Сергей Гладцунов: философия простого хлебопашца

Фермер из Гречехана надеется занять лидирующие позиции по урожайности, несмотря на засуху

«Вы напишите о фермере Сергее Гладцунове! — перекрикивая шум работающего трактора, предлагает в трубку начальник управления сельского хозяйства Боханского района Михаил Григорьев. — Хороший он человек. Вот только звонить ему нужно вечером, часов в девять. База у него в Гречехане, там связи нет никакой. Нужно ждать, когда он домой, в Каменку, приедет. Тогда и договоритесь».

И правда — вроде бы и находится Гречехан не так уж далеко от районного центра, а ни один мобильный оператор там по каким-то причинам не работает. Отъезжаешь чуть в сторону от центральной усадьбы и попадаешь в место, где время от времени мечтает оказаться каждый человек, измученный жизнью в городе. Живописно раскинулись вокруг поля, стоят по обочинам дорог пожелтевшие березки. Чистый осенний воздух, высокое сентябрьское небо и, самое главное, тишина. И только в хозяйстве, которое стоит на пригорке, возвышаясь над деревней, кипит жизнь — в открытые ворота заезжает техника. Началась любимая, отрадная для каждого, кто сеет хлеб, пора — уборочная.

Причины для грусти и радости

— В этом году посеяли 1000 га зерновых, 300 га составляют сенокосы. Но, конечно, планы сильно изменила засуха. Двадцать лет я работаю в сельском хозяйстве, и ни разу не было такой суши. Всю траву выжгло. Ячмень выгорел особенно сильно, пришлось убирать его на семена, а часть вообще бросать, потому что жатки не могли зацепить такие низкие всходы, — говорит Сергей Гладцунов, но тут же с оптимизмом добавляет: — Зато пшеница не сгорела. Посеяли два поздних районированных сорта, Бурятская остистая и Тулунская-12. На начало сентября пшеница еще была зеленоватой. А сейчас уже начали убирать. Конечно, такого урожая, как в прошлом году, по 35 центнеров с гектара, получить в этом сезоне нереально, но по 15—20 соберем обязательно.

Оптимизм — это, наверное, основная черта Сергея Гладцунова. У фермера, который начал заниматься сельским хозяйством, когда советская власть уже сдала свои позиции, поводов для грусти было предостаточно. Не раз и не два можно было опустить руки, бросить хозяйство и податься в город. Но таких мыслей у фермера нет. История его во многом типична для человека, который в начале 90-х, несмотря на всеобщий развал и собственные молодые годы, решил оставаться и работать на земле. Вот только людей таких, к сожалению, в перестроечной России было немного.

— В Гречехане было огромное отделение совхоза «Каменский». По площади — самое большое, ну если не на область, то на район точно. Здесь развивалось и растениеводство, и животноводство. Я был главным зоотехником в селе. Жил в Гречехане, а ездил на работу в Каменку. А сейчас вот наоборот — каждый день в деревню возвращаюсь. Когда совхоз, в 2006 году, развалился, то я решил, что буду сеять хлеб. Выкупил часть техники, взял в аренду землю и понемногу начал хозяйничать. Коллектив же прежний остался, так что в этом плане проблем не было.

В наследство от совхоза остался не только коллектив, в полной сохранности были зерносклады, здания мехтока. Многое из того, что было построено в середине прошлого века, успешно используется в хозяйстве до сих пор. А вот ферма, интереса к которой не проявил никто из бывших совхозных работников, постепенно разрушилась.

— Чтобы заниматься разведением скота, нужны большие вложения. Работать по старинке уже нельзя. А с нуля современный комплекс без огромных финансовых вложений не построишь. Может быть, когда-нибудь слава животноводческого совхоза в этих краях возродится, но пока, честно говоря, предпосылок для этого нет, — говорит Сергей Гладцунов.

Зарыть деньги в землю

Зато есть все предпосылки выйти на новый уровень в растениеводстве. Не зря хозяйство ежегодно занимает первые места в районе по урожайности. Грамотами и благодарственными письмами на проходной мехтока увешена вся стена. В этом году Гладцунов и его большой коллектив тоже надеются захватить лидерство.

— Много лет у нас была проблема с землей. Неиспользуемые участки, принадлежащие пайщикам, стояли мертвым грузом. Но наконец-то местные власти проблему решили. 1500 га земель в этом году мы оформили в собственность, еще 500 га официально взяты в аренду. Достичь каких-то больших результатов помешала засуха, на сокращение урожайности потрудилась и саранча, но все равно, по сравнению с другими хозяйствами, мы испытание этим летом, я считаю, выдержали. Использовали химпрополку, подняли пары, от потрав строим забор. Так что надеюсь, что к следующему году ситуацию улучшим. И хотя у нас, у крестьян, всегда проблем полно, нужно спокойно к ним относиться и решать по мере поступления.

— Представьте, что вы выиграли в лотерею. Уехали бы из деревни — может, открыли бы другой бизнес?

— А сколько я выиграл?

— Миллионов пятнадцать.

