Шаманка: туристическая глубинка на берегу Иркута

Жители села слагают легенды и самостоятельно защищают местные достопримечательности

Шаманка — одно из самых живописных сел Шелеховского района. Оно расположено у подножия знаменитого утеса, имеющего сакральное значение. С одной стороны его окружает тайга, с другой омывает Иркут. Поэтому и попасть на эту землю не так просто. Для пешеходов существует навесной мост, а для транспорта — так называемый самолет, т. е. паром, приводимый в движение течением реки и управляемый только веслом. Однако такая народная переправа не вызывает ни у кого удивления и страха, поэтому в летнее время здесь собираются сотни туристов и любителей природы. Правда, в этом году им не повезло: из-за пожароопасного периода летом жители села решили приостановить поток туристов и отказались от парома в выходные дни. Как говорят селяне, такие меры действительно оказались самыми действенными. Пожаров в лесном массиве не было, поэтому Шаманка пережила этот сезон вполне спокойно. 

Паркет собственного производства

Шаманку можно назвать молодым селом, поскольку свой отсчет оно ведет только с 1927 года. Основали его лесозаготовители, и даже много лет спустя тайга по-прежнему служила для местных жителей единственным источником дохода. Иркутский леспромхоз занимался заготовкой и обработкой древесины. Как рассказывают селяне, в первое время все работы выполнялись вручную. Люди за 5—7 километров пешком ходили на участки. Лес трелевали и перевозили лошадьми по «ледянке» — накатанной ледовой дороге. Чем крепче стоял мороз, тем лучше была дорога. Летом лес сплавляли по Иркуту — до 150 тысяч кубометров.

Могучие деревья сначала валили вручную лучковой пилой, а в 40-х годах появилась первая техника: станция ПС-60, трелевочные трактора. Во время войны на валке леса, погрузке и вывозе работали женщины и подростки. И даже в те нелегкие времена они нередко вдвое перевыполняли норму. Со временем был запущен лесопильный цех, в котором выпускали тарную дощечку, садовые столбики, штукатурную дранку, садовый инвентарь и многое другое.

После заключения договоров с крупными иркутскими предприятиями производство было поставлено на широкую ногу.

Начались поставки кабельных барабанов, тарных ящиков, деловой древесины. Здесь даже производили собственный паркет. Кроме того, леспромхоз полностью содержал и всю социальную инфраструктуру села: больницу, школу, пекарню. Она, кстати, выпекала очень вкусный хлеб, который высоко ценили не только в Шаманке, но и далеко за ее пределами. За хлебом приезжали даже из Иркутска, а туристы покупали его в качестве сувенира, как местную достопримечательность.

В 1971 году, когда сюда была проведена ЛЭП, село зажило с большим размахом. Почти в каждом дворе появились машины, мотоциклы, моторные лодки, не говоря уже о бытовой технике — телевизорах и холодильниках. Молодежь параллельно занятиям в школе обучалась на водителей и трактористов. Леспромхоз ковал кадры здесь, в стенах своего производства, и остаться в родном селе у молодежи считалось престижным. Однако 90-е сделали свое черное дело. Объемы предприятия стали заметно сокращаться, пока не осталась лишь одна заготовка. Да и то трудится там сегодня всего лишь пара десятков человек.

Теперь работающему населению приходится искать работу в Шелехове и Иркутске. Благо, что расстояние между ними невелико и рейсовый автобус ходит регулярно. Лишь небольшая часть по-прежнему работает в Шаманке: в школе, администрации, больнице, Доме культуры. Как отметил Сергей Данилов, глава администрации Шаманского сельского поселения, единственные пути развития, которые могут помочь селу, — лес и туризм. Предпосылки есть, но загадывать здесь уже боятся, чтобы вновь не разочароваться.

Сказка о старом Шамане

Место, где расположена Шаманка, сразу очаровывает своей дикой красотой: быстрая река, красные скалы, тайга. Здесь в изобилии растут брусника, малина, смородина, жимолость, черника. Много черемши и грибов. Также водятся звери: косуля, кабан, лось, соболь. Однако особое очарование этому месту придает величественный, покрытый лесом утес.

Жители даже придумали собственную легенду для этого природного памятника, чтобы сделать его еще более таинственным и загадочным. Так, согласно их преданию, когда-то давным-давно под утесом жил шаман. Хоть он и вел жизнь отшельника, слава о нем шла по всей округе. Почитали его люди за деяния добрые. Давно овдовевший, он промышлял охотой, рыбалкой да соблюдал свои вековые обряды. И была у того шамана дочь-красавица, юная, стройная, как лесная лань. И не было у старика никого дороже ее. Глаза у нее были как яркие звездочки, брови что речка — тонкие и гибкие. Когда шаманочка танцевала, вся природа восхищалась ею, а когда пела, все лесные обитатели вторили ей в такт. Но пришло время уйти шаману в мир иной. Соединился его дух с духами предков.

Похоронила дочь отца на вершине утеса по старинному бурятскому обычаю: взяла из своих кос ленты яркие и завязала их на ветках березы, под которой покоился шаман. Говаривали, что затосковала с тех пор гордая красавица и бесследно исчезла в дремучей тайге. Только стали замечать люди, что раз в год появлялась на той горе, у березки, чудесная стройная лань. Покажется и исчезнет… А на деревце появлялись все новые и новые ленты. Так давно это было, что и не поймешь теперь, где быль, а где небыль, но народ свято чтит память о прошлом и передает ту легенду из поколения в поколение…

Эту сказку селяне придумали, скорее всего, исходя из самого названия населенного пункта. Принято считать, что раньше в окрестностях села жили буряты-шаманисты, поэтому русские поселенцы стали называть эти места шаманскими.

Сельская зона для японцев

Впрочем, несмотря на сравнительную молодость села, его история достаточно насыщена событиями. Здесь в разные годы находились и японцы, и литовцы. Хотя интернационал в Шаманке начался даже не с них, а с украинцев. В далеком 1927 году первые дома здесь строили спецпереселенцы, сосланные в Сибирь на пять лет из Харькова, Житомира, Каменец-Подольска... Спустя десять лет это был небольшой поселок с двухквартирными домами, пекарней, баней, магазином, общежитием, конным двором. Работники леспромхоза отстраивали свои дома, вели домашнее хозяйство и трудились в поте лица.

Сразу после Великой Отечественной войны в Шаманку привезли пленных японцев. В центре современного села находилась для них зона, обнесенная колючей проволокой. Вокруг нее стояли четыре вышки для часовых. Вскоре в лагере начался тиф. Страшная болезнь унесла немало жизней заключенных. Хоронили их отдельно от местных. Кладбище, где нашли свое последнее пристанище около 130 японцев, находилось на берегу, его размыло во время наводнения в 1971 году. После этого останки были перезахоронены в другом месте.

Много лет спустя в Шаманку приезжала японская делегация, которую сопровождало общество русско-японской дружбы из Иркутска. Среди делегатов был сын умершего здесь военнопленного. Он поставил своему отцу памятник на кладбище. По словам жителей, и сейчас иногда японцы приезжают на могилы своих близких. Напоминанием о тех событиях остались клочья старой заржавевшей колючей проволоки, которую селяне до сих пор иногда находят в земле.

Литовцы остались в Шаманке 

В 1948 году в Шаманке случилось очередное нашествие иностранных гостей. На этот раз здесь остановились ссыльные литовцы. Сначала они прибыли в Иркутск целым эшелоном, около 700 человек. Там их разделили на две группы: одну отправили по колхозам Иркутской области, а другую привезли в Шаманку. Многие из приезжих имели среднее специальное и высшее образование. Работали литовцы наравне с русскими на валке леса и строили соседний поселок. Назывался он Куйтун. Совместный труд шел так споро, что поселок был возведен за одну зиму.

Многие литовцы приехали со своими семьями, завели хозяйство: свиней, кур, коров. Для большинства ссыльных Шаманка стала не тяжелым испытанием судьбы, а  второй родиной. С местным населением они сразу нашли контакт и жили дружно. Часто около школы литовская молодежь устраивала танцы, приглашали и русских. Ссыльным разрешили строить собственные дома, поэтому в селе появилось несколько 2- и 3-квартирных домов — целый поселок. Жили по три-четыре семьи.

В 1958 году литовцы получили разрешение выехать на родину, однако многие решили осесть на шаманской земле. Литва осталась только в памяти. Одна из жительниц Шаманки, литовка по происхождению Адольфина Дрейните, рассказывала, что ее семья на первой родине жила хорошо. У отца было 300 га земли и три дома: один в Шауляе, второй в Кретинге, третий в Паланге.

— В Шауляе был большой дом, много комнат, сад с яблонями, вишней, сливой и другими плодовыми деревьями. Отец часто ездил по полям, проверяя, как обрабатывается земля. Продавать сельхозпродукцию было особо некому, на рынке было много продуктов питания, тем не менее деньги поступали, накапливались в банке. Часто я ездила с отцом в Германию, и то, что там видела, шло вразрез с нашей жизнью. У нас на ферме всегда был навоз, неприятный запах, грязь. Ходили мы в рабочей одежде и специальной обуви с деревянной подошвой. А в Германии на фермах была чистота, одежда однотонная, легкая. Смена одежды каждый день, к вечеру ее снимают и сжигают. Мне понравились платья, и один раз я попросила отца купить мне такие же. Он привез мне коробку платьев. Я надела одно из них, побежала поливать огород, промочила его, и платье стало расползаться. И тогда отец успокоил меня, сказав, что платья разовые, бумажные. Их необходимо менять каждый день.

В 1940 году в Шауляй пришли русские солдаты. Семья была вынуждена покинуть город и укрыться в Кретинге. Однако через год туда пришли немцы, расстреляли дядю Адольфины. Семья скрывалась там от бомбежек, а в 1948 году им предложили выехать в Сибирь, дав на сборы два часа. В железнодорожном вагоне, в котором они проследовали в Иркутск, сидел солдат. Он ни с кем не общался, и только одна девочка разговаривала с ним. Дорогой его подкармливали литовцы. Через месяц они прибыли в столицу Восточной Сибири, откуда затем их определили на жительство в Шаманку. Работали литовцы на лесоповале, в гараже, кузнице, на лесосплаве.

В первый год было трудно всем, однако затем ссыльные начали покупать коров, свиней, заготавливали ягоду. От укусов мошки у отца Адольфины начались отеки, и на второй год он умер. Когда литовцев реабилитировали, многие уезжали домой в Литву, однако к тому времени девушка уже вышла замуж за русского, Михаила, поэтому возврата не было. Кроме того, были случаи, когда вернувшиеся в Литву люди разочаровывались и ехали обратно в Шаманку.

По словам Адольфины, одними из ярких праздников были Пасха и Рождество. Яйца красили корзинами. Дверь перед праздником не должна закрываться. Но если же была закрыта, ряженые цыгане стучали, входили в дом, обязательно что-то «воровали»: кастрюльку, кружку, сковороду. Эти вещи хозяева затем должны были выкупить.

Готовили литовское блюдо когиль. Сало зажаривается с луком до золотистого цвета, отдельно нужно натереть картофель, залить его яйцами, затем все смешать, подсолить и зажарить под плотной крышкой. Затем перевернуть и жарить до готовности.

Машины перевозят на «самолете»

Примечательно, что долгое время Шаманка жила даже без названий улиц, только в 70-м году на сельском совете решили дать им названия. Таким образом, сразу появились Советская, Юбилейная, Горная, Солнечная, Набережная.

В 1971 году Шаманку ждало новое потрясение — крупное наводнение. Иркут поднялся на семь метров. Вода шла валом, сметая все на своем пути. Был нанесен большой ущерб Иркутскому ЛПХ, снесены все мосты от тракта до Шаманки, размыта дорога. Люди остались без света и связи. У многих селян дома оказались разрушены, затоплены огороды, колодцы, улицы. Людей эвакуировали на гору. В университетском лагере под знаменитым утесом отдыхали иностранные студенты. Их вывозили в Иркутск на вертолетах.

После того как большая вода ушла, по реке еще долго несло дома, лес, скот, вырванные с корнем деревья. Два человека в этом бедствии погибли. Людям вновь пришлось восстанавливать жилища, заново обустраиваться и начинать новую жизнь практически с чистого листа. В 2004 году взамен старого висячего пешеходного моста, который был также разрушен наводнением, построили новый, современный и прочный. Каждый день жители Шаманки, спеша на работу, переходят его туда и обратно.

Нелегко приходится только владельцам личного автотранспорта. Летом их собственность перевозит паром, называемый самолетом. Такие конструкции сейчас встречаются крайне редко, поэтому шаманскую переправу можно также назвать своеобразной местной достопримечательностью. Управляется паром только веслом, а движение ему придает быстрое течение.

Зимой автомобилисты передвигаются по зимнику, который каждый год прокладывают ГИМС и ГИБДД. Правда, не все дожидаются этого времени, зачастую водители самостоятельно, как только лед немного окрепнет, пробуют перебираться через водоем на свой страх и риск.

Мост любви 

В последние годы Иркут сильно обмелел. Самое глубокое место достигает чуть выше колена, поэтому многие не боятся рисковать, зная заранее, что в случае провала их вытащат тракторами. Единственное проблемное время — пора ледостава. Многие жители на этот период оставляют свой транспорт у родственников или знакомых в соседнем селе Моты.

— Когда в 1971 году во время наводнения мост снесло, перебираться на другой берег было проблематично. Весной и осенью, когда переправа была закрыта, а зимник еще не проложен, людей через Иркут возили на грузовых машинах. Был у нас такой самосвал —«лаптежник», к нему приставляли железную лестницу, в кузов поднимались люди, набивались туда как селедки и таким образом перебирались на другую сторону реки. Там уже ждал рейсовый автобус. Также переплывали на лодках, проезжали на «Кировцах», — говорит Сергей Данилов.

Строительство нового моста для людей стало самым долгожданным и счастливым событием. Спустя время его даже стали называть мостом любви, поскольку молодые пары считали своим долгом навесить на него по традиции замок. Таких символов скрепленного брака теперь здесь немало. И не только местные, но и туристы оставляют таким образом память об этом месте.

К слову, в этом году отдыхающих здесь было немного. Из-за пожароопасного периода жители в этом году решили ограничить въезд на территорию Шаманки туристам. Поэтому в выходные дни, когда отдыхающих особенно много, переправа была закрыта. И эти меры действительно оказались действенными. По словам селян, пожаров в лесном массиве близ их поселения практически не было.

Жители Шаманки не исключают, что такой способ защиты от лесных пожаров они будут повторять и впредь, поскольку главное для них — это защитить и сохранить не только свое село, но и первозданную красоту природы.

Загрузка...