Следователь Татьяна Сапранкова: некогда отдыхать

«Пятница» продолжает серию публикаций, посвященных представителям одной из самых непростых профессий — сотрудникам следственных органов.

25 июля у них профессиональный праздник. Но следователи говорят, что никаких особых традиций его отмечать нет. Все потому, что эта работа не предполагает выходных и праздников. Очень часто она идет в круглосуточном режиме.

Татьяна Сапранкова в профессии уже пять лет. Сейчас она — следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Иркутской области: «Еще в школе я знала, что буду юристом. Моя сестра училась на юридическом факультете, и мне не раз попадались в руки ее конспекты, учебники и кодексы, я их с интересом читала. Родители подруги работали по этой специальности, и, общаясь с ними, я все больше склонялась к мысли, что тоже хочу стать юристом».

Татьяну Юрьевну не смущает, что многие считают профессию следователя совсем не женской: «Дело не в том, мужчина ты или женщина. Очень важно обладать усердием, исполнительностью и большим желанием. Да, многие считают, что женщинам не под силу некоторая специфика нашей работы. Не могу сказать про всех, но я справляюсь. Хотя, конечно, на первых порах может быть нелегко. Я начинала работать в Куйтунском районе. Бывало, уезжала на несколько дней в тайгу, за короткое время допрашивала по 20—30 человек (часто это были все жители деревни, где было совершено преступление). И как бы мрачно ни звучало, мне не раз приходилось самой переносить тело убитого человека. Не могу сказать, что я небрезгливая, но жизнь — это жизнь, а работа есть работа. И у меня даже мысли не возникает, что это сложно, страшно или неприятно. Это в первую очередь интересно, заставляет много думать. Хотя работа больше связана с составлением процессуальных документов, следователь редко сидит на одном месте».

Вот и во время нашего телефонного разговора Татьяна Юрьевна была в командировке в Зиме, где в составе следственной группы занималась расследованием убийства ребенка.

Именно преступления в отношении несовершеннолетних одни из самых сложных. Во-первых, дети не всегда точно могут описать преступника и рассказать о том, что происходило. Во-вторых, приходится работать и с родителями, которые обязательно присутствуют на допросах. И, в-третьих, любой, даже самый опытный следователь, слушая шокирующие подробности от пострадавшего ребенка, не может оставаться совершенно равнодушным.

— Когда мы расследовали серию преступлений, связанных с действиями сексуального характера в отношении несовершеннолетних девочек в Саянске, было проведено много допросов пострадавших. При этом дети, как правило, не понимают, что с ними происходило. А матери, услышав такой рассказ от собственного ребенка, нередко начинали плакать на допросах, были даже истерики. Видя плачущую маму, малыш начинает понимать, что случилось что-то очень плохое, и замыкается в себе, перестает общаться. Поэтому приходилось работать и с родителями, и с детьми, — вспоминает Татьяна Сапранкова.
Кстати, установить личность серийного педофила нашей героине в некоторой степени помогла женская интуиция: «Дети по-разному описывали преступника, и многие уже отчаялись найти его. Примерно в это же время в полицию обратились местные жители с заявлением о пропавшем родственнике. Я опрашивала членов его семьи, и поведение брата показалось мне подозрительным — он как будто чего-то опасался, как будто в чем-то был виноват, и это не давало мне покоя. Уже после, рассматривая фотографии пропавшего и его брата, я нашла сходство с описанием преступника и поняла причину его беспокойства. При задержании он не отрицал вины, просто протянул руки, чтобы на них надели наручники. Экспертиза в Институте Сербского установила, что он вменяемый, то есть все действия совершал осознанно. Кстати, у него была семья — жена и двухлетняя дочка. С женой на момент задержания он уже расстался, но при этом настаивал, что ребенок должен жить с ним. Дело было передано в суд, который вынес приговор: лишение свободы на 19 лет и 7 месяцев».

Когда шло расследование дела иркутской банды, лидер которой сравнивал себя с героем популярного сериала «Бригада», следователи работали в круглосуточном режиме.

На скамье подсудимых оказались семь человек, а уголовное дело составило более 40 томов. Банда имела большое влияние в криминальных кругах города. Сфера ее деятельности была обширной. В ходе следствия были установлены места сбора участников банды, где они планировали преступления и усиленно тренировались, чтобы поддерживать физическую форму.

— Чтобы доказать причастность обвиняемых к совершению преступлений, пришлось выполнить огромную работу. Я тогда просто переехала жить в рабочий кабинет. Там же ночевала, а домой забегала, только чтобы переодеться, — говорит Татьяна Сапранкова.

Конечно, после таких напряженных рабочих будней любому человеку требуется отдых: «Пока полноценно отдохнуть не получается. Расслабляюсь, пожалуй, только по дороге в командировку. В это время стараюсь почитать книги. Нравится Акунин, несколько раз перечитывала «Мастера и Маргариту» Булгакова. Удивительно, но каждый раз уже хорошо знакомое произведение воспринимается по-новому».

Иллюстрации: 

Следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Иркутской области Татьяна Сапранкова считает, что работа следствия помогает восстановить социальную справедливость. Кстати, она дважды входила в число лучших следователей нашего региона: по итогам 2010 года вошла в десятку лучших, а по итогам 2011-го была признана лучшим следователем Иркутской области
Следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Иркутской области Татьяна Сапранкова считает, что работа следствия помогает восстановить социальную справедливость. Кстати, она дважды входила в число лучших следователей нашего региона: по итогам 2010 года вошла в десятку лучших, а по итогам 2011-го была признана лучшим следователем Иркутской области
baikalpress_id:  96 328
Загрузка...