Сергей Босхолов: «Для любого дела главное — личный пример»

Единственный на всю Россию фермер — доктор юридических наук развивает сельское хозяйство в Батхае

Бурятскую деревню сразу отличишь от русской. Для этого совсем не обязательно быть специалистом-этнографом, достаточно приглядеться к сельским улицам: видите прямые ряды домов — значит, русская деревенька; а вот если строения стоят группами, а улицы, петляя, заводят вас то вправо, то влево, значит, перед вами старинное бурятское селение, где привыкли жить улусами, а в один населенный пункт объединились только по советской указке. Таков Батхай. И пусть живут тут давно люди разных национальностей, привычка ставить даже новые дома несколько обособленно осталась. Это придает и без того ухоженной, чистенькой деревне несколько хуторской облик. Видно, что поселились здесь люди, желающие серьезно работать на земле. В одном из таких хуторов хозяйство ведет бывший депутат, заслуженный юрист России Сергей Босхолов. Человек, который шесть лет работал в Государственной думе, стоял у истоков современного российского законодательства, был депутатом Законодательного собрания региона, решил посвятить немалую часть своей жизни сельскому хозяйству. Случай, согласитесь, любопытный. Поэтому, когда Сергей Семенович — человек, который не любит шумиху вокруг своего имени, — согласился дать интервью нашему еженедельнику, мы незамедлительно отправились в Эхирит-Булагатский район.

Профессорская деревня

— Наводил перед вашим приездом справки: я единственный в России доктор юридических наук, профессор, который занимается фермерством, — улыбаясь, говорит Сергей Босхолов. — Интересно, что работаю я в Батхае в достойном окружении — в соседях два кандидата наук, которые также увлеклись сельским хозяйством. Фермерство затягивает. У каждого к работе на земле свой путь. В моем случае все началось семь лет назад с довольно неожиданного предложения младшего брата, Александра. Прошло время. Брат от аграрной отрасли отошел, а я вот втянулся. Это стало моим хобби, которому я посвящаю довольно большой процент свободного времени.

Времени сельское хозяйство требует немало. Например, сейчас в хозяйстве идет сев кормовых культур. Сергей Босхолов, учитывая опыт прошлого года, когда от засухи погибла значительная часть кормов, принял решение перенести сроки работ на первую половину месяца.

— Пока Усть-Ордынский Бурятский округ был автономным субъектом Российской Федерации, Закон о земле выгодно отличался от аналогичного областного закона. Я смог взять в собственность не 50, а 100 гектаров. Потом одним из первых принял участие в программе «Начинающий фермер», получил субсидию, купил технику, в хозяйстве Аполлона Иванова приобрел элитного быка — красавца Саган-хана — и телочек. Вот так хобби начало расширяться. Начинал сеять с 20 га, каждый год увеличивал площадь. Сейчас сею 60 га многолетних трав. Плюс есть покосы. В позапрошлом году сработали с прибылью — от продажи кормов выручил 120 тысяч рублей. Зато в прошлом году, в засуху, потратил примерно такую же сумму на их покупку. Этим летом решил, что, пока в земле есть влага, нужно отсеяться. Так больше шансов получить хороший урожай. В первые годы я только вкладывал деньги, потом вышел на ноль, а сейчас получаю пусть небольшую, но прибыль.

По бурятской традиции

На зерновые Сергей Семенович решил время и ресурсы не тратить. Занялся сельским хозяйством по традиции предков — разводит на мясо коров, овец, лошадей. Применяет он, конечно, и современные знания. В хозяйство часто наведывается ветеринар, а за несколько лет своего нового хобби депутат научился самостоятельно ставить своим коровам прививки и при необходимости может принять у стада потомство.

Первых, обычных для новичков ошибок в фермерстве Сергею Семеновичу удалось избежать во многом благодаря воспитанию. Дед заслуженного юриста России, Анха Ажунов, и отец Семен Босхолов, председатель эхирит-булагатского совхоза, научили его основам работы на земле. С раннего детства он знает, какие многолетние травы лучше посеять в нашем регионе, как лучше скрещивать породы скота. А построив собственный тдом, вспомнил и о других старинных традициях. Например, когда Сергей Босхолов находится на ферме, у него с собой всегда есть бурятский нож.

— Да, нож у мужчины должен быть на поясе. Мой дед так делал, и я осознал все удобство этой традиции. Плюс незаметно для себя использую другие чисто бурятские привычки. Вот, например, мы с вами общаемся, а я еще ни разу не сказал, сколько у меня в хозяйстве коров, овец. Мы, буряты, говорим «около тридцати», «около ста», но не называем точную цифру. И я вдруг стал суеверным, хотя вообще-то никогда этим не страдал. В те времена, когда я был членом Конституционного совета СССР, а затем депутатом Государственной думы РФ от Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, было не до суеверий, — смеясь, поясняет Сергей Семенович.

