«Серебряная кнопка» блогеров из Горохово

Почти полмиллиона человек смотрят на Ютубе канал, который ведёт многодетная семья Бровченко, переехавшая в Сибирь из Украины
Дружная семья Бровченко нисколько не жалеет, что когда-то решила «приземлиться» в Сибири
Дружная семья Бровченко нисколько не жалеет, что когда-то решила «приземлиться» в Сибири

В доме — волнение, шум, удивление...

Это не сказка, а быль:

Где-то за городом очень недорого

Папа купил автомобиль.

Именно эти слова из советского хита приходят на ум, когда смотришь в Ютубе сюжет о том, как многодетная семья Бровченко радовалась своему первому автомобилю — «копейке» 1976 года выпуска. Большая часть комментариев сводилась к тому, какие всё-таки простые, искренние и жизнерадостные люди остались ещё в сибирской глубинке. Были, впрочем, и те, кто виртуально крутил пальцем у виска. «Я покупке нового «Мерседеса» не радовался так, как эти люди радовались развалюхе», — признался один из посетителей. Пятиминутный ролик меж тем посмотрели 826 тысяч человек. И это отнюдь не рекорд деревенских блогеров: выставленный ими 2 мая 2015 года сюжет с незамысловатым названием «Обычные будни, часть 18» набрал более пяти миллионов просмотров. В анонсе было написано: «У нас появилась Пушинка, заготовка дров, снова пришла зима, Аня учит, что такое долг, сбор конского навоза и другое». Неужели столь простые, в общем-то, вещи интересуют такое количество людей? За ответом на данный вопрос корреспондент «Копейки» отправился в село Горохово Иркутского района, где сейчас проживают супруги Татьяна и Борис Бровченко, а также пятеро их детей.

Познакомились в Киеве

— Первый и пока единственный настоящий сибиряк появился в нашей семье в октябре 2017 года. Вот, знакомьтесь: Борис Борисович! — с улыбкой представляет Татьяна сидящего у неё на руках младшего сына. — Все остальные родились в Украине. Мы познакомились с Борисом в протестантской церкви в Киеве в начале 2000-х. Нельзя сказать, что жизнь к тому моменту у нас обоих била ключом. Я из многодетной и не совсем благополучной семьи. В школе, по сути, училась только до пятого класса, даже отличницей была. Потом надоело, начала прогуливать... Окончить 12 классов и в итоге получить-таки аттестат о среднем образовании меня буквально заставил мой будущий супруг.

— В Киев я приехал из Черкасской области — посёлка Стеблёв, в поисках новой жизни, — включается в разговор Борис. — В молодости погулял знатно — был музыкантом, играл на синтезаторе, на баяне, песни пел, свадьбы вёл. Выпивал, чего греха таить, были и посерьёзнее увлечения. От всего этого и убежал в столицу. Сначала работал в Метрострое, потом сварщиком на заводе — обучался этой специальности ещё дома, в училище, но не завершил; затем друзья помогли устроиться в редакцию одного бизнес-издания помощником начальника отдела по IT и снабжению, позже там же руководил группой айтишников. С Таней мы поженились через два года после знакомства. Первый поцелуй — только на венчании. В 2007 году родилась дочь Аня, через два года — сын Павел. В этот момент пришлось вместе с семьёй вернуться в родные пенаты — в Стеблёв: бабушка, которая меня воспитала, при живых-то родителях, стала совсем слаба, оставлять одну её уже нельзя было, а в городе она жить не хотела. В украинской глубинке на свет появились ещё два наследника — Тимофей и Александр...

В Россию — за лучшей долей

— Наш переезд в Россию с событиями на Майдане связан лишь отчасти, — продолжает Татьяна. — Это как в известном стихотворении: «Дело было вечером, делать было нечего...» Хотя почему нечего? В семье было четверо детей, младшему только-только месяц исполнился. На дворе — декабрь 2013 года. Сидим в маленькой, насквозь изъеденной грибком избушке, Боря читает газету. Нормальной работы нет, перспектив никаких, а на Майдане уже начали жечь покрышки. «Как мне всё это надоело!» — в сердцах говорит он. «А давай в Россию уедем?» — предлагаю я, ещё слабо представляя, как эту безумную идею осуществить. Но муж отнёсся к моим словам серьёзно и уже через несколько дней сообщил, что нашёл вариант — госпрограмму по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.  За эту спасительную соломинку мы и уцепились — к апрелю 2014-го подготовили документы, подали заявку. Было ли страшно? Очень. Мы же не вдвоём ехали, а с четверыми детьми. А вдруг нас бросят там — что тогда будем делать? Эта мысль не выходила из головы. Но решились всё-таки, потому что на Украине, повторяю, нам цепляться было не за что. Даже Борина бабушка, которая сначала была категорически против нашего отъезда, прониклась идеей и благословила. Сама не поехала — ей к тому моменту было 92 года, она почти ничего не видела уже, да и родные места не хотела покидать.

