Сергей Каракич уверен: работа в ТПП изменила его взгляды на жизнь и производство

Есть немало организаций, о существовании которых знают почти все, но чем они доподлинно занимаются, известно немногим. Одна из таких организаций — это Торгово-промышленная палата Восточной Сибири.

В эти дни ей исполняется 40 лет, и столь солидная дата не могла пройти для редакции незамеченной. Наш корреспондент побывал на торжественном приеме «Бизнес и власть», посвященном юбилею ТПП. Среди приглашенных мы встретили Сергея Каракича, председателя совета директоров ЗАО «Иркутский хлебозавод». Сергей Семенович — один из немногих, а возможно, и единственный представитель крупного бизнеса, который имеет двойной опыт работы в Торгово-промышленной палате. В конце 70-х годов он был экспертом по экспортно-импортному оборудованию ТПП, а сейчас является членом ее правления.

— Я пришел на работу в Торгово-промышленную палату Восточной Сибири 35 лет назад. Тогда она обслуживала огромную территорию — не только Иркутскую область, но и Красноярский край, Бурятию, Якутию, Читинскую область. Я работал экспертом, и в мои обязанности входило ездить по всем этим регионам, откуда поступали заявки, и делать заключения.

— И ваши заключения принимали?

— Конечно. Если кто-то с чем-то не согласен — например, с суммой выставленного ущерба, — он может обращаться в арбитражный суд. Но точка зрения эксперта ТПП судом обязательно рассматривается, а в случае досудебного решения конфликта является основной.

— Но это же огромная ответственность! Вам, как молодому специалисту, не было страшно?

— Страшно не было, но ответственность я, конечно, чувствовал. Да, я был молодым специалистом, но нельзя сказать, что я пришел в ТПП совсем ребенком. У меня было два образования: техник-технолог по обработке металла резанием — это после техникума, и инженер-электрик — после института. У меня был опыт работы механиком на Хайтинском фарфоровом заводе. То есть знания у меня все-таки были. Другой вопрос, что я абсолютно не знал, что такое Торгово-промышленная палата и как осуществляется ее деятельность.

— И что же такое Торгово-промышленная палата?

— Если очень коротко, то это организация, которая осуществляет связи бизнес-сообщества по всему миру. Через ТПП общаются деловые элиты различных стран. В большинстве государств есть организации, подобные нашей ТПП, через них идет огромное число контактов, которые в результате трансформируются в сделки, контракты, договоры.

— Торгово-промышленная палата — даже сейчас это сочетание звучит, что называется, гордо. А в конце 70-х, когда вы там работали, ТПП было что-то сродни Вселенной. Почему ушли на хлебозавод? Ведь это было шагом вниз?

— Ну, насчет Вселенной вы, конечно, переборщили. Но на карьеру мне действительно грех было жаловаться. Все складывалось удачно, но тяготила одна проблема, преследовавшая тогда многих молодых специалистов, — жилищная. Я жил с семьей своей тети в трехкомнатной квартире. То есть, по сути, снимал у нее комнату. Конечно, мне хотелось другого. Вот эта проблема и привела меня на хлебозавод, где, по слухам, можно было получить квартиру.

— То есть зова души на тот момент не было?

— Если и был зов, то это был зов партии. Я тогда параллельно был нештатным инструктором Кировского райкома. И вот как-то вызывают меня и говорят — мол, нужен главный инженер на хлебозавод. «Так я же с хлебом никогда не работал»,  — говорю. «На фарфоровом заводе работал?» — спрашивают. — «Ну, работал». — «Печи были? Конвейеры были?» — «Ну, вроде были». — «Вот и на хлебозаводе примерно то же…» Не стал я спорить. Думаю, приду на годик-другой, получу квартиру, а потом найду другую работу. А на деле вышло, что  так к заводу прикипел — теперь судьбы наши неразрывны.

— А вы помните, что у вас буквально на следующей неделе дата, хоть и не круглая? Тридцать четыре года на хлебозаводе…

— Я не только эту дату помню, я, как сейчас, помню и тот самый день, 2 июня 1980 года, когда первый раз пришел на работу на хлебозавод. Был жарко, безветренно, пахло хлебом… Разные мысли были у меня тогда… Механическую часть я знал, а если чего-то не понимал, то мог легко разобраться, поскольку, как правильно заметили в райкоме, успел поработать на Хайтинском фарфоровом заводе механиком. А вот основную часть — хлеб — я не знал совсем. Был знаком с хлебом только как с едой. Технология изготовления теста была для меня поначалу как темный лес. Производство и реализацию хлеба пришлось изучать на месте.

— Что вас тогда поразило больше всего?