Достучаться до Ельцина

Сергей Босхолов участвовал в разработке Уголовного кодекса РФ, а также таких законов, как «О борьбе с организованной преступностью», «О борьбе с коррупцией». Учитывая его опыт, мы не могли не обсудить задачи, которые стоят перед правительством региона. Речь зашла о стоимости электроэнергии. В ходе встреч сотрудников нашего еженедельника с сельхозпроизводителями люди часто жалуются на то, что им приходится оплачивать огромные счета.

— И они, к сожалению, могли бы быть еще больше, — говорит Сергей Босхолов. — Спасибо за то, что Иркутская область платит за свет меньше других субъектов, стоит сказать первому губернатору Иркутской области Юрию Абрамовичу Ножикову. Моя роль в этом тоже есть. Хочу рассказать о том, как решался этот вопрос. В 1992 году, когда я был членом Комитета конституционного надзора СССР, Иркутская область приняла решение не входить в РАО «ЕЭС России». За самостоятельность своих энергоисточников хотели выступить также Новосибирск, Якутия, Красноярск, но в итоге решился на это Ножиков.

— Нами, юристами, была проделана большая работа. В итоге указ Ельцина о передаче данных электростанций в пользу РАО был оспорен, процесс был выигран, — вспоминает Сергей Босхолов. — Но Ельцин еще должен был дать разрешение на акционирование Иркутскэнерго. Так было подстроено, что Ножикова на прием к президенту не пускали. То говорили, что он занят, то — что заболел. А время шло. И вот я написал депутатское обращение с просьбой разрешить акционирование Иркутскэнерго и пошел с ним к Павлу Павловичу Бородину. Он тогда был управляющим делами президента. Это был опытный человек, которого люди не зря в свое время выбрали председателем Якутского городского совета. Он сначала сказал, что подписать такую бумагу невозможно. На что я ему ответил: «Давай создадим прецедент. Пусть и другие регионы поймут, что могут отстоять свою самостоятельность». И он запрос принял. Мы полторы недели ждали. А потом Ельцин подписал. Много было разговоров, что он не понимал, что подписывает. Но я уверен, что Борис Николаевич все прекрасно осознавал. И хотя у меня нет иллюзий по поводу Ельцина, все же это был человек прямой и необидчивый. Нашим сегодняшним руководителям нужно сделать все, чтобы регион и впредь выгодно отличался от других субъектов в плане стоимости электроэнергии. Это поможет развитию и нашего аграрного сектора, и всей Иркутской области в целом.

Убеждать личным примером

Сам собой напрашивался вопрос, как такой профессионал, как Сергей Босхолов, смог оставить политику.

— Я все-таки занимаюсь политикой. Нельзя сказать, что я весь в сельском хозяйстве. В жизни есть место всему. Сейчас я являюсь советником губернатора Сергея Левченко, членом Иркутского областного регионального штаба ОНФ, веду частную адвокатскую практику. Плюс много времени занимает преподавание. Это еще одно занятие, без которого я не мыслю своей жизни. Семь лет на заре своей карьеры я преподавал на Вильнюсском факультете Минской высшей школы МВД, сейчас веду лекции в Иркутском институте (филиале) Всероссийского государственного университета Министерства юстиции России, а с нового учебного года возьмусь за обучение студентов Байкальского государственного университета. Один из предметов, которыми я занимаюсь с молодежью, носит название «Основы национальной безопасности». В будущем хочу написать книгу по этой новой для многих вузов дисциплине.

Во всех делах для Сергея Семеновича главным советчиком является его жена Розалия Исаковна. Когда в начале нулевых Сергею Босхолову поступило предложение переехать из Москвы в Иркутск, занять должность заместителя губернатора Бориса Говорина, именно она поддержала решение мужа.

— Не буду говорить, что мы с легким сердцем оставили привычную жизнь в Москве. Дети, которые выросли в столице, вообще вначале нас не поняли. Но потом жизнь показала, что мы с женой решили правильно. Здесь наши корни. Сын, который вначале не хотел даже смотреть в сторону сельского хозяйства, все чаще интересуется делами на ферме. Вот так и нужно воспитывать детей, да и людей вообще: своим примером, — говорит Сергей Босхолов. — У меня всегда была мечта построить дом, в котором, как это было заведено у наших предков, жили бы три поколения одной семьи. Это желание исполнилось. Теперь, когда на ферму приезжают дети и внуки, я чувствую себя абсолютно счастливым человеком.