаганске.
Убийц задержали при поддержке СОБРа на четвертые сутки после преступления. Оба преступника были в шоке, не ожидали от милиции такой расторопности. Шляхтун, например, планировал вернуться на родину в Белоруссию.
— Васильев пошел в полный отказ, — вспоминает Игорь Жарких, — поэтому его сразу забрали оперативники из ГУВД, а вот с Шляхтуном пообщаться мне довелось. Знаете, показал себя вполне интеллигентным, не конченным человеком...
Жертвы были уложены на пол о расстреляны по очереди
По материалам уголовного дела, в злополучном доме на Почтамтской действительно сначала произошел мордобой. Шульц стал домогаться одной из девчонок — подруги Ольги Сидоренко. Ольга попросила заступиться за приятельницу Васильева и Шляхтуна. Оба, а также их "коллега" Курикалов, отправились на разборки к Шульцу. Шляхтун прихватил с собой обрез двуствольного ружья.
Разговор с Шульцем был жестким, но конфликт, казалось, был исчерпан. Хорышев признал свое поведение недостойным и даже предложил мировую.
Однако в ходе застолья между гостями произошла новая стычка. Из тех, кто выжил, уже никто не помнит, почему Васильев, Курикалов и Сидоренко начали избивать гостившего у Шульца Сергея Касьяна по кличке Хохол. Все это происходило на глазах молодых людей, которые потом были убиты, но никто из них за Хохла не вступился. Это пришло в голову почему-то Михаилу Новицкому, который заглянул на огонек сразу после драки.
Новицкий выбежал за Васильевым, Шляхтуном, Курикаловым и Сидоренко с палкой. Как сказано в материалах уголовного дела, он попытался ударить Васильева, а тот крикнул Шляхтуну: "Ты чего стоишь?.." И как потом утверждал на следствии Шляхтун, он достал обрез и непроизвольно нажал на курок. Новицкий упал, его перетащили в кусты у дома N 72 по Почтамтской.
Уже дома Крысенок заявил Седому, что нужно убить всех свидетелей драки в доме. Иначе посадят. Вместе с Курикаловым сообщники вернулись на место, прихватив второй, одноствольный, обрез. По дороге они остановились у трупа Новицкого; Васильев, со слов Шляхтуна, произвел контрольный выстрел в голову.
Оставив пацана-карманника на стреме, Шляхтун и Васильев зашли в дом на Почтамтской. О дальнейших событиях рассказывал следствию Шляхтун:
— Крысенок сразу зашел на кухню, где сидел Хорышев, и без базара выстрелил Шульцу прямо в лицо. После этого он велел мне собрать всех остальных в комнате и уложить их лицом в пол. После этого забрал у меня обрез двустволки и по очереди застрел всех пятерых...
Молчание на следствии и суде Васильева только играло на руку Шляхтуну — следствие основывалось лишь на его показаниях. Учитывая чистосердечное признание и содействие расследованию, областной суд приговорил его к 12 годам лишения свободы.

Метки:
baikalpress_id:  20 863