— Многое. Оборудование на хлебозаводе было тогда какое-то доисторическое. Вот один лишь пример. Люльки в печи были так устроены, что при прохождении какого-то поворота они могли зацепиться одна за другую. Этот эффект назывался «забуривание». Конвейер останавливался, резко поднималась температура — с 220 по норме до 400 градусов. И вот в этот огонь лезли работники хлебозавода и производили «разбуривание» печи. Это страшная работа, все они подорвали себе здоровье. Спецодежда была такая: ватники, валенки, толстые ватные куртки. Завязывали лицо, оставляли щелки для глаз. Для того чтобы руками работать, надевали толстые рукавицы, отрывали у фуфаек рукава, пришивали их к рукавицам. Сверху надевали еще фуфайки. Слесаря туда заталкивали и держали за ноги. Печки были кирпичные, инерционность высокая. Температура подскакивала моментально. Если авария случалась ночью, за слесарями я ездил сам, потому что их жены водителям просто не открывали… Думаю, уже тогда я решил, возможно даже подсознательно: если я здесь останусь, то сделаю все возможное для того, чтобы организовать здесь нормальный, современный производственный процесс.

— Ну и, насколько я понимаю, вы его организовали…

— Это было очень непростым делом. Начали с реконструкции печей, старые работали на мазуте и давно изжили себя. Все понимали: мазутные печи нужно менять на электрические. (На тот момент в Иркутске не было дешевого топлива — газа, как, впрочем, и нет до сих пор). И тут возникала самая главная проблема: было еще советское время, импортное оборудование нам никто не разрешал закупать. А советских электропечей нужной мощности попросту не было. И тут мы узнали, что в Воркуте ребята сами собрали печку необходимой мощности. Съездили, посмотрели, наши конструкторы сделали чертеж, и только после этого мы смогли заказать проект реконструкции. Как раз в это время приехал начальник Главхлебпрома из Москвы, сидит в моем кабинете. Вдруг — грохот, все вокруг ходуном заходило. У москвича лицо побелело — землетрясение! А это мы стенку между цехами уронили, чтобы новое оборудование поставить, его пришлось на 90 градусов разворачивать по сравнению со старым, иначе не получилось бы ничего. Это был мой первый опыт реконструкции. Уже потом, значительно позже, у нас появились австрийские линии по производству вафель, швейцарская линия для выработки мелкоштучных слоеных изделий, немецкое оборудование для изготовления подового хлеба, итальянская машина для производства слоеного печенья…

— Мы немного отклонились от темы Торгово-промышленной палаты…

— Почему же? Совсем нет. Уверен: я не пошел бы на всю эту реконструкцию производства, не будь у меня опыта работы в Торгово-промышленной палате. За то время, что я здесь работал, я не только воочию увидел нормальное оборудование — какое оно должно быть, но и по-другому посмотрел на жизнь. И как только страна перешла на новые экономические рельсы, как только появилась отдушина и мы получили возможность работать по-новому, без постоянных согласований с министерством, главком, райкомом и прочими надстройками — наш завод сразу стал перевооружаться. Я был готов к этому, я знал, как это делать, и эти знания я получил в свое время именно в Торгово-промышленной палате.

— Сергей Семенович, я вас знаю уже не первый год, и со стороны складывается впечатление, что вы человек абсолютно самодостаточный, членство в каких-либо организациях вам и не очень-то нужно. Однако вы входите в правление Торгово-промышленной палаты, а сегодня еще и грамоту регионального Законодательного собрания получили, как один из самых заслуженных членов ТПП. Скажите честно — зачем вам Торгово-промышленная палата?

— Как зачем? Для любого предприятия, которое достигло определенного уровня и которое имеет какие-то планы на будущее, членство в Торгово-промышленной палате чрезвычайно важно. Ведь в этом качестве предприятие становится не просто производителем, а членом высокоорганизованного сообщества. Члены Торгово-промышленной палаты занимаются разными видами производства, но всех их объединяют законы экономики. Будучи членом ТПП, любому производителю легче искать выходы из кризиса и выживать в сложных экономических условиях. И тот факт, что свой трудовой путь я начинал как раз в Торгово-промышленной палате Восточной Сибири, не означает, что я все знаю о ее деятельности и членство в ней мне неинтересно. Напротив, я, как никто другой, понимаю ее значение — как для экономической жизни региона, так и для каждого предприятия в отдельности. Поэтому позже, уже в качестве руководителя Иркутского хлебозавода, мне было достаточно легко принять решение о сотрудничестве с Торгово-промышленной палатой.

— А можно в заключение нашей беседы философский вопрос?

— Давайте.

— Что сейчас вас особенно радует или огорчает?

— Меня огорчает, что сегодня профессия хлебопека не так почетна, как раньше. Сегодня почетна профессия металлурга, чиновника. О них больше пишут и говорят. Почему? Возможно, такие ценности в обществе, такие заявки. Такое время. Сейчас про нас вспоминают лишь когда плохо, — к примеру, продукция несвежая, либо цены подняли, либо что-то еще в этом роде. Это неправильно. А радует то, что мое сотрудничество с Торгово-промышленной палатой оценили почетной грамотой. И еще мне нравится, что сегодня много молодежи трудится на хлебозаводе. Раз сюда идут работать — значит, люди верят в будущее нашего предприятия.

Почетную грамоту регионального Законодательного собрания, посвященную юбилею ТПП, Сергею Каракичу вручили спикер областного парламента Людмила Берлина и президент Торгово-промышленной палаты Константин Шаврин.
Почетную грамоту регионального Законодательного собрания, посвященную юбилею ТПП, Сергею Каракичу вручили спикер областного парламента Людмила Берлина и президент Торгово-промышленной палаты Константин Шаврин.
Загрузка...