— Пятнадцать миллионов... Это вообще сумма маленькая. На нее сейчас и двух комбайнов не купишь. Один стоит восемь миллионов. Видите, сколько нам, крестьянам, денег ни давай, мы все равно их в землю закопаем. Кто-то, может, скажет, что зря, а я верю, что деньги потом нарастут. Как-то привык я здесь или воспитан так, что не могу иначе... Мы пришли к выводу, что в кредит больше технику брать не будем. Очень невыгодно получается. Пока кредит закроешь — она уже из строя выходить начинает. Кое-что удалось купить благодаря инвестиционному проекту. Надеемся, что будем обновлять автопарк в будущем за счет собственных средств. Конечно, если бы были наличные деньги, то купил бы сразу и многое.

«Сколько сделаем — столько получим»

Мы идем на экскурсию по мехтоку. Трудовой день в разгаре. Рабочих рук здесь хватает даже в самый разгар уборочной. Собравшиеся на небольшой перекур по случаю приезда корреспондента мужчины от интервью не отказываются.

— У нас тут коллектив отборный. Давно вместе пашем, — говорит Валерий Тюленев. — Есть те, кто ежедневно из Каменки, из Морозово ездит, а есть местные мужики. Работает династия — отец и сын, Алексей и Александр Мосейчуки. Вы обязательно отметьте наших старожилов — Виталия Андреева, Геннадия Склянова, Владимира Гладцунова, механика Александра Боженкова и самого нашего молодого, 27-летнего, тракториста Олега Лобанова.

— Скажите, вот вы давно работаете, при советской власти намного легче было сельским хозяйством заниматься?

— Нет, сейчас гораздо лучше, — безапелляционно заявляет Геннадий Склянов. — Раньше от тебя ничего не зависело. А сейчас мы знаем — сколько сделаем, столько и получим. Так что сейчас в этом плане мне больше нравится.

Мечта об отдыхе

Такое мнение сформировалось во многом благодаря дополнительному заработку. В хозяйстве установлена дробильная машина. Корма на продажу здесь делают круглый год. Увозят с доставкой на дом в соседние деревни, а остатки продают на крупные хлебопекарные и животноводческие предприятия области. Скот в окрестностях держат многие, у некоторых поголовье доходит до 30 голов, так что проблем с покупателями нет.

— Уборочная, хоть пора и веселая, заканчивается быстро. А работа в хозяйстве не заканчивается никогда. Одних бумаг сколько нужно. В этом мне помогает жена Любовь Александровна. Она тоже местная, работает в хозяйстве бухгалтером. Без нее было бы мне сложно. Я человек не кабинетный, все время на мехтоке. После окончания всех полевых работ недели две заготавливаем корма, затем идет подработка зерна на реализацию. Так понемногу зима и уходит, наступает пора сеять. Вот год и закольцовывается — опять сеять нужно. Нам грех жаловаться, наше хозяйство каждый год с хлебом, — говорит Сергей Гладцунов. — Надеюсь, что и дальше так будет.

— О чем мечтает фермер?

— Об отдыхе. Сейчас ни одного свободного денечка нет. Каждый день в сентябре, особенно солнечный, на вес золота. Хотя бывает, что дела зовут в Иркутск, и в Гречехан не получится приехать, так сразу возникает ощущение, что заболел. И все равно, признаюсь, отдохнуть хочется.

— А как вы хотели бы отдохнуть? Наверное, мечтаете съездить туда, где еще ни разу не были?

— Да что вы. Очень в тайгу хочется, на речку. Я не охотник, а тайгу люблю. Дети у меня уже взрослые. Так вот хотелось бы собраться, уехать туда, где тишина и абсолютный покой, посидеть, проветрить от проблем голову.

— И это говорит человек, сотовый телефон которого молчит до самого вечера.

— Да. Вы правы. Но мне сотовой связи и в Каменке хватает. Так что, надеюсь, в Гречехане еще не скоро связь появится. Я от любой суеты устаю. Мне кажется, время в деревне идет как надо, а в городе жизнь слишком быстро пробегает. Так что я своим выбором профессии доволен полностью.

  • Аграрный вопрос

— Я один из тех людей, кто привык делать свое дело, чужого мне не надо. Мое занятие — хлеб выращивать. По своему характеру я не бизнесмен, но жизнь заставляет им быть. Ведь выращенное зерно нужно не просто собрать и сохранить, его нужно продать и постараться сделать это как можно более выгодно. Мне необходимо содержать хозяйство, платить зарплату рабочим, делать выплаты в налоговую, пенсионный фонд. Мой вопрос, в связи вышесказанным, предсказуем: уважаемые власти, почему нельзя организовать централизованный закуп зерна? Ведь удачные примеры таких инициатив есть, и ходить далеко не надо — в Новосибирске эта проблема успешно решена, аграрии там вздохнули свободно. У нас в регионе я часто слышу разговоры о том, что нужно запустить такой проект в Аларском районе. Но пока это только разговоры. Но даже если эти планы наконец реализуют, то нельзя ли запустить сразу две точки, куда можно сдавать зерно? Ведь многим покупателям и продавцам придется ехать сотни километров в один конец, чтобы сдавать и покупать зерно в Алари. Целесообразнее было бы открыть пункты приема на двух берегах Ангары, рядом с оживленными трассами, вот тогда это приносило бы всем прибыль. Проблема с зерном в Иркутской области была бы решена. Эта касается не меня одного. Искренне надеюсь, что решение задачи найдется и хотя бы к следующему году одной головной болью у хлебопашцев станет меньше.

baikalpress_id:  108 727