В Иркутске научились управлять землетрясениями

Ученые оформляют международный патент на свое изобретение

Иркутян землетрясениями не удивишь. Любой знает, что Прибайкалье — зона повышенной сейсмоактивности, потому на покачивание люстры и дребезг хрусталя в серванте смотрит философски. Однако местные ученые к проблемам сейсмобезопасности всегда относились с повышенным вниманием. И наконец, от пассивных мер сейсмобезопасности перешли к активным — не бежать от землетрясений, а предотвращать их. Для чего в Институте земной коры СО РАН совместно с томскими коллегами была создана уникальная методика, на которую сейчас оформляется патент. Более того, в местах опасных тектонических разломов эта методика может вызывать землетрясения не менее успешно, чем предотвращать их.

Сейсмостойкое строительство и среднесрочный прогноз
Из всей прикладной науки для Иркутского научного центра борьба и профилактика землетрясений является одним из самых актуальных вопросов едва ли ни со дня образования самого Академгородка. В год на территории Иркутской области происходит более тысячи небольших землетрясений. Байкал и его окрестности находятся на одной из трех наиболее сейсмоопасных зон в России.
Между тем проблемы сейсмобезопасности и у нас, и вообще во всем мире решают пассивными методами. Первый — сейсмостойкое строительство. Он широко применяется и в Иркутске, а в Институте земной коры существует целая лаборатория, контролирующая любые строящиеся здания на соответствие стандартам сейсмобезопасности — чтобы как минимум не трескались стены и не расходились швы во время частых малых и средних землетрясений.
Однако сейсмостойкое строительство — занятие дорогостоящее и не дающее гарантии полной безопасности: никакое здание не выдержит подземных толчков силой в девять-десять баллов.
Другой способ — это среднесрочный прогноз. Этот способ основательно усовершенствован именно иркутскими учеными, и в России наша область едва ли не единственная, где каждые три месяца в штаб ГО и ЧС поступает прогноз изменения сейсмической погоды в регионе.
Но эти сводки больше описательного характера: в каком районе неблагоприятная ситуация, растет напряженность разломов и вполне вероятно землетрясение в скором времени. Краткосрочный прогноз остается из области фантастики — сегодня ученые не могут уверенно сказать: мол, в воскресенье в полтретьего будет большое землетрясение — это ненаучное шарлатанство.
Хуже всего то, что все эти меры не спасают ни от жертв, ни от разрушений. Как печально шутят ученые на своем тарабарском сленге, сегодня в вопросе борьбы с землетрясениями царит полная концептуальная тупиковость.
Как "выключить" землетрясение
Все началось с того, что Валерий Ружич, заведующий лабораторией сейсмологии и доктор геолого-минералогических наук, разочаровался в краткосрочном прогнозе землетрясений. Определить дату землетрясения с точностью хотя бы до суток оказалось невозможно. Путь оказался тупиковым. Тогда сотрудники лаборатории ушли из пыльных кабинетов, что называется, в поле.
С 1995 года они занимались изучением смещений тектонических слоев в разломах, увидели, как готовятся землетрясения, и выяснили, что разломы хорошо отзываются на внешние сильные техногенные воздействия. Тогда появилось самое предположение — путем внешнего воздействия перевести опасный разлом в сейсмобезопасный, разрядить его напряженность не изнутри, как оно происходит само по себе, а снаружи.
Суть предложения можно для несведущих изложить очень просто. При природном землетрясении накопленная энергия высвобождается спонтанно, в большом объеме и за очень короткое время. Оттого землетрясения столь опасны — если рвануть накрытый обеденный стол, все приборы и посуда повалятся, просыплются, прольются, упадут и разобьются. Значит, надо направленными техногенными воздействиями его разрядить до того, как оно произошло бы само по себе: организовать высвобождение избыточной энергии в щадящем режиме — что называется, спустить на тормозах.
По аналогии с тем же столом нужно разделить энергию одного сильного толчка на серию мелких за большее время — если некоторое время тихонько трясти стол, посуда по нему поездит, но не упадет, суп расплещется, но не разольется.
Разрядить землетрясение можно несколькими способами. Заведущий лабораторией сейсмологии Института земной коры Валерий Ружич сказал, что в их методике есть несколько способов, которые пока широко не афишируются, но и не хранятся в тайне. На натурных экспериментах ученые работали на небольших разломах — 50—100 метров длиной. На разломы воздействовали вибраторами, которые трясли разломы в нужном диапазоне, разряжая напряженность, сопутствующую готовящемуся землетрясению.
На небольших разломах методика успешно опробована. Теперь очередь за разломами более десяти километров, на которые воздействуют более действенными методами — например, направленные взрывы в глубоких скважинах. Разработан способ комплексных техногенных воздействий на сейсмоопасные разломы. Он находится в стадии патентования в России и одновременно за рубежом, поскольку российские патенты для буржуев не указ.
Холодная война и гонка вооружений продолжаются
Вообще-то ученые не признают границ. Это такая "корпорация монстров", которые общались и общаются вне зависимости от национальности, вероисповедания и отдаленности друг от друга — тем более с появлением Интернета. Грубо говоря, все друг друга знают, как в коммуналке, обмениваются идеями, подкидывают мысли, просят совета. И перед тем как заявить какое-то научное открытие, они начинают перезваниваться, перетряхивать архивы и вообще активно интересоваться — есть ли публикации, исследования, какие-то упоминания по их теме в мировой научной литературе.
И когда перед заявкой на патент первооткрыватели "тектонического оружия" полезли в Интернет, оказалось невероятное: за рубежом полная тишина. Нет публикаций по этой теме, изыскания не ведутся, никто ничего не знает.
Сотрудник лаборатории сейсмологии Валерий Имаев вернулся из США буквально на днях. Он пребывал там по научным делам и почти случайно познакомился с двумя физиками из Лос-Аламоса, где находится закрытая лаборатория, специализирующая на ядерных взрывах. Выпив с коллегами за знакомство, Валерий Имаев с изумлением узнал, что американские оборонщики ломают головы над проблемой сейсмобезопасности не первый десяток лет, но все разработки строжайше засекречены.
Двое новых знакомых Валерия Имаева, в частности, участвуют в разработке физической модели ядерных взрывов в мирных целях — то есть пытались на компьютере рассчитать возможность ядерными взрывами разряжать землетрясения. Дело в том, что в Америке влияние взрывов на разломы изучают давно, даже проводили эксперименты в Неваде, устраивали взрывы силой более килотонны, но получили парадоксально неутешительный результат: своей моделью "тектонического оружия" они пытались активизировать один разлом, а вспоролся другой разлом.
Чем унижаться и просить — лучше слямзить и молчать
Причины столь строгой секретности американских коллег Валерий Ружич объяснил вполне определенно: тот способ, который сегодня патентуют иркутские ученые (кстати, вместе с томским коллегами), это действительно то, что называют тектоническим оружием, потому что пружину можно ослаблять, а можно и сжимать: можно в сейсмоопасном районе разрядить готовящееся землетрясение, а можно теми же средствами спровоцировать сильное и в определенное время. Поэтому американские коллеги зорко следят за разработками российских ученых, находящимися в открытом доступе, но своими предпочитают не делиться.
Более того, есть хорошо отработанный канал официального воровства научных разработок российских ученых. Есть в мире такая добрая организация — МНТЦ (Международный научно-технический центр). Научные разработки, имеющие прямое отношение к оборонному комплексу, финансируются и доводятся до окончательного решения проекта. Российские ученые, не имеющие возможности в своих нищих лабораториях завершить разработку проекта на практике, на моделях, получают не особенно щедрые, но хоть какие-то гранты.
И есть один хитрый нюанс, который выражается словами блатной поговорки: кто девочку ужинает, тот ее и танцует. Проще говоря, все права на техническую документацию открытий имеет сторона, осуществляющая финансирование. А финансируют этот МНТЦ США, Япония и некоторые страны Западной Европы. Когда прошлой весной Валерий Ружич ездил в Москву, в Академии наук ему сказали, что проект замечательный, но денег все равно нет. И посоветовали обратиться в МНТЦ. И обратились...
На сегодняшний день иркутские ученые сотрудничают с учеными Москвы, Томска и Санкт-Петербурга, вместе с российскими оборонщиками собирают действующую модель "тектонического оружия" (точнее говоря, его полной противоположности) и, самое главное, прежде чем продаться буржуям, стараются успеть получить международный патент на открытие.

Метки:
Загрузка...