Семья переселенцев с Украины налаживает жизнь в Усть-Ордынском

Черняковы прибыли из Донецка впятером — молодая пара с сыном перевезла родителей жены.

— Желание переехать у нас появилось давно. А как только начался весь этот Майдан, мы решили — ждать больше нечего, нужно выдвигаться, — объясняет по телефону Игорь Черняков, бывший житель Донецка, и добавляет: — Я весь день занят, так что если хотите интервью, то приезжайте прямо на работу.

В Усть-Ордынском идет большая стройка. На месте заброшенного аэропорта возводится многоэтажный дом. Игорь Черняков встречает нас на стройплощадке и радушно приглашает в вагончик. В помещении работает телевизор, идут новости. Несколько работяг внимательно слушают, что нового произошло на Украине за минувшие сутки. Теперь, с появлением очевидца, за ситуацией пристально следит весь коллектив строителей. Видно, что Черняков уже успел стать своим.

— Приняли меня на новом месте хорошо. Нет, никто не дразнит хохлом, не цепляется, — опережая вопрос, говорит Игорь. — Главное, я думаю, нормально работать, простые люди никогда на национальность внимания обращать не будут. Где я только за свою жизнь не трудился: и в органах, и на вахту ездил, а в последнее время был шахтером. Это трудная работа. Бывало, что три дня сидели под завалом. Но главное, что работа была и я мог зарабатывать для семьи деньги. А вот жена, филолог, преподаватель русского языка, никак не могла найти себе место. Ситуация с изучением русского на Украине под вопросом, а хотелось бы, чтобы и жена могла работать. Поэтому решили, что будем переезжать.

Черняковы прибыли в Иркутскую область впятером — молодая пара с сыном перевезла родителей жены. Этим обстоятельством объясняется и выбор места жительства. Тесть Игоря, Клим Николаевич Шатуев, родом из деревни Харануты Эхирит-Булагатского района. До 1998 года Клим Николаевич жил со своей женой, коренной украинкой, в Иркутске. А затем переехал в Донецк. Малая родина встретила Клима Николаевича и его родственников давно забытыми январскими морозами и некоторой неопределенностью.

— Мы же ехали на пустое место. Но знали, на что идем, и не жалуемся. С женой уже были в 2010 году в Усть-Ордынском в гостях, плюс я работал на вахте в Бодайбо, знаю, что такое Сибирь. Жилья здесь нет. В Донецке была квартира. Продать или сдать ее в нынешних обстоятельствах сложно, поэтому просто закрыли дверь на ключ, взяли самое необходимое и двинулись в путь. Планировали, что закажем контейнер, привезем вещи, но, учитывая, что творится сейчас, его могут не выпустить. С собой у нас была довольно крупная сумма, мы рассчитывали, что хватит на первое время, — говорит Игорь.

Но семейному бюджету помешала бумажная волокита.

Несколько месяцев дело не могло сдвинуться с мертвой точки.

— В Усть-Ордынском мы постоянно оформляли бумаги, которые впоследствии оказывались ненужными. А за каждую приходилось платить. И потом, когда спустя три месяца деньги стали подходить к концу, а документов все еще не было, то оказались в тупике, — говорит Черняков. — Пришлось пересилить себя и обратиться за помощью.

Помогли многие. Через газету Игорь Черняков попросил поблагодарить главу администрации округа Анатолия Прокопьева, заместителя главы администрации округа Андрея Калашникова, министра труда и занятости Иркутской области Наталью Воронцову, специалиста-эксперта по правовой и кадровой работе администрации округа Татьяну Мешетич и всех тех, кто помогал с деньгами, привозил картошку.

— Сейчас все уже нормально. Документы теперь делаем в Иркутске. Скоро получим статус переселенцев и вид на жительство. А затем и паспорта. Кстати, тесть от российского гражданства не отказывался, так что документы ждем втроем с супругой и тещей. Сын в сентябре должен пойти в детский сад. Мне помогли устроиться на работу. А главная радость состоит в том, что жена, Дарья Климовна, наконец-то официально трудится по специальности в начальной школе. Так что все не зря. Что касается меня, то после окончания стройки и как только получу документы, мечтаю устроиться в ГУФСИН, в бозойскую колонию, у меня есть опыт работы в конвое. Если не получится, то поеду на шахту в Якутию — нужно зарабатывать на свое жилье. Мы люди самостоятельные.

В ходе разговора Игорь периодически переключает внимание на телевизионные новости — волнуется за оставшихся родственников.

— Мой дед был из Тюменской области. Поэтому у меня русская фамилия. Но я себя считал украинцем. А когда служил в армии, в 2006 году были первые беспорядки. Нас, солдат, отправляли в Киев. Вот тогда я впервые задумался о переезде. И теперь ничуть не жалею, — объясняет свою позицию новый устьордынец.

Иллюстрации: 

Игорь Черняков: «Переехать мы хотели давно. Живем в Усть-Ордынском с января. На новой работе приняли меня хорошо, никто не цепляется»
Игорь Черняков: «Переехать мы хотели давно. Живем в Усть-Ордынском с января. На новой работе приняли меня хорошо, никто не цепляется»
baikalpress_id:  94 049