Шестьдесят килограммов пельменей за смену вручную

Небольшая деревня Ей снабжает Нукутский район высококачественными мясными полуфабрикатами
Дружная смена лепщиков из деревни Ей. За день они лепят 60 килограммов пельменей. Их в магазины заказывают, кстати, чаще, чем буузы. Потому что пельмени варить легче и быстрее.
Дружная смена лепщиков из деревни Ей. За день они лепят 60 килограммов пельменей. Их в магазины заказывают, кстати, чаще, чем буузы. Потому что пельмени варить легче и быстрее.

«Сделано в Сибири» — проект о людях, которые работают в сельском хозяйстве. Каждый сейчас понимает: хочешь быть здоровым — значит, нужно есть качественную пищу. Желательно ту, которую вырастили в нашем регионе.

В стране вопросу продовольственной безопасности в последние годы уделяют особое внимание. Еще до антироссийских санкций была принята Доктрина продовольственной безопасности. К 2020 году доля произведенных в России основных продуктов питания на внутреннем рынке должна составлять не менее 85%. Задача перед аграриями поставлена серьезная. И, несомненно, для ее решения у аграриев нашего региона есть потенциал.

Редакция «СМ Номер один» решила рассказать о сельхозпроизводителях, которые работают над поставленной задачей в суровых сибирских условиях, о тех, кто, несмотря на сложности, каждый день поставляет свежую продукцию для нашего стола. Наш еженедельник готов предоставить аграриям газетную площадь для общения, обмена опытом. Каждому герою наших публикаций мы дадим возможность высказаться, рассказать о своих проблемах, поделиться наработками. Надеемся, что рубрика будет интересна всем читателям — и тем, кто занят в сельском хозяйстве, и тем, кто стремится покупать только качественные продукты от местных производителей.

 

Пельмешки, сделанные вручную, популярны в народе. Свежее мясо, тонкое тесто — и продукт вне конкуренции.
Пельмешки, сделанные вручную, популярны в народе. Свежее мясо, тонкое тесто — и продукт вне конкуренции.
Мастер на все руки Михаил Тумуров приехал в Ей из села Одинск Аларского района. Мужчина может и бууз налепить, и мебель сделать.
Мастер на все руки Михаил Тумуров приехал в Ей из села Одинск Аларского района. Мужчина может и бууз налепить, и мебель сделать.
Александр Платохонов: «Когда есть переработка, в процесс во­влекается большое количество населения».
Александр Платохонов: «Когда есть переработка, в процесс во­влекается большое количество населения».

— От Саян до самого Северного Ледовитого океана тянутся под землей залежи соли, — рассказывает председатель СССПК «Ейский» Александр Платохонов. — В некоторых местах, например в Нукутском районе, соль ближе подходит к поверхности. Скот пасется на солончаках, и именно поэтому его мясо отличается особенным вкусом. Конечно, каждый хвалит свое, то, к чему он привык. Но в этом вопросе со мной согласятся не только земляки, а, пожалуй, все, кому хоть раз доводилось пробовать баранину и говядину нашей Унгинской долины. Говорят, в советское время нукутское мясо высоко ценили в Москве, да и сейчас есть на него спрос среди покупателей.

Слова председателя подтверждены цифрами. Цех по изготовлению полуфабрикатов в небольшой деревне Ей за несколько лет добился хороших результатов. Сейчас купить пельмени и буузы можно в десяти магазинах районного центра. Есть предложения поставлять продукцию в Заларинский и Аларский районы.

А есть ли смысл в этой жизни

Ей — деревня небольшая, всего дворов сорок, за ней лишь несколько населенных пунктов — Васильевское, Большебаяновская, Побединская, Задоновская... Просторы, поля, а народу живет всего ничего. После того как не стало руководителя АО «Шаратское» Юрия Васильевича Хойлова, отделение бывшего совхоза закрылось, из этих мест стали уезжать люди. Сценарий в подобных случаях обычно бывает известен заранее — нет хозяйства, консервируют начальную школу, клуб, и так потихоньку местность пустеет, пока совсем не исчезает с карт вместе с последним старожилом. Так бы, может, было и на этот раз. Но несколько лет назад открылся здесь кооператив, в 2014 году под началом индивидуального предпринимателя Константина Сергеева заработала пекарня, а в этом году кооператив завершил строительство убойного цеха и помещения для изготовления полуфабрикатов.

— Кооператив был зарегистрирован еще в 2008 году, в нем работала и моя семья. Она у нас большая — у родителей, включая меня, шесть сыновей и дочь, — говорит Александр Платохонов. — А я в то время про сельское хозяйство и не думал, трудился в полиции. Карьера моя шла в гору. Заочно окончил Академию управления МВД в Москве, работал в Ербогачене, в Усолье, был назначен начальником полиции в Заларях. А семья моя между тем жила в деревне. Ездил к ним каждые выходные, а ведь у меня четверо детей. Надоело мне быть отцом выходного дня, да и потом, к середине жизни начинаешь задумываться о смысле, о том, есть ли он вообще. Большим примером стал Константин Сергеев со своей пекарней. Я был впечатлен его идеей создания рабочих мест в деревне, чтобы люди, организовывая здесь свой быт, никуда не уезжали. Так я ушел со службы и перебрался на малую родину.

Кооператив «Ейский» в первые годы своей работы занимался заготовкой сена для своих пайщиков и закупкой мяса у населения. В 2014 году Александр Платохонов решил открыть цех по изготовлению полуфабрикатов. Помещения не было, пришлось искать здание в аренду. Более-менее подходящее помещение нашел в Новонукутском. Каждый день лепщицы из Ея отправлялись на работу в районный центр — о том, чтобы нанять их на месте, не было и речи. Идея создания кооператива была в том, чтобы дать работу именно жителям деревни. Долгое время в «Ейском» думали о строительстве собственного цеха. Понятное, но несбыточное желание, ведь на его воплощение в жизнь требовалась слишком большая сумма.

Создать производственный цикл

— И тут нам в министерстве сельского хозяйства рассказали о возможности получить грант на развитие материально-технической базы кооператива. Мы с радостью ухватились за эту возможность. В сельском хозяйстве одно цепляется за другое, и поэтому было решено построить убойный цех и цех по изготовлению полуфабрикатов, создать производственный цикл. По первому образованию я экономист предприятий агропромышленных комплексов. Учился в Улан-Удэ, в местном технологическом. Вспомнились студенческие идеи, которые тогда удалось воплотить только на бумаге, — говорит Александр Платохонов.

Убойные цеха — требования нового времени. После того как Россия вступила в ВТО, появилось дополнительное обязательство. Все мясо, которое поступает в продажу, должно быть выработано в специализированных убойных цехах, быть некрестьянского забоя. Вот только убойных цехов у нас в регионе не так много. Например, в Нукутском районе работают два таких цеха — в СХАО «Приморский» и в СССПК «Спектр» Вагиза Галеева. И это еще считается неплохим показателем.

— Государство, понимая, что так просто убойный цех не построишь, помогает аграриям, — говорит Александр Маратович. — Чтобы выиграть грант, нужно было составить грамотный проект. Ездил смотрел, как поставлено дело у Галеевых, обращался за помощью к специалистам, применял свои знания. Тут помог и опыт, который я получил, пока цех по лепке был в Новонукутском. К нам приезжали проверяющие органы, указывали на недочеты, которые, конечно, имелись, учитывая, что это было приспособленное помещение. И мы выиграли. Получили 10 миллионов поддержки и внесли 5 миллионов своих и заемных средств. Здания цехов построили единым комплексом на въезде в деревню.

Тесто руки любит

Рассказывая о строительстве, председатель кооператива особенно останавливается на том, что все работы вела строительная организация из поселка Новонукутского, причем само здание построено из арболитовых блоков, которые делают тут же — в районном центре.

— Значит, у людей есть работа, это самое важное, — говорит он и предлагает посмотреть на цеха.

Убойный цех, хотя и практически готов к эксплуатации, пока не запущен. Осталось устранить мелкие недочеты и докупить оборудование. Интересно, что в небольшом, если смотреть снаружи, здании скрываются просторные помещения. Есть и котельная, и лаборатория, и подсобные помещения. Забой скота будет производиться наиболее гуманным способом — с помощью специально созданного для этих нужд пистолета. Планируется, что заработает цех уже в этом году.

