Скворечники для сирот

Выпускники детдомов Усольского района жалуются на качество нового жилья

Гремят фанфары — и сиротам из Усольского района торжественно вручают ключи от их новых квартир. Тем, кто получил жилье полгода назад, уже ясно: предоставленные государством квартиры сделаны кое-как. За полгода в домах уже прогнили полы, на стенах появился грибок, а испытание сибирским холодом эти домики, очевидно, не пройдут — с октября обогреваются новоселы переносными нагревателями. На имя губернатора Сергея Левченко, а также на имя мэра района ими были отправлены обращения с просьбой обратить внимание на плохое качество предоставляемого за государственный счет жилья.

Вот пенсия придет…

На сегодняшний день письма составлены новоселами из поселков Железнодорожник, Мальта и Новомальтинск. Активист-общественник Сергей Ганнутин, представитель общественной организации «Достояние Сибири», которая помогает сиротам защитить свои интересы, знакомит нас с обитателями «скворечников» — иначе эти домики и не назовешь.

Мы побывали в двух поселках Усольского района — Новомальтинске и Железнодорожнике. Выпускники сиротских учреждений ждали своего жилья не один год. Есть такие, кто стоял в очереди 15 лет, как, например, Ольга Распутина, инвалид второй группы. Она родилась в Усольском районе, до совершеннолетия мыкалась по разным детским домам. Когда выросла, вышла замуж и снимала квартиру вместе с мужем Владимиром, также инвалидом, в Черемхово. Сейчас Ольга находится в декретном отпуске, ухаживает за младенцем. В марте они с супругом наконец-то получили ключи от долгожданной квартиры в поселке Новомальтинск, по месту прописки Ольги. Они, конечно же, рады этой квартире: как ни крути, у семьи появился свой дом.

Квартира, предоставленная Ольге, аналогична всем другим сиротским квартирам: половина двухквартирного домика из пенобетона, обшитого металлическим сайдингом, покрытого металлочерепицей. Общая площадь квартиры — 32 квадратных метра. Это одна комната и кухонька, коридор и просторная ванная комната. В ванной — нагреватель для воды. Батареи — электрические.

— Мы так долго ждали этого. Мы сами начали ездить в соцзащиту в район, добиваться квартиры. Теперь вроде получили. Но здесь очень холодно, ребенка мыть я могу только в комнате, где более или менее тепло.

— Отдушин нет, труба не прикручена, замки на дверях сразу сломались, так что придется новые покупать. Вот пенсия придет… — перечисляет Владимир. Ему уже пришлось исправлять недоделки, подчищать то, что строители после себя оставили — например, засыпать большую яму во дворе, поднимать забор.

— В колодец вода все время набирается непонятно почему, от дождя, говорят. Придется откачивать. Час откачки стоит 1200 рублей. Вот пенсия придет... — вздыхает Владимир.

В холоде и без работы

В соседнем домике проживает Елена Колотова с мужем Сергеем, молодая пара. 23-летняя Елена, инвалид третьей группы, ждала свою квартиру пять лет. После сиротского учреждения она вышла замуж и проживала с мужем и его родителями на севере, в Киренске. Там же у супругов родился сын.

— Места там было, конечно, мало. И тут мне позвонили и сказали: «Ваша квартира готова». И вот мы все оставили и сюда с ребенком примчались. Теперь думаем, что если пять лет в таких условиях выдержим, то потом продадим жилье и уедем.

В квартире холодно. Полы, которые сделаны из досок того же качества, что и заборы, гниют. Потолок утеплен плохо, поэтому на чердаке очень жарко — туда поднимается весь теплый воздух. Участок — 7 соток, которые прирезали к дому, — состоял из мусора и камней. Строительный мусор новые хозяева убрали, а весной попробуют разработать каменистую почву. Мелких недоделок по дому вообще не счесть.

Елена не ожидала, что в Новомальтинске нет никакой работы.

— Меня никто об этом не предупредил, никакая социальная служба! Я повар и швея, но что мне делать со своими специальностями в Новомальтинске, совершенно непонятно. Муж столяр, но здесь и его услуги никому не нужны.

В последнее время здесь работали два завода. Но один закрылся год назад, а другой обанкротился и полгода как в простое. Теперь сироты, облагодетельствованные государством, ломают голову, как же им прокормить свои семьи.

— Мы хотели отказаться от этой квартиры, но побоялись, что вообще ничего получить не сможем, — говорит Елена.

В чистом поле

В поселке Железнодорожник, где построено двадцать домов для детей-сирот, мы отправились к Татьяне Болховской на улицу Степную. Татьяна семь лет ютилась на съемных квартирах. Этот домик выбила с трудом: то ее не оказывалось в списках льготников, то ей не выдавали ключи.

Именно Татьяна и ее соседка, тоже Татьяна, мать двух малолетних ребятишек, писали обращения к губернатору Сергею Левченко. Молодые женщины настроены решительно. Над ними чиновники будто бы недобро подшутили — два дома, где проживают четыре семьи, стоят в чистом поле. А точнее, не в совсем чистом — сюда жители Железнодорожника и других деревень свозят мусор, потому что все свалки в округе, по их словам, закрыли. Еще местные жители стреляют здесь собак, а трупы бросают.

— Мы недавно одного такого поймали, заставили труп закопать.

Татьяна Болховская и ее супруг — счастливые обладатели белого жигуленка, в отличие от соседки Татьяны, у которой машины нет, а на руках двое детей. Полтора-два километра до поселка Болховским преодолеть легче, чем матери, ведущей детей в детский сад пешком.

— Места в детском саду нам дали, но как туда водить детей?!

Впрочем, Болховским тоже не особо повезло — дорога к их домам не отсыпана, проехать по ней не всегда возможно.

— Ключи нам дали, въехали мы. Утром мужу на работу, а как выбраться отсюда — не знаем.

К качеству самого дома у них, так же как у новоселов из Новомальтинска, претензий не меньше: доски пола гниют, утепления на потолке никакого — был набросан кучей утеплитель, хозяева разложили его хотя бы аккуратно, закрепили как смогли. На стенах и потолке уже грибок — отдушины не были сделаны как полагается, влага не уходит. Напольная плитка в ванной комнате отваливается, обои из-за влажности отходят. Двери замерзают. Прошло только полгода.

— Дом был построен очень быстро, так же как и у других. Сайдинг сильно повело, и застройщику пришлось его снимать и обшивать снова. Короче, все сделано на скорую руку, тяп-ляп. Представитель застройщика с нами и разговаривать не хочет. В администрации района говорят: «У вас все хорошо, чего вы жалуетесь. Вот в Большой Елани у новоселов крыша протекает, вот у них проблема».

Нет также питьевой воды. То, что течет из крана, новоселы намерены отдать на анализ в сан­эпидемстанцию.

— Я обратилась в администрацию с вопросом, почему нет питьевой воды, а мне ответили: «А кто вам сказал, что вода должна быть питьевая?»

Погрязнув в массе проблем, которые вдруг на них свалились, сироты-новоселы решили обратиться к губернатору области Сергею Левченко. Тем более что районные власти кивают им на то, что домишки принимала областная комиссия, а приобретало министерство имущественных отношений.

— В нашей администрации считают, что мы и так слишком дорого обходимся бюджету — по 1 миллиону 600 тысяч рублей за квартиру.

И правда, не дороговато ли за скворечник?..