Сила молитвы

Служители храма и прихожане были уверены, что похищенные иконы вернутся на место

 Воровать — плохо. А воровать там, куда приходят за спасением души — в церкви, еще и грешно. 

В конце января по Иркутску прокатилась череда краж, потрясших многих горожан: за одну неделю из пяти храмов похитили 7 икон. Впрочем, уже 2 февраля полицейские задержали вора и вернули Иркутской епархии четыре иконы; еще три по-прежнему находятся в розыске.

— Ценность иконы не зависит от ее возраста или от того, кто ее писал, — говорит настоятель иркутского храма Ксении Петербургской Александр Василенко. — Важнее всего отношение людей, которые молятся на нее. Чем дольше икона пребывает в том или ином храме или монастыре, тем сильнее отдача, которую получают верующие. Ценность и в лике святого, который изображен на иконе, в том, насколько его почитают люди. Чем больше к нему обращаются, тем сильнее икона, тем действеннее молитва. Есть также иконы (в том числе и в Иркутске), которые мироточат. Бывает, что потемневшие иконы чудесным образом проявляются, благоухают. Да, цена таких икон большая, но выражается она не деньгами. Это духовное богатство.

О том, как пропала икона с изображением святой блаженной Ксении Петербургской, отец Александр вспоминает без гнева или обиды. Признается, что у всех служителей храма, равно как и у прихожан, была надежда на то, что икона быстро вернется к ним. Они даже не сразу написали заявление в полицию.

— Это трудно объяснить, — говорит он с улыбкой, — но мы знали, что скоро снова ее увидим. Прихожане усердно молились, чтобы икона вернулась в храм. И уже через неделю мы получили добрую весть.

Строительство храма Ксении Петербургской началось именно с этой иконы. Ее привезли 20 лет назад из Санкт-Петербурга организаторы строительства церкви на иркутской земле. И хотя центральная храмовая икона написана особенным стилем, который выделяет ее на фоне остальных святых изображений — сделана она под старину, с потертостями, при этом не старинная, — но всем прихожанам очень дорога. В будни к ней обращаются сотни людей, а в праздники число тех, кто приходит помолиться святой Ксении, не поддается счету. Икона присутствует на всех крестных ходах, а в 2012 году она проделала огромный путь от Иркутска до Кронштадта.

В храме икона с самого начала стояла на видном месте — в центре. Подойти к ней мог любой человек. Кроме того, она небольших размеров, ее легко спрятать под одеждой.

— Кража произошла днем, между службами, — продолжает отец Александр. — Этого человека все видели, но казалось, что он молится — так же, как и остальные. Пропажу мы заметили буквально через минуту после того как он вышел, но догнать не пытались — всех ведь в лицо не запомнишь.

Александр Василенко признает: в храмах нет охраны. Во время больших праздников служители церкви сами ставят дежурных, которые наблюдают за прихожанами. Нередки случаи, когда здесь крадут одежду или действуют карманники. Однако кража церковной утвари, в том числе икон, явление достаточно редкое. Тем не менее в некоторых храмах Иркутска уже устанавливают видеокамеры. Кстати говоря, именно с их помощью и удалось поймать преступника.

— Первой пропала икона с ликом Серафима Саровского, которую в Крестовоздвиженском храме выставляют лишь дважды в год, — рассказывает старший оперуполномоченный МУ МВД РФ «Иркутское» Евгений Колосницын. — В церкви было полно народу — не только молившиеся, но и рабочие, которые клеили лепнину рядом с иконой. Икона лежала на аналое, а хватились ее незадолго до службы. Вечером, после того как служба закончилась, выяснилось, что из верующих икону никто не брал. Тогда и заявили в полицию. Рядом с этой иконой находились и другие, гораздо более ценные, но похититель схватил первую, которая под руку попала.

Евгений Колосницын подтверждает, что кража икон — явление действительно редкое: в год регистрируют не больше одного случая. Как правило, промышляют этим люди, весьма далекие от мира исторических и культурных ценностей.

— Украденные иконы воры сдают в ломбарды и антикварные лавки, — рассказывает Евгений, — получая за каждую не более 3—4 тысяч рублей.

Главный подозреваемый после первой кражи побывал в Свято-Троицком храме, где украл сразу несколько изображений святых прямо с алтаря. Потом обокрал храм Святой Ксении Петербургской и Спасо-Преображенский храм. Чтобы установить и задержать церковного похитителя, стражи порядка проанализировали видео с камер наружного наблюдения и, когда мужчина в очередной раз пришел за добычей, его опознали и задержали.

Вором оказался 46-летний житель Кемеровской области. Его биография: это рецидивист, ровно половину жизни, то есть 23 года, пребывавший в колониях за мошенничество, квартирные кражи. Последний срок он получил по 164-й статье УК — «Хищение предметов, представляющих особую ценность». Шесть лет назад в городе Иваново он украл икону, материальную ценность которой эксперты оценили в 450 тыс. руб. Позже его как опасного преступника перевели в особую зону — ИК № 7 под Ангарском.

Однако 28 декабря его освободили условно-досрочно за… хорошее поведение. И уже 4 января рецидивист совершил кражу! На данный момент преступника уже заключили под стражу. Пока ему предъявили обвинение по статье 158 УК — «Кража из нежилого помещения».

Это до пяти лет лишения свободы. Если эксперты докажут, что похищенные иконы находятся в реестре особо ценных предметов искусства, он понесет более суровое наказание — от 6 до 8 лет.

 В числе четырех возвращенных икон — Преподобный Серафим Саровский, Божией Матери Живоносный Источник, Святая Блаженная Ксения Петербургская, Божия Матерь Казанская. 8 февраля начальник межмуниципального управления МВД России «Иркутское» полковник полиции Олег Савин торжественно передал их представителям Иркутской епархии.

Еще три иконы (по-настоящему старинные, работы мастеров XIX века) пока находятся в розыске, так как были сданы в антикварную лавку и проданы.

Расследование уголовного дела продолжается, а вещественные доказательства — четыре иконы — на этой неделе займут свое место в храмах. В честь их возвращения будет проведен молебен.