Сгорело садоводство

Огородники жгли траву и спалили восемь дач

Садоводство «Сосновый бор», расположенное в Усольском районе за поселком Большежилкино, было основано в 1980 году. Как рассказывают дачники, тогда со стройматериалом была напряженка и домики строили, собирая строительный материал на свалках. В итоге садоводство заполнили строения из бросового материала, которым требуется лишь одна искра и считанные минуты, чтобы сгореть. Случись пожар, затушить такой домик практически невозможно, а, вспыхнув как спичка, он создает угрозу и для других дач. В прошлые выходные весь «Сосновый бор» сражался с пожаром, возникшим по банальнейшей причине — из-за пала травы.

В ведении председателя садоводства «Сосновый бор» Людмилы Упоровой большое и беспокойное хозяйство — 1250 дач. Среди дач много заброшенных, а когда у участков появляются новые владельцы, они стремятся избавиться от сухой травы быстрым, но общеоопасным способом, что приводит к серьезным ЧП.

Так, одну из дач «Соснового бора» недавно приобрел мужчина. Огород был запущен, а самым быстрым способом наведения порядка на участке человеку обычно видится поджог густой сухой травы.

8 мая дул сильный ветер, но мужчину это не смутило, он поднес к сухостою зажигалку. Мимо шла женщина с соседней улицы, она сделала соседу замечание: «Что же ты делаешь, у тебя здесь, что ли, не хватает?» — и покрутила пальцем у виска. Мужчина ответил, что контролирует ситуацию. Не успела женщина пройти несколько метров, как ситуация вышла из-под контроля.

— Я увидела дым, прибежала. Ветер дует, сначала один дом загорелся, потом второй, третий, четвертый, — вспоминает председатель Людмила Филипповна. — Потом взрыв. Оказывается, в одном из домов стоял баллон с газом. Приехали три пожарные машины, глава Большееланского МО выделил свою водовозку. Люди сбежались со всего садоводства, тушили лопатой, песком, забрасывали огонь землей, несли воду, проливали. До нас ехать далеко, поэтому, если в случае пожара люди не будут тушить, масштаб бедствия будет огромен.
Владельцы сгоревших домиков махнули на ситуацию рукой, но одна из пострадавших сделала оценку приватизированного дачного дома. Она намерена обратиться в суд, чтобы взыскать ущерб с виновника пожара в размере 200 тысяч рублей.

Поджигатель сбежал, на месте полиция его не обнаружила. Супруга владельца сгоревшей дачи, на участке которого некий мужчина поджигал траву, сообщила, что ее муж лежит в больнице, в онкологическом отделении, и в день пожара, 8 мая, на участке его быть не могло.

Дачники говорят, что мужчина, который поджег траву, по участку ходил как хозяин, был раздет по пояс и выглядел бодро.

Дачник Валентин Еврушин, увидев огонь, поспешил к месту пожара, начал тушить горящую траву, и, бросив взгляд на свою дачу, которая находится в 100 метрах, увидел, что там тоже что-то горит.

— И вы побежали спасать свою дачу?

— Да уже отбегался, наверное. Как увидел, что моя дача, возможно, горит, отказали ноги, — говорит Валентин Иванович. — Я пришел шагом, горели дома через дорогу от моего, один жилой и три заброшенных. Я поливал свою дачу из шланга, она уже начала нагреваться. В соседний дом головешку забросило прямо в окно второго этажа — ее успели затушить. Кто-то говорит, что рядом со мной бабушка траву жгла на своем участке, но я думаю, что это прилетело с того большого пожарища, после взрыва баллона.

По словам председателя, чтобы в садоводстве случилась катастрофа, сейчас достаточно одной горящей спички и нескольких секунд, но, к сожалению, эту простую истину не понимают многие дачники. В позапрошлом году в «Сосновом бору» тоже сгорело восемь домов. Ситуация была очень похожа на вышеописанную. Мужчина купил дачу, которая несколько лет стояла бесхозной, на участке было несколько слоев сухой травы. Новый владелец, как ему казалось, принял меры безопасности, жег мусор в железной бочке, но дунул ветер, искры упали на траву — и рванул пожар, за полчаса погубивший восемь дачных домов.

— Пожар перекинулся на лес, — вспоминает Людмила Филипповна. — Горящие деревья начали «стрелять», искры полетели на дровники, на сеновалы — словом, был ад. Дачники торопились отогнать свои машины. Одна заглохла, так мужики дружно взялись и на руках ее вынесли.

Как уже говорилось выше, в «Сосновом бору» много дач, которые пустуют годами и зарастают густой травой, создавая пожароопасную ситуацию.

— Вроде по закону мы имеем право продать дачи, за которыми никто не ухаживает — это с одной стороны, — говорит председатель садоводства, — а с другой — только продашь такую дачу, как тут же объявляется хозяин и заявляет о своих правах.