— Продали всё, что можно было продать, — рассказывает Борис. — Друзья немного с финансами помогли. В итоге получилось что-то около 150 тысяч рублей. Большую часть еды с собой взяли, чтобы не тратиться в дороге: мяса насушили, консервов накупили. В общем, сели в поезд и отправились в неизвестность. Путешествие затянулось более чем на пять дней. Зона вселения у нас была прописана: Иркутская область. Почему выбрали именно этот край? Да просто повели линию по широте Киева — зашли в Казахстан, Монголию и вышли в районе Байкала. Ну и решили: сибирские просторы, тайга, чистейшее озеро — что ещё для счастья надо… Теперь понимаем, что угадали. Первое время, правда, было очень непросто. Неделю жили в Иркутске, сестра по церкви нас приютила в квартире, где кроме нас ещё четверо мужчин жили: мы одну из комнат занимали. Потом через агентство сняли дом в Малом Голоустном. Приехали — жилище старое, запах внутри ужасный. Таня всю ночь не спала, плакала: «Куда мы приехали?..» К счастью, мир не без добрых людей. Буквально через день Провидение послало к нам в гости женщину, которая предложила совершенно бесплатно, пока не сезон, пожить в её доме. Летом она сдавала его туристам, а зимой он пустовал. И вот до весны мы в нём пребывали. Там едва ли не на последние деньги купили свой первый автомобиль — «Жигули»-«копейку», 15 тысяч за него отвалили. Машина была без документов, то есть в город на ней уехать было нельзя, только по округе, в лес да на Байкал. Когда весной уезжали из Малого Голоустного, её друзьям оставили. Почему уехали? Ну, во-первых, холодно там, а во-вторых — земля в тех местах ну очень дорогая. Купить её такой семье, как наша, просто нереально. Да ещё было бы за что — семь сантиметров плодородный слой, а ниже всё камни.

Полтора года потом мыкались в Сосновом Бору, что за Оёком. Не понравилось там — грязно, пьяных много, котов у нас травили. Так что, когда хозяйка дома сказала, что продлевать договор аренды не будет, а выставит дом на продажу, мы даже немного обрадовались. К тому времени у нас уже была легальная старенькая иномарка и мы много ездили по Иркутскому району в поисках места, где захотелось бы по-настоящему пустить корни. Так в итоге и попали в Горохово. На остатки подъёмных, которые нам выдали по программе переселения, купили несколько гектаров земли у местных пайщиков. Потом начали искать дом где-нибудь на окраине, возле леса. И здесь нам повезло — нашли вот эту, идеальную по нашим запросам, усадьбу. На неё ушёл материнский капитал, да плюс кредит пришлось взять. Работы здесь, конечно, невпроворот, но нас всё устраивает — два небольших дома, гараж, баня, столярка... Переехали мы сюда осенью 2016 года. Место хорошее, люди вокруг добрые, с соседями у нас сложились отличные отношения.

На приобретённой рядом с селом земле в будущем хотим возвести что-то похожее на родовое поместье: завести лошадей, коз, кур, разбить сад, соорудить пруд с рыбой, построить пасеку; чтобы участок леса был, место под покос и выпас… Планов громадьё. Пока на их осуществление нет финансов, но мы теперь уже с оптимизмом смотрим в будущее.

Серебряная кнопка Ютуба

— Если вы хотите узнать секрет, как за пять лет обычные украинские, а теперь уже российские, пользователи Интернета набрали почти полмиллиона подписчиков на канале Ютуб, то я вам его не открою, — с улыбкой говорит Татьяна. — Потому что сама не знаю. Ещё в Украине у меня был период, когда немного пописывала в Интернете — чем-то типа копирайтинга занималась. Но доход это дело приносило смешной. Потом, в надежде хоть как-то помочь мужу содержать семью, решила открыть свой канал на Ютубе. Первых подписчиков — аж 54 человека — набрала сама. Потом обратилась за помощью к одному опытному, но не слишком удачливому блогеру. Благодаря его советам аудитория расширилась в разы, но всё равно их было очень мало. Боря к моей затее сначала относился как в известной поговорке: чем бы дитя ни тешилось... Но, когда на наш счёт упали первые пять долларов, тоже проникся идеей, даже помогать начал. О чём писала на первых порах? Ну как же — у меня ведь на руках грудничок был: как закапать в носик ребёнку, как чистить ушки, как памперс правильно надевать, как купать. Потом начали ка­кие-то житейские вещи показывать: как приготовить сгущёнку, как посадить что-то в огороде. В общем, совершенно незамысловатые сюжеты. Всё шло туго, и, когда мы отправились в Россию, на канале семьи Бровченко было от силы полторы тысячи подписчиков. Прорыв случился именно на фоне переезда в Россию. Мы сначала на неделю попрощались со зрителями, а потом выдали большой сюжет о наших приключениях по дороге в Сибирь. Кроме того, видимо, попали на гребень волны интереса к семейным каналам — их тогда в русскоязычном сегменте было раз-два и обчёлся. В итоге через полгода после смены места жительства наша страничка уже приносила пусть и небольшой, но регулярный доход.

Почему нас начали смотреть? Ну, наверное, потому что мы не такие, как все, потому что у нас пятеро детей, потому что мы отважились на переезд из одной страны в другую, причём отправились прямиком в Сибирь; потому что мы христиане-протестанты, потому что до недавнего времени были вегетарианцами, потому что практикуем органическое земледелие, потому что наши ребятишки не ходят в школу, а находятся на домашнем обучении... Мы бьём все рекорды нестандартности! При этом кто-то искренне радуется всем нашим маленьким победам и достижениям, а для кого-то мы как кость в горле: люди не понимают, как вообще можно так жить, но, видимо, из вредности остаются на нашем канале — интересно же, чем этот эксперимент закончится.

Мы, кстати, ничего сверхъестественного не делаем — записываем и выкладываем во Всемирную сеть нашу реальную жизнь без прикрас. Отсутствие наносного, придуманного, наверное, и притягивает на семейный канал людей со всего мира: у нас только 60 процентов подписчиков из России, остальные — из других государств. Из США есть, из Израиля, из Германии, из Украины, конечно... Кстати, многие зовут в гости.

Специально мы сейчас только обзоры снимаем — например, книжных новинок, которые нам издательства присылают, или одежды, бытовой техники, другой какой-то продукции, полученной от рекламодателей. Ролики свои пишем на обычную фотокамеру стоимостью 16 тысяч рублей. На навороченную видеоаппаратуру денег пока нет, да она нам, в принципе, и не нужна. Наша камера маленькая, удобная, снимает в режиме высокой чёткости, её можно использовать даже под водой, к тому же она противоударная.

Пару лет назад Ютуб прислал нам диплом «Серебряная кнопка». Она даётся владельцам каналов, на которые подписалось 100 тысяч человек. Есть ещё «Золотая» и «Бриллиантовая» — за миллион и десять миллионов подписчиков. Так что есть к чему стремиться.

Работа с каналом занимает два-три часа в день как минимум. Чтобы поддерживать интерес зрителей, необходимо сюжеты выкладывать ежедневно. Бывает по разному — иногда и один с трудом придумывается, а иногда событий столько, что приходится по нескольку роликов снимать, в противном случае они просто потеряют актуальность. С просмотрами тоже угадать почти невозможно: иной раз гениальный, по нашему мнению, сюжет даже и 100 тысяч человек не посмотрят, а бывает, что совсем простая история заинтересует несколько миллионов.

Одним каналом ограничивать себя не собираемся. У нас вот дочь Аня завела свою страницу. У неё уже порядка 60 тысяч подписчиков. Не без нашей помощи, конечно, но придумывает сюжеты, снимает и монтирует их она сама. Между прочим, на карманные расходы себе уже немного заработала этим делом — совсем неплохо в двенадцать-то лет. Сейчас мы запустили второй канал под нашей маркой, развлекательный. Будем мультфильмы снимать, представлять новые игры. Даже оборудование кое-какое прикупили. Однако времени на раскрутку просто нет — бытовые проблемы пока разгребаем. На днях скважину бурили, на очереди — душ, туалет, ремонт дома...

— Канал в Ютубе — это сейчас практически основной источник дохода в нашей семье, — поясняет Борис Бровченко. — Деньги платят за рекламу и получаем мы их абсолютно легально — с вычетом всех налогов. Я зарегистрирован как индивидуальный предприниматель, и данный вид деятельности у меня прописан в документах. Суммы озвучивать не буду, тем более каждый месяц получается по-разному, но на жизнь в принципе хватает. К тому же мы, как видите, не очень прихотливые в быту. Кроме того, у меня в последнее время достаточно много заказов по сварочным работам, а Таня недавно занялась сетевым маркетингом в Интернете.

Ещё в Сосновом Бору мы купили подержанный УАЗ-«буханку», я его привёл в порядок, оборудовал, чтобы семья в полном составе чувствовала себя в нём комфортно. Прошлым летом рванули на этой технике «на юга», в Сочи. Решили показать, что и многодетная семья может себе такое позволить. Два с половиной месяца путешествовали по российским просторам — представитель отечественного автопрома не подвёл, хотя многие наши подписчики предрекали, что автомобиль у нас развалится на первых же километрах. Нынешним летом вот собираемся на нашей «булке» поехать за черникой в Тункинскую долину.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments