Шесть рублей — кубометр

Шокирующие факты уничтожения сибирской тайги озвучены на конференции Общероссийского народного фронта в Иркутске

Мероприятие получилось масштабным — участие в работе приняли более трехсот человек. Вес придавали руководители федерального масштаба, в частности министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской, его заместитель Иван Валентик, координатор Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса, депутат Госдумы Владимир Гутенев, депутат Госдумы Сергей Тен, а также активисты, экологи, представлявшие различные регионы Сибирского федерального округа. Жалко, что в Байкалбизнесцентре не было членов правительства области, — возможно, они узнали бы много нового из того, что происходит в лесной отрасли.

Доход: 50—80 долларов с кубика

По мнению руководителя Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса в Иркутской области Сергея Апановича, федеральный и региональный бюджеты теряют колоссальные средства.

Раньше 75 процентов экспорта древесины составлял круглый лес, остальное — пиломатериалы. За несколько лет соотношение поменялось с точностью до наоборот.

В 2012 году правительство РФ приняло постановление о глубокой переработке древесины, намереваясь таким образом поддержать малый и средний бизнес. Благая затея обернулась большими потерями: мебель, кроме табуреток, мы так и не научились делать, зато усвоили схемы быстрого обогащения, отправляя за кордон брус.

 С позиции квалификации материала это уже обработанная древесина, но с нулевой ставкой вывозной пошлины. В итоге разница между индикативной ценой, ниже которой товар не может быть экспортирован, и реальной стоимостью составляет от 50 до 80 долларов за кубометр! Благодаря этой нехитрой, но законной схеме древесина становится золотой. Фантастический навар забирают лесозаготовительные компании, которые, если опираться только на статистические данные, работают себе в убыток. Но ведь это не так. Денег хватает на взятки чиновникам любого уровня.

Жажда наживы подталкивает к чудовищным мерам, в том числе поджогам тайги, чтобы скрыть места рубок.

В общей сложности прошлом году в Иркутской области выгорело 522 тысячи га тайги, еще более зловещими выглядят цифры по Республике Бурятия и Забайкальскому краю: 890 тысяч и 898 тысяч га. Только прямой ущерб исчисляется десятками миллиардов рублей!

Черный лесоруб… в галстуке

 Кардинально изменился образ черного лесоруба. Под этим выражением чаще понимаются жители депрессивных деревень. Им зачастую нечем кормить семьи, они вынуждены идти в лес, но древесину заготавливают не для себя: рубка леса, пусть незаконная, — единственный источник дохода. Однако мужики — сущие дети по сравнению с настоящими хищниками.

По мнению Алексея Грибкова, представлявшего Алтайский край, страшнее черных лесорубов — высокие чиновники, открывающие через посредников лесозаготовительные предприятия. Используя административный ресурс, они переводят огромные площади лесного фонда в земли сельхозназначения, в итоге зарабатывают на сплошной рубке сотни миллионов рублей.

— По моим наблюдениям, в Алтайском крае несопоставимый ущерб тайге наносят законные арендаторы, — говорит Алексей Владимирович. — Вместо санитарных рубок под топор идет коммерчески привлекательная древесина. Орехопромысловые зоны отдаются под вырубку. Из 26 заказников только в 6 ограничена заготовка леса! На публику идет имитация борьбы за сохранность леса. При ближайшем рассмотрении выясняется, что поймали крестьянина, нарубившего дров, осудили его, отчитались и забыли.

Алексея Грибкова поддержал Михаил Иванович Журба, посетовавший на то, что лесоохранные структуры погрязли в бумажной работе. Он привел пример: сегодня, чтобы выписать два кубометра дров, лесничему необходимо заполнить 42 документа!

Дармовой лес

В 2014 году доля Иркутской области в заготовке леса составляла 14 процентов от российских показателей, при таком раскладе региональный бюджет должен быть профицитным, уверяет Сергей Апанович. Фокус кроется в низкой ставке за аренду леса, характерную в первую очередь для Иркутской области.

— Стоимость одного кубического метра заготовленной древесины в Иркутской области с 2009 года по 2014-й (внимание!) снизилась с 23 рублей 80 копеек до 7 рублей 8 копеек, что является самым низким показателем в России. А в 2015 году составила всего 6,5 рубля. Только по этой статье региональная казна недополучила 1 миллиард 400 миллионов рублей! — воскликнул Апанович. — Где наше Законодательное собрание, где наше правительство?! Надеюсь, что после конференции в первую очередь будет пересмотрена плата за аренду лесов.

Одной из самых действенных мер по спасению лесов участники конференции назвали кардинальное снижение числа пунктов приема древесины. В Иркутской области их должно остаться в 100 раз меньше, то есть примерно 27, потому что сегодня официальных точек по приему сырья неоправданно много — 2700, и это только официальные данные.

Некоторые участники предлагали умножить гигантскую цифру на два, чтобы представить масштабы выкашивания сибирской тайги.

На вопросы отвечает  депутат Госдумы Владимир Гутенев
На вопросы отвечает депутат Госдумы Владимир Гутенев
Загрузка...