— Интересно, что местные жители, узнав про нашу стройку, увеличили поголовье. Свиней, например, в деревне стало гораздо больше. Для своих сдатчиков мы пытаемся создать хорошие условия. Закупаем говядину по 180 рублей за килограмм. Это высокая цена. У обычных перекупщиков килограмм стоит 160 рублей. Несколько лет занимаемся кормами. Сеем 110 га зерновых и 45 га однолетних трав. Это в наших же интересах. Нукутский район постоянно страдает от засухи, сенокосы плохие и скот, естественно, худой. А если мы продаем корма по сниженным ценам, то потом нам же будет из чего производить продукцию. Своего поголовья у нас нет. Идея кооператива в том, чтобы привлечь местное население в развитии личных подсобных хозяйств, поэтому я думаю не о покупке коров, а о том, чтобы в будущем расширить производство мясной продукции, а еще начать принимать молоко, возродить славу молочной продукции района. Делать масло, сыр, пакетировать молоко. Когда есть переработка, в процесс во-влекается большое количество населения, — говорит Александр Платохонов.

И если молочный цех пока только в планах, то изготовление мясных полуфабрикатов — уже налаженный процесс. В отдельно стоящем от убойного цеха помещении для лепки кипит работа. За день бригада лепщиков делает примерно 60 килограммов пельменей.

— Начинаем день с дезинфекции помещений, затем садимся за лепку. Иногда есть заказ на буузы, но чаще делаем пельмени. Их проще варить, и люди берут их охотнее, — говорит мастер Роза Мантанова. — Лепка вручную — наша принципиальная позиция. Тесто любит руки, и пельмешки получаются вкусными. А еще мы не используем блочное мясо. Все свежее. Поэтому нас и любят покупатели. Товар не залеживается. Сделали партию — отправили на шоковую заморозку. Оборудование у нас современное.

В женском коллективе есть и лепщик. Михаил Тумуров приехал в Ей, на родину жены, из Ангарского района, села Одинск. Здесь нашлось применение его золотым рукам. Михаил Борисович не только отлично лепит буузы и пельмени, но и делает мебель. Многие помещения цехов обставлены его изделиями.

— Тумуровы — многодетная семья. Очень работящие люди, жена нашего Михаила Борисовича работает учителем начальных классов, ездит в Большебаяновскую школу. Да про кого ни возьмись рассказывать — все молодцы, — говорит Александр Платохонов.

Не мечты, а планы

Ей расположена в удивительно живописных местах. И было бы несправедливо, если бы деревня оказалась заброшенной.

— Нужно восстанавливать начальную школу. Детей сейчас возят в Тангуты, там в этом году отремонтировали трехэтажное здание, но мы хотим свое, — говорит руководитель кооператива. — Уверен, что учеников у нас будет больше. Недавно наш работник построил на субсидию новый дом, в очереди стоят еще трое. Значит, будет здесь жить народ. Когда-то рядом с горой Улан-хада стояли летники, здесь наши предки знакомились, играли свадьбы, а зимой люди уводили скот выше, в леса. Спокойная тогда была жизнь, это сейчас суета. Жизнь не стоит на месте, но и нам нужно приспосабливаться, чтобы не потеряться.

Задали мы Александру Маратовичу и традиционный вопрос: а что бы он сделал, если бы ему просто так подарили миллион рублей? Аграрии на него реагируют по-разному — сумма для сельского хозяйства не большая, но и не такая уж маленькая.

— Тут даже думать нечего. Я бы сразу купил косилку-плющилку. Она стоит миллион сто тысяч рублей. Очень нужна в хозяйстве. В этом году мы впервые посадили суданскую траву. Старались делать все по науке — начать сбор, когда выстрелит колос. Но промахнулись — стебель к той поре стал такой толстый, что убрать его имеющимися механизмами стало сложно. Звонили, советовались с фермерами из Баяндаевского, Боханского районов, где эту траву сеют не первый год. И они подтвердили — нужно было раньше убирать. А если бы была у меня такая косилка, то проблем бы не было. А так суданская трава хороша для засушливых территорий.

— Нужно пахать как можно больше земли, у нее должен быть хозяин. Раньше совхоз за горой 350 га обрабатывал, сейчас кое-где уже лес растет. В прошлом году взяли 100 га и получили субсидию на обработку пашни, а в этом году подняли еще 73 га целины. Сейчас оформляем 65 га, там вообще уже деревья стоят. Пока не знаю, как будем справляться. Но это все не мечты, а планы. Из них и состоит мечта — увидеть, как Ей процветает.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments