Следствие закончено

Врач, обвиняемая в смерти ребенка, амнистирована

28 апреля судья Свердловского суда Иркутска поставил точку в уголовном деле против врача областной инфекционной больницы. Вместо обвинительного приговора по статье «Причинение смерти по неосторожности» — амнистия по случаю юбилея Победы в Великой Отечественной войне. Впрочем, для потерпевшей стороны это решение было ожидаемым.

Напомним хронику трагедии. Шестого апреля прошлого года девятилетний иркутянин Родион Сороковиков был госпитализирован в областную инфекционную больницу на Маршала Конева с жалобами на рвоту. В тот день в детском отделении не было мест, и мальчика положили во взрослое. Матери не разрешили находиться рядом с сыном. Седьмого апреля Родион разговаривал с родными по телефону, а на следующий день звонки прекратились. Как выяснилось, к тому времени ребенок уже был в коматозном состоянии. Вечером 8 апреля Родион умер в реанимации.

Врачи инфекционной больницы уверяли Татьяну Сороковикову, что причиной смерти ее сына стал острый миокардит, однако у матери были основания не доверять им. Особенно после того, как она узнала от соседа по палате, что никто из персонала не приходил ночью проверить состояние ребенка. А утром он нашел его лежащим без сознания прямо на полу в коридоре…

В июне прошлого года Следственный комитет возбудил уголовное дело, и родители потребовали проведения судебно-медицинской экспертизы за пределами Иркутской области. Выводы красноярских судмедэкспертов полностью подтвердили прямую причинно-следственную связь между действиями/бездействиями врачей ИОИКБ и смертью ребенка.

В апреле дело по факту смерти Родиона Сороковикова передали в суд.

К уголовной ответственности был привлечен только один человек — врач инфекционной больницы Марина Антонова (в замужестве Кулебякина). Родители мальчика изначально были с этим не согласны, полагая, что врача «назначили» виновной. По их мнению, в том, что случилось с их сыном, виновата также заведующая отделением, главный врач и медсестры, дежурившие в тот день. Однако никто из них не предстал перед судом.

Кроме того, уже накануне судебного разбирательства было понятно, что обвиняемая вряд ли понесет реальное наказание: у нее малолетний ребенок, и в настоящее время она находится в декретном отпуске. К тому же именно такие дела подпадают под амнистию в связи с 70-летием Победы.

Собственно, так и произошло — 28 апреля судья Свердловского суда Андрей Обыскалов вынес вердикт: прекратить уголовное дело в отношении Антоновой Марии Викторовны, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного статьей 109 УК РФ, на основании Постановления Государственной думы «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов».

— Мы знали, что так будет, — сообщила «Пятнице» после суда мама мальчика, — и я не вижу смысла подавать апелляционную жалобу. Закон есть закон, и ты хоть засудись, решение не изменится. Ужас в том, что при наших законах можно творить что угодно и тебе ничего за это не будет. Непонятно, почему так; по-моему, нельзя ставить на одну доску хулиганство или кражу и смерть человека.

Теперь потерпевшие намерены обратиться в суд с иском к инфекционной больнице по поводу возмещения морального и материального вреда. Также родители мальчика направили еще одно заявление в Следственный комитет о привлечении к уголовной ответственности заведующей отделением, главного врача и медсестер ИОИКБ. Ответ еще не получен.

Татьяна Сороковикова также направила жалобу уполномоченному по правам человека, но не верит, что из этой истории будут сделаны какие-то выводы. Врачи и медсестры, ответственные за гибель ребенка, до сих пор не понесли никакого административного наказания. Какие-то сдвиги стали происходить только после того, как о трагедии рассказали СМИ. Во всяком случае, областной Минздрав назначил в ИОИКБ комплексную проверку и на этот период отстранил от работы главного врача больницы Владимира Хабудаева.

И последнее. Весь год, пока шло следствие, врачи инфекционной больницы так и не сочли нужным просто по-человечески извиниться перед матерью, потерявшей по их недосмотру сына.

— Только на последнем заседании суда, когда решался вопрос об амнистии, подошла заведующая и сказала: «Мамочка, простите нас, мы не хотели вам сделать плохо».

Мне кажется, что это было сделано под давлением общественного мнения. Я не верю, что что-то изменится в работе больницы, но надеюсь, что моя история заставит других родителей быть очень осмотрительными и держать действия врачей и медперсонала под постоянным контролем.

 

Загрузка...